Стабилизация в Мали: немецкие аналитики об истоках, состоянии и перспективах разрешения конфликта

В современной Германии ситуация в Мали не является ни центром общественного интереса, ни «горячей темой» в немецких СМИ. Тем не менее, в настоящее время в Мали более 1100 военнослужащих бундесвера принимают участие в учебной миссии ЕС (EUTM) и многопрофильной комплексной миссии ООН (MINUSMA). Продленный Бундестагом в мае ещё на год немецким мандат позволяет увеличить численность немецкого контингента для обеих миссий до 1450 человек.

Последнее обстоятельство превращает оперативную зону Мали в фокус зарубежных обязательств Германии, воспринимаемый немецкими СМИ. Учитывая длительность участия армии в африканских миссиях, немецкие обозреватели всё чаще задаются вопросами о целях и задачах, поставленных там перед бундесвером.

Попытка разобраться в особенностях обстановки в Мали предпринята в публикации издания «Европейская безопасность и военная техника». Её авторы предлагают обзор истории развития конфликта, актуальной обстановки и перспектив стабилизации в Мали.

 

От восстания туарегов до Алжирского мирного соглашения

 

Согласно публикации, современное Мали – государство с длинной историей и некогда весомым региональным значением. Оно пережило судьбу, сходную с большинством африканских стран: её тысячелетняя культура сформировалась под влиянием экспансий, постоянно меняющихся форм государственного управления и изменчивого этнического и религиозного баланса сил. В ходе колониальной политики европейских держав сегодняшняя национальная территория Мали, начиная с 1892 г., происходит от колонии, называвшейся Французский Судан. Уже тогда особый интерес представляли  богатые минеральные ресурсы, прежде всего золото, а также удобное расположение на африканском континенте в качестве транзитного региона.

К началу 1960-х годов французское колониальное господство закончилось, но оставило все свои побочные эффекты: произвольную установку границ и постоянную смену правителя страны. При этом, неизменными остались туареги и их стремление в собственное автономное государство Азавад (Azawad). Такое государство должно занимать центральную и северную части Мали с районами Тимбукту, Гао и Кидаль, которые считаются сердцем кочевого народа.

В ходе первого выступления в конце 1980-х годов проживавшие в Алжире и Ливии в качестве гастарбайтеров многочисленные туареги пожелали вернуться на родину. Правительство Мали в среднесрочной перспективе обещало им требуемую территорию для автономного самоуправления, но не сдержало свое слово.

Во время так называемой «арабской весны» и связанным с нею политическим переворотом в Ливии в 2011 году кочевое племя туарегов  восстало очередной раз. Десятки тысяч туарегов, служивших свергнутому ливийскому лидеру Муаммару Каддафи в качестве элитных телохранителей, оказались без работы и без родины. В отличие от восстания в 1980-90-х годах теперь они имели отличную военную подготовку и оснащение. Как результат, их марш в северную часть Мали прошел успешно и без значительного сопротивления, поскольку оказался совершенно неожиданным для малоэффективной малийской армии. Уже через короткое время туареги контролировали желаемый район Азавада.

Сложившаяся ситуация стала поводом для путча группы малийский военных во главе с пехотным офицером Амаду Туре (Amadou Touré). Впоследствии, до 2012 года А.Туре несколько раз становился главой государства. По сути, до этого периода север и северо-восток оставались под контролем восставших туарегов, которые, в свою очередь, провозгласили отдельное сепаратистское государство и независимость Азавада.

В 2012 году малийские военные вновь выступили против правительства под предлогом того, что ему не удается взять под контроль повстанцев-туарегов на севере страны. Годом позднее, в 2013 году временное правительство Мали запросило Францию о военной помощи. При участии международных сил под французским командованием на начальном этапе удалось привести к власти в Бамако псевдо демократическое гражданское правительство. При поддержке французской операции «Серваль» в начале 2013 года повстанцев вытеснили с северо-востока страны и добились государственного контроля по всей её территории.

В Алжире в мае 2015 года состоялась конференция, целью которой являлась официальная передача контроля над страной малийскому правительству. По итогам форума было подписано мирное соглашение. Его существенную часть представляла интеграция бывших повстанцев-туарегов в регулярные вооруженные силы Мали через  так называемые батальоны «механизма оперативной координации» (Mécanisme opérationnel de coordination, MOC). Для их формирования планировалось привлекать в одинаковой пропорции по 200 солдат малийской армии, 200 бывших членов милиции, поддерживавших ВС Мали, а также 200 бывших туарегских повстанцев. На батальоны МОС возлагалось выполнение военных и полицейские задачи в интересах обеспечения стабильности на северо-востоке страны.

 

Безопасность и стабильность в Мали: основные участники

 

Основная цель мирного соглашения оказалось настолько амбициозной, что уже в 2015 году стало ясно, что её достижение потребует значительных сил и времени. Главное, руководство Мали не способно достичь её в одиночку, поскольку на северо-восток страны, который в два раза больше территории Германии, претендуют различные нерегулярные акторы.

Благодаря своей географии, Мали неизменно имеет существенную значимость как для торговли, так и для контрабанды. При этом, последняя не ограничивается несколькими контрабандными товарами. Напротив, на оси Южная  Америка — Африка — Европа страна выступает в качестве центрального перевалочного пункта для наркотиков и оружия любого рода, людей или слоновой кости. Оценки ООН исходят из годового размера контрабандной прибыли более 5 млрд долларов США.

Помимо организованной преступности, такие перспективы прибыли привлекают и  террористов, которые не просто надеются на выгодный вклад в финансирование собственной деятельности, но, одновременно, без помех вербуют и готовят боевиков. Причем затем, свои собственные возможности они могут проверить в непосредственной близости, в бою против широкого спектра противников: от ослабленной и перегруженной местной милиции до европейского спецназа.

По утверждению немецких экспертов, пока Мали не сможет самостоятельно успешно и стойко отражать эти внутренние и внешние угрозы, оно остается зависимым от поддержки иностранных (а именно, западных) союзников.

За французской операцией «Серваль» последовала операция «Бархан», в ходе которой Франция силами около 5100 военнослужащих ведет борьбу с исламистским терроризмом в зоне Сахеля. По образцу предыдущей интервенции войска дислоцированы на северо-западе страны, главным образом, в городах Кидаль и Гао. Продвигая и координируя свою антитеррористическую миссию, Франция настаивает на активном подключении к ней Мали и других стран Сахеля: Мавритании, Нигера, Буркина-Фасо и Чада. Вместе эти государства именуются большой пятеркой Сахеля: G5-Sahel. Цель пятерки – борьба с терроризмом в своих приграничных регионах при французской поддержке. Таким образом, G5-Sahel является важной частью стратегии, лежащей в основе операции «Бархан».

Дополнительно, свой вклад в поддержание мира и стабилизацию в Мали вносят примерно 15 тыс. «голубых касок» из состава миссии MINUSMA. Они дислоцированы в районах Кидаль, Гао и Тимбукту, а также в центральной части страны, городе Севаре (Sévaré) в районе Мопти (Mopti). Развертывание войск основано на областях, ранее занятых туарегами. Помимо того, собственную помощь ВС Мали силами европейской тренировочной миссии оказывает ЕС. Контингент EUTM сосредоточен в учебном центре Куликоро (Koulikoro) и насчитывает более 600 военнослужащих из 20 государств. К задачам миссии, прежде всего, относится проведение начальной пехотной подготовки и усовершенствования навыков местных силовых структур.

 

Три столпа конфликта

 

Несмотря на значительное человеческое и финансовое участие иностранных акторов, видимого улучшения ситуации с безопасностью не наблюдается, чему имеется много причин. Эти причины, как полагают немецкие аналитики, наглядно представлены в «удивительно открытом, но всё же мало оптимистичном» докладе Генерального секретаря ООН Антониу Гутерриша от 20 марта 2020 года. Ниже эти причины разделены на три группы, причем, соответствующие группы не следует рассматривать изолировано, а скорее во взаимодействии друг с другом.

 

Гуманитарные вызовы

 

Национальная территория Мали более чем в три раза превышает площадь Германии, но из неё заселено и включено в хозяйственную деятельность менее 5%. В последние 40 лет население страны удвоилось до примерно 18-20 млн человек. Дальнейшее удвоение прогнозируется в течение следующих 20 лет. Как следствие роста населения разворачивается борьба за плодородные земли, фактически превращающиеся в средство к существованию.

Издавна в Мали бок о бок мирно проживали представители различных этнических групп и религий. Только в центральном районе, вокруг Мопти, происходят кровавые региональные столкновения между двумя веками враждебными этническими группами догонов и фульбе (Fulani). В последние годы они привели к гибели более 1000 человек.

Критическая гуманитарная ситуация, отсутствие перспектив улучшения и государственное бессилие являются причиной значительного недовольства местного населения, которое разряжается в форме демонстраций. Эта ситуация обостряется по двум причинам. С одной стороны межэтническая напряженность дополнительно раздувается террористическими группировками, которые обучают и вооружают конфликтующие стороны. С другой – образ врага и первопричины этих демонстраций частично смешиваются. В частности, например, операция бывшей колониальной державы Франции отождествляется с MINUSMA.

Отдельно авторы обзора обращают внимание на то, что напряженная гуманитарная обстановка в Мали «будет сознательно использоваться Китаем и Россией для расширения их роли, как мировых держав в Африке». Пока значимой активности России в регионе не наблюдается. Китай, напротив, принимает активное участие как в военной деятельности MINUSMA в районе Гао, так и в оказании медицинской помощи и развитии инфраструктуры по всей стране.

 

Отсутствие государственности

 

Независимо от национального и международного давления государственная власть Мали заметно не препятствует кровавым столкновениям между догонами и фульбе. Если вообще из Бамако поступали призывы к урегулированию конфликта в центральном регионе, удаленном от столицы более чем на 500 км. Только налет на деревню фульбе весной 2019 года с 200 погибшими, подвиг правительство представить концепцию стабилизации центральной области. Она свелась к дополнительной дислокации малийских сил безопасности численностью до 3000 человек. Тем не менее, пока речи о контроле области официальными государственными структурами не идет.

Как, впрочем, и остальной страны. Большая часть из 25 тыс. человек сил безопасности (включая, приблизительно 18 тыс. военнослужащих) концентрируются в столице Бамако и в соседних считающихся относительно безопасными районами Кайес (Kayes), Куликоро и Сикассо (Sikasso) на юго-западе страны. Военные базы в центральном регионе, а также на северо-востоке Мали в лучшем случае имеют символический характер и не влияют на ситуацию с безопасностью. То же самое относится к гражданским государственно-административным учреждениям, из которых в центральной части и на северо-востоке размещены менее одной четверти.

 

Терроризм и организованная преступность

 

Вакуум власти, особенно в центре и на северо-востоке Мали, и разочарование местного населения в государстве целенаправленно используется криминалитетом и еще более террористическими группировками. Насаждая свой неоспоримый авторитет в регионах, они фактически контролируют (берут на себя) осуществление государственных функций, таких как безопасность, юрисдикция, здравоохранение и школьное образование. Отсутствие альтернативы и страх перед анархией заставляет местное население принимать это предложение.

Многочисленные местные группы действуют в Мали или из-за её границ в двух альянсах: «Группа поддержки ислама и мусульман» (Jama’a Nusrat ul-Islam wa al-Muslimin, JNIM,) и «Исламское государство в Большой Сахаре» (Islamic State in the Greater Sahara, ISGS) – обе организации запрещены в РФ (источник определяет их численность в 2000 хорошо подготовленных и имеющих боевой опыт боевиков.)

Группировка JNIM тесно связанна с «Аль-Каидой» (запрещена в РФ) и контролирует центральный регион и север страны вокруг города Кидаль. Боевики ISGS активны в приграничных районах с Буркина-Фасо и Нигером на востоке страны, в стратегически важных районах Ансонго (Ansongo), Менака (Menaka) и Гао. При этом, обе группировки подогревают этнический конфликт между догонами и фульбе, продолжая, тем самым, дестабилизировать страну и занимая малийские и международные силы безопасности.

Несколько последних лет наблюдается значительный качественный и количественный подъем акций террористов и криминалитета. Когда-то примитивные нападения на изолированных и изнуренных малийских солдат уступили место профессионально организованным атакам на учреждения западных стран, подобных Франции. При этом удалось, мобилизовать многочисленных боевиков и террористов-смертников, а также нанести значительный ущерб. Отдельные сложные операции, подобные атаке учебного центра EUTM в якобы безопасном Куликоро, подчеркивают новое качество угрозы в Мали. В последующие годы весьма вероятно дальнейшее постепенное увеличение размаха операций злоумышленников.

 

Адаптация миссий и изменение стратегии

 

В своем докладе Генеральный секретарь ООН фактически констатирует, что текущая обстановка в Мали сильно напоминает 2012 год, а именно: максимальное расширение власти повстанцев-туарегов на северо-востоке и нестабильное правительство на юго-западе страны. Эти события приводят к международному обсуждению преобразования осуществляемых там миссий и возможности изменения стратегии для Мали.

Перед лицом ненадежного расположения войск в центре Мали миссия MINSUMA провела их передислокацию с учетом этнического конфликта между догонами и фульбе. При сохранении потолка численности личного состава в 14 тыс. человек «голубые каски» разместили усиленные подразделения в центральном районе. Это привело к сокращению войск на северо-востоке, что сопровождалось активизацией там террористов и сдачей целого опорного пункта малийской армии. В итоге, хотя пространственные и временные успехи в центральном регионе были достигнуты, но их устойчивость не гарантирована.

По оценкам специалистов, проблему следует решать с помощью адаптированной и более интенсивной подготовки военнослужащих, а также усиления контроля и санкционирования со стороны ООН. Текущие требования А.Гутерриша включают изменение военной организации миссии. Согласно им, надлежит заменить четыре регионально действующих пехотных батальона специализированными аэромобильными силами или спецназом. В их распоряжение следует предоставить соответствующие вертолеты. В результате, как представляется, такие подразделения смогут быстрее и в любое время действовать по всей страна и, следовательно, реагировать на текущие угрозы более оперативно. Увеличение войск за счет повышения верхнего предела мандата А.Гуттериш не предусматривает, но предполагает увеличение бюджета – без каких-либо конкретных цифр.

Франция продолжает придерживаться своей стратегии борьбы с терроризмом с одновременной стабилизацией страны. При этом, её представители позиционируют себя, как наставники. В рамках миссии «G5-Sahel» французское обязательство предполагается  значительно уменьшить, а собственно задачу борьбы с терроризмом все больше и больше передавать государствам-участникам. В дальнейшем национально управляемая антитеррористический миссия «Бархан» должна быть открыта для партнеров по НАТО/ЕС, что позволит уменьшить собственный вклад. В альянсах НАТО/ЕС должна также продолжаться целенаправленная борьба с террористами. В последующем стабилизацию страны надлежит последовательно передать силам безопасности Мали, которые должны быть для этого соответственно подготовлены, будь то через EUTM или MINUSMA.

Похоже, что такая «стратегия двух столпов», то есть борьба с вооруженными преступниками и террористами, а также оказание помощи малийским силам безопасности, призванным стабилизировать ситуацию в стране в будущем, представляется западным союзникам Мали полезной.

По их мнению, с одной стороны, совместные договоренности, четкие и реалистичные цели на политическом уровне стали бы надежным показателем эффективности сотрудничества как для малийского правительства, так и для международных игроков. Во-первых, правительство Мали смогло бы самостоятельно контролировать достижение цели и управлять ею, когда это необходимо. Тем самым оно получило бы суверенитет и собственную ответственность. Во-вторых, такой контрольный список поступательных улучшений в стране был бы конкретным и открытым для международных игроков и вносил бы свой вклад в повышение общественного понимания их обязательств в Мали.

С другой стороны, удалось бы учесть новую ситуацию с угрозами, возникшую из-за качественного и количественного увеличения вооруженных акторов в Мали и в её пограничных зонах. Корректировка существующих мандатов значительно поддержала бы малийскую армию при принятии на себя задач безопасности и, следовательно, внесла бы вклад в эффективную и устойчивую борьбу с организованной преступностью и терроризмом.

 

Таким образом, обзор немецких аналитиков кратко, но достаточно подробно показывает исторические корни современного конфликта в Мали, его основных акторов и сложившуюся в стране ситуацию. Найдет ли французская «стратегия двух столпов» должную поддержку союзников по НАТО/ЕС – представляется сомнительным, поскольку новый мандат бундесвера, например, изменен скорее косметически. В целом же, длительность миссий ETUM и MINUSMA с почти нулевым результатом свидетельствует, что сложившийся статус-кво  в Мали устраивает многих его участников.

52.59MB | MySQL:104 | 0,307sec