Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (13 — 19 июля 2020 года)

На минувшей неделе на северо-западе Сирии на линии разграничения сирийских правительственных войск и вооруженных группировок продолжались боестолкновения и взаимные обстрелы. 14 июля в ходе совместного патрулирования российской военной полиции и вооруженных сил Турции трассы М-4 в провинции Идлиб в районе города Ариха на маршруте следования колонны произошел взрыв. Ранено три сотрудника военной полиции РФ, которые были эвакуированы на авиабазу «Хмеймим». Повреждения также получили российский бронетранспортер и турецкая бронемашина. Предполагается, что к организации взрыва имеют отношение боевики террористической группировки «Хайят Тахрир аш-Шам» (ХТШ, запрещена в РФ), которая отказалась признать российско-турецкие договоренности. В ответ самолеты ВКС России нанесли точечные авиаудары по позициям боевиков в районе города Кабана в горах Джебель ат-Туркман. Эти территории находятся под контролем группировок «Хайят Тахрир аш-Шам» и «Исламской партии Туркестана» (запрещена в РФ).

13 июля президенты России и Турции В. Путин и Р. Т. Эрдоган высоко оценили взаимодействие по линии министерств обороны двух стран, позволившее стабилизировать обстановку в Идлибе. Была «акцентирована, в частности, важность наращивания усилий по содействию сирийскому урегулированию, в том числе в астанинском формате — с опорой на договоренности по итогам российско-турецко-иранского саммита, состоявшегося 1 июля 2020 года». Россия и Турция ведут в Идлибе совместную деятельность против нелегальных вооруженных группировок, которые пытаются сорвать процесс мирного урегулирования, заявил 17 июля Р. Т. Эрдоган.

19 июля в Сирии прошли выборы депутатов Народного совета (парламента) страны. Сообщается, что правом голоса располагают 18,7 млн сирийских граждан старше 18 лет. При этом беженцы, которые ранее выехали из страны незаконным путем, не смогли участвовать в выборах. Для жителей провинции Идлиб и граничащих с Турцией районов, находящихся вне контроля правительственных сил, были созданы свыше 70 участков для голосования в соседних провинциях Алеппо, Латакия и Хама. Еще 96 участков выделили для жителей провинции Ракка, которую удерживают в своих руках курдские формирования «Сил демократической Сирии». За 250 депутатских кресел боролись примерно 2,1 тысячи кандидатов, которые представляли все сирийские регионы. Как известно, первоначально парламентские выборы планировалось провести в апреле, но из-за пандемии коронавируса они дважды переносились. В конечном итоге власти не сочли нужным вновь переносить срок голосования и остановились на дате 19 июля, тем более что официальное число инфицированных коронавирусом в стране по состоянию на этот день составило всего 496 человек. Страны Запада и Национальная коалиция оппозиционных и революционных сил, базирующаяся в Стамбуле, заявили, что не признают нынешние парламентские выборы законными.

Президент России В. Путин на минувшей неделе обсудил развитие ситуации в Ливии с президентами Турции и Алжира Р. Т. Эрдоганом и А. Теббуном, а также с канцлеров Германии А. Меркель. При этом все участники телефонных переговоров высказались за активизацию политико-дипломатических усилий в интересах скорейшего прекращения вооруженного противостояния в Ливии и возврата к переговорному процессу в этой стране на основе решений Берлинской международной конференции в январе с. г., одобренных Советом Безопасности ООН.

Евросоюз потребовал от Турции соблюдать ограничения на поставки оружия в Ливию и предупредил о намерении активизировать свою военно-морскую операцию по контролю за выполнением эмбарго, заявил 13 июля верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ж. Боррель. В ответ МИД Турции обвинил ЕС в двойных стандартах в связи с его политикой в Ливии.

Поддерживаемое Турцией Правительство национального согласия (ПНС) Ливии согласится на прекращение огня только в том случае, если командующий Ливийской национальной армией (ЛНА) Х. Хафтар выведет свои войска из центральных и западных регионов страны, заявил 13 июля глава турецкого МИД М. Чавушоглу.

14 июля Палата представителей (избранный постоянный парламент) Ливии, действующая на востоке при поддержке ЛНА, разрешила египетским силам вмешаться в конфликт с ПНС. В этот же день президенты Турции и США Р. Т. Эрдоган и Д. Трамп в ходе телефонного разговора договорились сотрудничать для обеспечения стабильности в Ливии.

В Каире 16 июля под лозунгом «Египет и Ливия: один народ — одна судьба» прошла конференции с участием президента АРЕ А. Ф. ас-Сиси и делегации из порядка 150 шейхов и старейшин племен со всех регионов Ливии. Выступая на форуме, ас-Сиси заявил, что «Египет отвергает иностранное вмешательство во внутренние дела Ливии и удовлетворится только политической, социальной и военной стабильностью в этой стране. Наши красные линии насчет Сирта и Эль-Джуфры — это призыв к миру для активации политического решения, но мы не будем бездействовать перед лицом угрозы нашей национальной безопасности, а также не собираемся сидеть, сложа руки, и наблюдать за наращиванием военных приготовлений для атаки на Сирт». По словам А.Ф. ас-Сиси, «мы можем очень быстро и решительно изменить военную картину в Ливии. Египет не примет раскола Ливии и поддерживает единство и стабильность страны, призывая прекратить боевые действия и идти по пути мира». Со своей стороны, представители ливийских племен попросили президента Египта о вмешательстве египетской армии в случае нападения на город Сирт.

Действия Египта в Ливии по оказанию помощи Х. Хафтару незаконны, заявил 17 июля президент Р. Т. Эрдоган, подчеркнув, что Турция не оставит Ливию «в одиночестве». «Мы взяли на себя ответственность в Ливии, продолжим ее нести и будем оказывать постоянную поддержку нашим ливийским братьям», — заявил глава турецкого государства.

Власти США обеспокоены потенциальной эскалацией ситуации в Ливии, в том числе возможностью столкновения Турции и Египта, заявил 16 июля помощник госсекретаря США по делам Ближнего Востока Д. Шенкер.

Совет Евросоюза на  уровне министров иностранных дел констатировал серьезное ухудшение отношений ЕС с Турцией из-за разногласий по  поводу Ливии, Кипра, миграционных проблем и решения Анкары о превращении в мечеть Софийского собора в Стамбуле, которое Брюссель призвал пересмотреть, заявил 13 июля верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ж. Боррель. Он призвал к нормализации отношений с Турцией, но только на базе соблюдения европейских ценностей, а также объявил о готовности ЕС использовать санкции по Ливии и Кипру.

Лига арабских государств отвергает поведение Турции, нацеленное против национальной безопасности арабских стран, заявил 15 июля генеральный секретарь ЛАГ А. А. аль-Гейт. По его оценке, «действия Турции влияют на национальную безопасность арабских государств и направлены против нее, и Лига не может принять это». Аль-Гейт также напомнил о вмешательстве Анкары в Сирии, Ираке и Ливии.

Турция гарантирует России безопасность данных о ЗРС С-400, которые Анкара получила у Москвы, сообщил 16 июля руководитель Управления оборонной промышленности Турции И. Демир.

17 июля американские законодатели внесли в Конгресс США законопроект о санкциях в отношении Анкары за приобретение ею ЗРС С-400 у России. Рестрикции предлагается ввести на основании закона «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA).

Усилия Египта на переговорах с Эфиопией и Суданом по проблемам, связанным со строящейся на Голубом Ниле эфиопской плотиной «Возрождение», не привели к заключению соглашения, заявил 13 июля глава МИД страны С. Шукри. «Но мы ожидаем, что Эфиопия выполнит свое обещание не заполнять водохранилище ГЭС до подписания соглашения в соответствии с Декларацией о принципах».

15 июля министр водных ресурсов, ирригации и энергетики Эфиопии С. Бекеле опроверг появившиеся со ссылкой на него сообщения о том, что Аддис-Абеба приступила к заполнению водохранилища плотины «Возрождение». 16 июля Эфиопия заверила Судан в том, что она не приступала к заполнению водохранилища на Голубом Ниле. В целях успокоить все стороны С. Бекеле заявил, что переговоры между Эфиопией, Египтом и Суданом по условиям заполнения водохранилища ГЭС «Возрождение» буду продолжены. «Сооружение плотины и заполнение водой производится одновременно. Не следует ждать окончания строительства для того, чтобы начать заполнение водохранилища», — сказал эфиопский министр. По его словам, уровень воды в водохранилище поднялся с 525 м до 560 м, что «может быть связано и с начавшимся в Эфиопии сезоном дождей, из-за чего далее по течению Нила не ощущают каких-либо резких перемен».

В Пентагоне сообщили, что численность военнослужащих ВС США в Афганистане сокращена с 13 тыс. до 8,6 тыс. человек, как это было предусмотрено соглашением подписанным Соединенными Штатами с радикальным движением «Талибан» (запрещено в РФ) в Катаре 29 февраля. При этом американцы закрыли пять военных баз на территории Афганистана, которые переданы афганским правительственным войскам. Военные базы США были закрыты в провинциях Гильменд, Урузган, Пактика и Лагман.

Американские бомбардировки в районах, где не ведутся боевые действия, являются нарушением мирных соглашений, заявил 16 июля представитель катарского офиса талибов М. С. Шахин.

Совет национальной безопасности Афганистана заявил 18 июля: «В период с 17 июня по 18 июля в результате применения силы со стороны движения «Талибан» в 30 провинциях страны погибли 129 мирных жителей Афганистана и получил ранения 291 человек». В заявлении отмечается, что, несмотря на обещания движения «Талибан» сократить насилие, боевики этой организации продолжают непрерывно наносить атаки в 30 провинциях страны, при этом особенно много убитых и раненых среди мирных жителей в результате этих нападений оказалось в провинциях Саманган, Кандагар и Нангархар.

15 июля госсекретарь США М. Помпео заявил, что «ясно дал понять» Москве о необходимости поддержки Россией Вашингтона для нормализации обстановки в Афганистане.

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) по ядерной программе Ирана не оправдал ожиданий иранского народа из-за действий США, но соглашение все еще сохраняет ценность для Тегерана, заявил 14 июля официальный представитель правительства ИРИ А. Рабии по случаю пятой годовщины заключения ядерной сделки. МИД Ирана заявил 15 июля, что Тегеран признателен России и Китаю за их конструктивные действия по сохранению СВПД.

Президент России В. Путин 15 июля в телефонном разговоре с канцлером Германии А. Меркель подчеркнул бесперспективность санкционного давления на Тегеран и востребованность усилий по сохранению СВПД по иранской ядерной программе, одобренного резолюцией 2231 Совета Безопасности ООН.

16 июля президенты России и Ирана В. Путин и Х. Роухани в ходе телефонного разговора выразили обоюдный настрой на тесную координацию для достижения долгосрочного мира и гуманитарной ситуации в Сирии. При этом Роухани отметил, что Москва и Анкара должны продолжить взаимодействие в астанинском формате для достижения мира в Сирии. Он также указал «на особое значение сохранения и реализации ядерной сделки как международного соглашения между подписавшими сторонами и [способе] борьбы с односторонними действиями США по сохранению оружейного эмбарго в отношении Ирана». Х. Роухани выразил удовлетворение развитием сбалансированного двустороннего сотрудничества с Россией на всех уровнях в экономической, политической, научной и культурной сферах.

 

 

Приложение

 

 

О противодействии террористической угрозе в Мавритании

 

 

Исламская Республика Мавритания (ИРМ) была первой страной в Сахеле, подвергшейся террористическим атакам еще в 2005 г. В дальнейшем число террористических атак в республике неуклонно росло. По оценкам специалистов, в то время ИРМ являлась «слабым звеном всего региона», а ее территория использовалась трансграничной террористической группировкой «Аль-Каида в странах Арабского Магриба» (АКИМ, запрещена в РФ) и туарегскими группами исламистов в качестве тыловой базы. При этом слабость национальных силовых структур не позволяла мавританским властям надежно контролировать обширные малозаселенные пустынные районы страны, особенно на севере и востоке республики. Положение дел в вопросах борьбы с терроризмом усугублялось крайне слабым уровнем развития национальной экономики, нехваткой финансовых средств, внутриполитической нестабильностью, высоким уровнем безработицы. Немаловажным обстоятельством стало и то, что мавританцы «представляли непропорционально большое число среди идеологов насилия и экстремизма и высокопоставленных террористов» в регионе. Так, граждане Мавритании «составляли второй по величине источник бойцов и идеологов для АКИМ после алжирцев».

Активность действий властей на фронте антитеррора подтолкнуло нападение боевиков АКИМ в 2008 г. в удаленном северном районе Турин, когда 12 военнослужащих были похищены, а затем обезглавлены. Резня в Турине со всей очевидностью продемонстрировала, что мавританская армия, которая «плохо оплачивалась, была недостаточно вооружена и страдала от низкого морального духа», не в состоянии обеспечить безопасность государства, успешно противостоять усиливающимся террористическим вызовам.

На фоне внутриполитической нестабильности и неуклонно ухудшавшейся ситуации в сфере безопасности в 2008 г. в стране произошел очередной военный переворот и к власти пришел генерал М. ульд Абдель Азиз. Воспользовавшись улучшением положения дел в национальной экономике – ростом спроса на железную руду на мировом рынке — Абдель Азиз (президент ИРМ с 2009 г. по 2019 г.) и его министр обороны, и нынешний президент республики генерал М. ульд Газуани начали «самые значительные военные реформы в истории Мавритании».

Начавшееся реформирование вооруженных сил включало в себя структурные изменения в военной организации государства, изменения программ боевой подготовки, их адаптирование «к новым реалиям нетрадиционной войны», повышение мобильности армейских подразделений, создание подразделений спецназа, «разумные закупки» вооружений и военной техники (ВВТ) за рубежом. Одновременно велась целенаправленная работа среди населения по разъяснению опасности терроризма для страны и ее жителей.

Повышение эффективности в борьбе с террористической угрозой «потребовало значительных инвестиций в модернизацию вооруженных сил». Конечно же, в этом вопросе «Мавритания не могла стремиться соответствовать размерам и передовому военному арсеналу своих могущественных соседей Алжира и Марокко». Вместе с тем, «потребности асимметричной войны в пустыне не требовали приобретения сложного оружия, которое было бы непомерно дорого покупать и поддерживать в исправном состоянии».

Преобразования в армии начались «с символических, но существенных действий, направленных на повышение качества жизни солдат». Были отремонтированы старые и построены новые казармы, повышенно денежное довольствие всех категорий военнослужащих, введены различные льготы и компенсации, улучшена форма одежды, что способствовало повышению морального духа солдат и офицеров. Военный бюджет ИРМ с 2008 г. по 2018 г. вырос в четыре раза – до 160 млн долларов. Увеличение финансирования армии позволило повысить качество подготовки личного состава, осуществлять закупки ВВТ, «а также создать потенциал специальных сил».

Вместо дорогостоящей военной техники, которую страна не могла себе позволить, Мавритания отдавала предпочтение приобретению вооружений, «соответствующих потребностям армии». Так, в Бразилии закупили 4 легких штурмовика EMB-314 «Супер Тукано», чьи тактико-технические характеристики подходят для использования в условиях мавританской пустыни. США поставили легкие самолеты для наблюдения «Цессна», а в Китае пробрели небольшую партию боевых вертолетов. Для ВМС в интересах борьбы с незаконным оборотом наркотиков и сигарет закупили корабли и катера в КНР и странах Евросоюза. Сухопутные войска получили современные внедорожники с оборудованием для глобального позиционирования. Средства вкладывались и в систему военного образования, где учебные программы ориентировались на подготовку военнослужащих, особенно офицеров, способных противостоять асимметричным угрозам. Мавритания заключила несколько двусторонних и многосторонних соглашений по оказанию помощи в подготовке военных кадров со странами Запада. В частности, Франция участвовала в подготовке мавританского спецназа, важное значение имело участие ИРМ в американской программе Транссахарской контртеррористической инициативы.

В 2017 г. страны «Группы пяти» (G5) зоны африканского Сахеля, в которую входят Буркина-Фасо, Мавритания, Мали, Нигер и Чад, объявили о создании антитеррористического военного контингента, насчитывающего 5 тыс. военнослужащих. Их основной задачей является борьба с терроризмом и транснациональной преступностью в регионе. Однако без значительной финансовой и материально-технической помощи со стороны международного сообщества эффективность контингента остается невысокой.

Задачу разработки стратегии борьбы с терроризмом взял на себя генерал М. ульд Газуани, который в 2009 г. возглавил Высший совет национальной обороны. В армии были сформированы восемь групп спецназа численностью по 200 человек каждая, обученных по программе «коммандос» и оснащенных современными транспортными средствами, водой, топливом и боеприпасами для самостоятельных действий в течение длительного времени в пустыне. Характерно, что бойцы этих групп, как правило, служили вместе в течение нескольких лет, что обеспечивало групповую сплоченность.

Во многом заново были созданы разведывательные и контрразведывательные службы, которые ранее «были неадекватно обучены и плохо оснащены, и многие из их заданий были сосредоточены на политических противниках и соперниках» правящего режима. Увеличилось финансирование спецслужб и военной разведки, повышены их технические возможности и «человеческий интеллект». В результате обновленная «разведка также сыграла решающую роль в контртеррористических операциях».

Значительное внимание уделялось улучшению условий жизни населения в отдаленных и изолированных районах, что преследовало цель укрепить его лояльность к правительству. Кроме того, это «приносит дивиденды с точки зрения сбора информации о любых подозрительных движениях торговцев людьми и вооруженных групп». В целом «стратегия вовлечения сообщества в отдаленных районах пустыни была важнейшим компонентом контртеррористического подхода, принятого правительством Мавритании». Власти «создали небольшие новые города в отдаленных сельских районах, уязвимых для проникновения экстремистских групп, чтобы сконцентрировать разреженное и рассеянное сельское население в более крупных поселениях. Намерение не состояло в том, чтобы отменить кочевой образ жизни — люди продолжали жить в полукочевой среде вокруг своего стада», но могут «пользоваться образовательными услугами и другими базовыми удобствами».

Параллельно с усилиями «по укреплению государственного потенциала» проводилась политика диалога с экстремистами. Это «породило подозрения о том, что режим заключил пакт о взаимном ненападении с насильственными экстремистскими группами». Как явствует из документов, изъятых американцами после ликвидации У. бен Ладена, «между АКИМ и Нуакшотом существовала негласная договоренность: аль-каидовцы не совершают рейдов и терактов против мавританских официальных властей, а те, в свою очередь, не предпринимают против них никаких действий и выпускают арестованных исламистов. Сложно сказать, соблюдается ли это соглашение сейчас, но факты – вещь упрямая: ни одна из ныне действующих джихадистских и сепаратистских групп Сахеля крупных террористических акций на территории Мавритании не совершала». Также имеется решение «Исламского государства» (запрещено в РФ) от 2015 г. не включать Мавританию в состав своего вилайета в Западной Африке.

Таким образом, в результате реализации комплекса мер в сфере безопасности правительству Мавритании удалось в значительной степени восстановить свою власть и контроль над пограничными регионами, где ранее активно действовали экстремистские исламистские группировки. Вместе с тем, успехи, достигнутые Мавританией в борьбе с терроризмом «являются хрупкими и обратимыми». В стране еще необходимо много сделать в политической, экономической и военной сферах, чтобы их закрепить и развить.

43.95MB | MySQL:92 | 0,990sec