О значительных изменениях на газовом рынке Турции

Турция является заметным и активным игроком мирового энергетического рынка.  В последние годы повышалось значение этой страны не только как активного потребителя нефти и газа, но и как важной транзитной территории на пути поставок российского и азербайджанского газа в Европу и азербайджанской и иракской нефти в Европу и Израиль. При этом руководство правящей Партии справедливости и развития сразу же после прихода к власти в 2002 году поставило задачу превращения Турции в евразийский энергетический хаб, место распределения нефтегазовых ресурсов Ближнего Востока, России и Закавказья и их доставки в Южную и Восточную Европу.

Основными звеньями в цепи энергетических поставок являются газопроводы «Голубой поток» и «Турецкий поток», доставляющий природный газ из России, Трансанатолийский газопровод, по которому идут поставки газа из Азербайджана, нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан, доставляющий азербайджанскую нефть в крупнейший нефтяной терминал на турецкой территории, а также Персидский газопровод, по которому идут поставки газа из ИРИ и нефтепроводы, идущие с территории Ирака (Киркука и Иракского Курдистана). При этом газопровод «Голубой поток» имеет пропускную мощность 15 млрд куб. м в год. Газопровод «Турецкий поток», торжественный пуск которого состоялся в январе 2020 года, имеет две нитки мощностью по 15,75 млрд куб м каждая. Газопровод, по которому поставляется иранский газ через пограничный город Догубаязит имеет пропускную способность 10 млрд кубометров газа в год. Трансанатолийский газопровод стоимостью 9,2 млрд долларов предусматривает транспортировку природного газа с азербайджанского месторождения «Шах-Дениз» с турецко-грузинской границы до западной границы Турции (с целью его последующего экспорта в Европу). При этом планируется поступление в станы Евросоюза ежегодно 10 млрд куб. м азербайджанского газа, а 6 млрд куб. м уже поставляется в Турцию. Газопровод Баку-Тбилиси-Эрзурум, по которому также идут поставки газа из Азербайджана, рассчитан на 6,6 млрд куб. м в год.

В течение последних двух лет произошли значительные изменения как во внутреннем балансе энергопотребления и импорта природного газа, так и в отношении планов транзита природного газа из третьих стран через турецкую территорию. В предыдущее пятилетие большую часть природного газа Турция импортировала из Российской Федерации. Это прослеживается на основе данных о турецком импорте природного газа в 2015 году. В 2015 г. Турция импортировала не менее 39,7 млрд куб. м газа по трубопроводам, а также 7,5 млрд куб. м сжиженного природного газа (СПГ). Наибольший объем поставок пришелся на российский сетевой газ (26,6 млрд куб. м), при этом Иран поставил на турецкий рынок 7,8 млрд куб м. газа, а Азербайджан – лишь 5,3 млрд куб. м (1). Что касается СПГ, то первое место по экспорту этого вида топлива в 2015 году занимал Алжир. При этом доля различных экспортеров в турецких закупках сжиженного природного газа распределялась следующим образом: Алжир (3,8 млрд куб. м); Катар (1,7 млрд куб. м); Нигерия (1,5 млрд куб. м); страны Европы (0,3 млрд. куб. м; Тринидад и Тобаго (0,2 млрд. куб. м). Россия занимала уверенное лидерство среди экспортеров газа в Турцию (57%). В 2017 году доля России была несколько меньше (52%), но все равно онп опережала других экспортеров.

По итогам 2019 и первого полугодия 2020 года это лидерство было Россией утрачено. По информации газеты Daily Sabah, Турция постепенно отказывается от импорта трубопроводного газа в пользу более дешевого СПГ. Журналисты газеты со ссылкой на Управление по регулированию энергетического рынка Турецкой Республики (Turkish Energy Market Regulatory Authority (EMRA)) отмечают, что доля России в турецком импорте природного газа сократилась с 52% в 2017 году до 33% в 2019 году. В 2018 году Россия экспортировала в Турцию 23,64 млрд куб.  м газа или 47% ее импорта. В то же время в 2019 году общий импорт газа турками составил 45,21 млрд куб. м, из которых на долю России пришлось 15,19 млрд или 33% (2).

Основной причиной отступления России на турецком рынке является увеличение доли СПГ в турецком энергопотреблении. Если в 2017 году из 52,5 млрд куб. м газа, закупленных Турцией, доля СПГ составила 19%, то в 2019 году доля сжиженного природного газа составила уже 29% при общем импорте 45,21 млрд куб. м. В связи с тем, что спотовые цены на СПГ существенно уменьшились в связи с избытком предложения, Турция стала наращивать импорт этого вида топлива, сводя к минимуму трубопроводные поставки. В марте 2020 года импорт СПГ в Турции впервые превысил импорт трубопроводного газа, составив 52,5% в общем балансе (2,06 млрд куб. м газа). При этом все более растет внимание турецких импортеров к поставкам СПГ из США. В марте 2020 года турки закупили 786 млн куб. м СПГ из Катара и 370 млн куб. м из Соединенных Штатов. В марте 2020 года импорт природного газа из США увеличился на 300%. Оставшаяся доля импорта СПГ приходится на Алжир, Нигерию, Камерун и Египет.

Импорт трубопроводного газа в марте текущего года составил 1,87 млрд  куб. м. При этом на первое место вышел Азербайджан (987 млн куб. м). За ним следовали Иран (557 млн куб. м) и Россия (389 млн куб. м). Импорт газа из России сократился по сравнению с мартом 2019 года на 72%. Импорт из ИРИ также существенно упал (на 33%). Конечно, на динамику импорта природного газа повлияла эпидемия коронавируса и связанное с ней падение энергетического спроса. Влияние пандемии COVID-19 сочетается с переполненностью газохранилищ в Европе и существенным увеличением поставок СПГ из Катара на протяжении последнего года. На начало июня текущего года заполнение газохранилищ в Европе составила 73% по сравнению с 60% в конце 2019 года. Такое развитие событий привело к резкому сокращению цен на газовом рынке Европы. В результате главная турецкая энергетическая компания BOTAŞ подписала соглашение  с французской компанией Total на закупку СПГ в объеме 1,2 млн тонн. Одновременно BOTAŞ рассматривает продление долгосрочных контрактов с Алжиром и Нигерией. Соглашение с Алжиром истекает в 2021 году, а с Нигерией – в 2024 году. Среднесрочное соглашение с компанией Qatargas истекает осенью текущего года.

В то же время Анкара продолжает продвижение и транзитных проектов, предназначенных для поставок газа в Европу. Речь идет помимо «Турецкого потока» о Трансанатолийском и Трансадриатическом газопроводах, связанных с азербайджанским газом.  Трансанатолийский газопровод (TANAP) был торжественно пущен в эксплуатацию 12 июня 2018 года в турецком городе Эскишехир. В церемонии открытия приняли участие министр энергетики и природных ресурсов Турции Берат Албайрак, президент азербайджанской нефтяной компании SOCAR Ровнаг Абдуллаев, президент Украины Петр Порошенко, президент Сербии Александр Вучич, премьер-министр Болгарии Бойко Борисов. Проектная мощность газопровода в настоящее время составляет 16 млрд куб. м. В дальнейшем ее планируется увеличить до  23 млрд куб. м до 2023 года и до 26 млрд куб. м до 2026 года. Рассматривается вариант об увеличении пропускной мощности до 60 млрд куб. м в случае, если к проекту присоединится Туркменистан.

Акционерами данного газопровода являются азербайджанская компания SOCAR (80%) и турецкие BOTAŞ и ТРАО.   Сверхзадача этого газопровода состоит в дальнейшем экспорте азербайджанского газа в Европу по Трансадриатическому трубопроводу (TAP).  Решение о строительстве TAP было принято летом 2013 года, когда проект газопровода «Набукко», призванного нести газ из Азербайджана и Туркменистана в Европу был признан неэффективным. Газопровод идет от турецко-греческой границы через территорию Греции и Албании в Италию.  По 20% акций данного газопровода принадлежат азербайджанской SOCAR, британской ВР, итальянской компании Snam. 19% принадлежит бельгийской компании Fluxus, 16% — испанской Enagas и 5% — швейцарской Ахро. Интересно, что данный проект идет в разрез с Третьим энергетическим пакетом Евросоюза, принятым в 2009 году. Данный документ запрещает участникам газового рынка заниматься транспортировкой газа. Кстати, этот аргумент был использован правительством Германии против российского «Газпрома» в декабре 2019 года при обсуждении второй ветки «Северного потока». Однако для Трансадриатического газопровода по просьбе его владельцев было сделано исключение. Учитывая «Турецкий поток», TANAP и TAP, Турция становится важнейшим коридором для транспортировки газа из России и Южного Кавказа в Восточную и Южную Европу. В этих условиях не выглядит преувеличением высказывание министра энергетики и природных ресурсов Турции Фатиха Донмеза на открытии газопровода «Турецкий поток» в январе с.г. о том, что «В двадцать первом веке Анатолия будет соединять восток и запад с помощью энергетики» (3).

В своем курсе, направленном на диверсификацию энергетических поставок и обеспечение энергетической безопасности, турецкое руководство сочетает увеличение закупок СПГ и договоренности с новыми партнерами с экспансией на шельфе Эгейского моря, где оно вступило в конфликт с Грецией и Кипром. Турки активно начали проводить буровые работы около берегов Кипра. 20 июня 2019 года бурильное геологоразведочное судно «Явуз», купленное в октябре 2018 года турецкой государственной нефтяной компанией за 262 млн долларов, было спущено на воду. Глубина бурения судна достигает 3 тысяч метров. Во второй неделе июля оно достигло Фамагусты, порта, расположенного на территории ТРСК, и начало бурильные разведочные работы в зоне Карпас.  В то же время другое бурильное судно «Фатих», названное в честь завоевателя Константинополя султана Мехмеда Фатиха, уже давно  проявляет активность в западной части острова около блоков 1 и 6, которое правительство Кипра в Никосии, естественно, считает своими. «Явуз» будет изучать шельф южной части острова, близкую к блокам 2, 3 и 9. Как заявили в Министерстве национальной обороны Турции, для обеспечения безопасности работы судна оно будет эскортировано фрегатом ВМС. В феврале 2018 года бурильное судно итальянской компании Eni было остановлено турецкими военными кораблями. Оно проводило работы на блоке 3, лицензию на эксплуатацию которого турки-киприоты уже дали турецкой государственной нефтяной компании ТРАО.

Таким образом, в сфере транспортировки и транзита нефти и газа Турция старается по максимуму использовать свое выгодное геоэкономическое и геостратегическое положение. Не обладая собственными природными ресурсами, это государство, тем не менее, превратилось в одного из важнейших игроков на мировом газовом рынке.

 

  1. Касаев Э.О. «Турецкий поток»: смена риторики. Часть 1.// http://www.iimes.ru/?p=29258
  2. Russian share of gas imports falls as Turkey turns to cheaper LNG.// https://www.dailysabah.com/business/energy/russian-share-of-gas-imports-falls-as-turkey-turns-to-cheaper-lng
  3. Kraemer R. Diversify and expand: Turkey’s drive toward natural gas security.// https://www.mei.edu/publications/diversify-and-expand-turkeys-drive-towards-natural-gas-security
52.79MB | MySQL:104 | 0,353sec