О состоянии турецко-американских отношений. Часть 3

Продолжаем анализировать издание «Турецко-американские отношения» — самую свежую и полную книгу, посвященные взаимодействию Турции со своим «образцовым партнёром».

Часть 2 нашего обзора доступна по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=71552

В частности, рассматриваем главу «Философия и теоретический анализ отношений», статью под заголовком «Общий комментарий, посвященный турецко-американским отношениям» (автор: проф. д.н. Хусейн Багджы).

Напомним, что мы остановились на том, что Турция, невзирая на противодействие со стороны европейских стран смогла стать страной – членом НАТО (хотя, и не стала одной из стран-основательниц НАТО, как на то рассчитывали турки).

Важными факторами, почему США стали лоббистами Турции на Западе, следует считать то, что Турция в течение буквально 9 месяцев после самопровозглашения признала Государство Израиль, а также направила своих военнослужащих на войну в Корею.

Заметим, что уже тогда Турция пыталась стать локомотивом для Ближнего Востока и «пересобрать» его при своей лидирующей роли (то есть, идеи вмешательства в арабскую весну в 2011 году – далеко не столь свежи и эксклюзивны для руководства нынешнего президента Р.Т.Эрдогана – В.К.), но этим идеям не суждено было воплотиться в жизнь из-за подъема арабского национализма. Можно, в этом смысле, сказать, что история, в ходе событий «арабской весны», повторила себя на новый манер.

Одной из вех турецко-американских отношений, на которую обращает внимание турецкий автор, стало то, что президент Турции Аднан Мендерес в 1960 году был свергнут и казнен, вместе с министрами иностранных дел и финансов. Хотя Турция и подтвердила свою приверженность соглашениям и обязательствам в рамках НATO и CEНTO.

Не вдаваясь в излишние подробности вслед за автором, просто констатируем, что 1960-е годы, в турецко-американских отношениях, проходили под знаком эскалации напряженности на Кипре с неизбежной развязкой. В этом смысле, в Турции до сих пор не забыли про письмо Линдона Джонсона, в котором он предостерегает Турцию от вмешательства в ситуацию на Кипре, грозя, в частности, оружейным эмбарго против страны. И даже более того, в этом письме говорится о том, что, в случае турецкого вмешательства в кипрские события, Турция не сможет рассчитывать на помощь США в случае, если между Турцией и СССР возникнет конфликт. В итоге, в 1974 году, после того, как Турция вмешалась в ситуацию на Кипре и установила свой контроль над 32% острова, против неё американцами было введено оружейное эмбарго.

В 1978-м году, в ответ на возникший в стране запрос на выход из НАТО и по проведению более нейтральной внешней политики, премьер-министр Турции Бюлент Эджевит сделал в Лондоне заявление о том, что если оружейное эмбарго против Турции будет продолжаться, то страна «отправится» в другую часть мира. Иными словами, был послан сигнал о возможности сближения Турции с СССР. Результатом стало то, что, в достаточно короткий период времени, американцами было снято оружейное эмбарго против Турции. Опять же, от себя заметим, что остается только удивляться тому, насколько история развивается циклически и насколько ситуация с С-400 напоминает то, что происходило между Турцией, США и СССР в 1970-х годах прошлого века.

Как отмечается автором, во многом это стало геополитической необходимостью для США, после того, как в Иране случилась Исламская революция, а СССР ввел свои войска в Афганистан. После того, как 12 сентября 1980 года в Турции произошел военный переворот, США перезаключили с Турцией Соглашение об оборонном и экономическом сотрудничестве.

В период с 1983 по 1989 год, а потом с 1990 по 1993 году Тургут Озал был сначала премьер-министром, а потом и президентом страны. Как отмечается в издании он развивал с США многоплановые отношения. В частности, при его либеральной экономической политике возник термин «Озализм» (именно на 80-е годы прошлого века пришлись первые попытки Турции по внедрению в свою систему государственного капитализма элементом либеральной экономики: в частности, были проведены приватизационные мероприятия по ряду промышленных объектов государственной собственности, а также начали внедряться модели государственно-частного партнёрства в сфере электроэнергетики, до сих пор закрытые для работы частного сектора – В.К.).

Вот как характеризует политику Тургута Озала турецкий автор: при нем был сделан акцент на развитии оборонно-промышленного сотрудничества с США, тысячи студентов были отправлены на учебу в США по магистерским и докторским программам обучения. Также была оказана поддержка решениям НАТО в Холодной войне с СССР, равно как и поддержка президенту США Джорджу Бушу в ходе Первой войны в Заливе.

В историю вошел призыв Тургута Озала к США «не помогайте нам, а торгуйте с нами!».

Именно Тургут Озал заявил о том, что, после распада СССР в 1991 году, перед Турцией открылось окно возможностей. В частности, речь идет о возможностях, возникших перед Турцией на Кавказе и в Центральной Азии. И эти возможности, как пишет автор, являются действительными и вплоть по настоящее время.

Нельзя переоценить личную симпатию Тургута Озала к США, которая сыграла свою несомненную роль в вопросе перезагрузки турецко-американских отношений, после очевидно проблемных 1970-х годов (опять же, если с этой точки зрения посмотреть на происходящее между Турцией и США в наши дни, то можно предположить вероятность появления прозападного, а, говоря уже, проамериканского политика, которые перезагрузит находящиеся на спаде сейчас турецко-американские отношения – В.К.).

Именно Тургутом Озалом продвигалась мысль о том, что Турция может стать «страной образцом» для всего исламского мира. Именно при нем, в 1991 году, с легкой руки госсекретаря США Колина Пауэлла вошел термин, который сейчас получил очень широкое распространение – «умеренный ислам».

От себя заметим, что именно под этим флагом Турция интегрировала ислам в политическую жизнь страны уже при власти премьер-министра, а потом и президента страны Р.Т.Эрдогана, председателя Партии справедливости и развития (с 2002 года вплоть по настоящее время; опять же, ничто из происходящего сейчас в Турции – не ново и все основано на ранее сложившихся предпосылках – В.К.).

Начало 1990-х годов, как указывается турецким автором, сопровождалось ростом геополитической важности Турции.

Все это происходило на фоне тектонических сдвигов в мире, включая объединение Германий, распад Советского Союза, на Ближнем Востоке – первой войны в Заливе, переговоров между Сирией и Израилем, а также палестино-израильского процесса.

Заметим фундаментальное различие между трактовками отечественных и турецких политологов той роли, которую начала играть Турция после распада Советского Союза.

Согласно мнению российских политологов, с распадом Советского Союза, Турция утратила свою роль южного фланга НАТО и начала испытывать кризис смыслов в отношениях с Западом, пытаясь ему себя продать, причем, что характерно, «безуспешно».

Турецкими политологами и, в частности, автором этой статьи говорится о том, что перечисленные выше события лишь подняли роль Турции на международной арене и Турция по Збигневу Бжезинскому стала важным игроком на «большой шахматной доске».

Параллельно Турция продолжала свою борьбу с террором Рабочей партии Курдистана и свою самую большую помощь страна, как политическую, так и разведывательную, со стороны Государства Израиль.

Здесь начали происходить разнонаправленные процессы.

С одной стороны, результатом активной борьбы Турции с РПК стало то, что европейские страны начали подвергать Турцию активной критике и даже давлению. Такие страны, как Германия, Италия и Франция ввели против Турции оружейное эмбарго.

С другой стороны, Турция развивала многостороннее сотрудничество с США в целом ряде регионов мира, включая Ближний Восток, Кавказ и Центральную Азию.

Важнейшим событием начала 21-го века стало 11-е сентября 2001 года.

Как отмечается турецким автором, Турция и США разделяли общие взгляды по поводу так называемого «исламского террора» (заметим, что тогда ещё у террора было лицо, тенденцией наших дней, по крайней мере в Турции и в других «приличных домах», является повторение утверждения о том, что у террора нет лица, что, разумеется, не соответствует действительности, но соответствует турецкой позиции по отстаиванию в мире интересов и положительного образа исламского мира – В.К.).

В 2000-м году ко власти в Турции пришел президент Неджет Сезер, который, как отмечается турецким автором, сыграл важную роль развитии отношений между Турцией и США.

Как подчеркивается турецким автором, по проблематике современных турецко-американских отношений, в настоящее время публикуется огромное количество литературы. Однако, главным, пожалуй, трендом, в настоящее время, является та растущая важность, которую приобретает Турция в делах региональных. Это предопределяет, как пишется, волю Америки «хорошо ладить» с одной из новых восходящих сил в лице Турции. Подчеркнем ключевой момент: в Турции считают, что страна достигла достаточно большого политического и экономического веса, для того, чтобы даже глобальные державы считали бы необходимым для себя с нею ладить.

Процитируем турецкого автора: «Другими словами, в глобальной стратегии США, Турция была расценена в качестве глобальной силы и сегодня это восприятие продолжается».

1 марта 2003 года Великое национальное собрание (Меджлис) Турции не согласовало участие и поддержку Турции в проведении США операции в Ираке (кстати, этот шаг в Турции, до сих пор, преподносится в качестве свидетельства возросшей независимости страны, которая «отказала» самой влиятельной державе мира с тем, чтобы проводить свою собственную политику на Ближнем Востоке – В.К.).

2003 – 2008 год в турецко-американских отношениях стал периодом президентов Эрдогана и Буша-младшего. В частности, в 2006 году между Турцией и США было подписано соглашение о стратегическом партнёрстве. Турецким автором подчеркивается, что тем самым был закреплен статус Турции, как самого надежного партнёра США на Ближнем Востоке.

Главным событием периода правления в США Б.Х.Обамы (с 2008 по 2016 год, вплоть до прихода в Белый дом Дональда Трампа – В.К.) стали события так называемой «арабской весны». В Турции этот период сопровождался назначением в 2009 году на пост министра иностранных дел Ахмета Давутоглу, который провозгласил создание нового порядка на Ближнем Востоке и политику так называемого «нового османизма».

На какой факт турецкие исследователи обращают внимание – это на то, что свой первый зарубежный визит после избрания на пост президента Б.Х.Обама осуществил именно в Турцию, что подчеркивает значимость страны в глазах американской администрации. На период администрации Обамы также приходится большое количество взаимных визитов между руководителями Турции и США.

После прихода ко власти в Белом доме Дональда Трампа, американцы начали исповедовать в целом, и в отношениях с Турцией в частности, «чрезмерный прагматизм» и «экономический подход».

При этом, особенно в самой Турции, заговорили об «особой химии», которая существует между Д.Трампом и Р.Т.Эрдоганом и о тех политических жестах, которыми стороны обмениваются.

Возникающие здесь неизменно вопросы относительно того, что можно сказать по поду таких вопросов, как F-35, С-400, систем «Пэтриот» и пастора Э.Брансона, автор статьи закрывает достаточно просто: нужно смотреть не на политическую риторику, а на практические шаги. А практические шаги стороны, как от замечает, как раз, и были направлены на то, чтобы избежать конфликт, а не эскалировать его. От себя добавим лишь явное желание турецкого автора видеть стакан не на половину пустым, на половину полным.

Завершает автор свою статью выводом о том, что Турция рассматривается уже со стороны США не через призму Холодной войны. Что должно считаться достижением, поскольку, как можно понять, Турция искала свое место в новый исторический отрезок и, по своему собственному мнению, его нашла в ряду влиятельных региональных игроков, с кем глобальные державы предпочитают, все же, ладить.

Следующую статью, озаглавленную «Теория турецко-американских отношений» авторства Гёкхана Кочера мы пропускаем и переходим к Главе 2 книги, которая озаглавлена как «Турецко-американские отношения в историческом процессе».

Первая статья этой главы озаглавлена как «Турецко-американские отношения в дореспубликанский период». Автором этой статьи стал Чагры Эрхан. За этой статьей следует ещё ряд статей с разбивкой истории двусторонних отношений на периоды: «Турецко-американские отношения в ходе Войны за независимость и первых лет существования Республики (1918 – 1939 г.)» (автор: Исмаил Кёсе), «Турецко-американские отношения в период с 1939 по 1945 г.» (автор: Аича Эминоглу), «Турецко-американские отношения в период с 1946 по 1960 г.» (автор: Сулейман Эркан), «Турецко-американские отношения в период с 1960 по 1990 г.» (автор: Музаффер Эрджан Йылмаз), «Турецко-американские отношения в период с 1990 по 2002 г. (автор: Утку Озер).

Разумеется, с точки зрения исторической науки и исследования корней турецко-американских отношений все эти материалы имеют несомненную ценность и важность. Допустим, для понимания того, что есть современный турецкий список Forbes и почему он сформирован прозападными и проамериканскими бизнесменами, нужно смотреть послевоенный период турецко-американских отношений. Однако, излишнее углубление в подобного рода нюансы, вряд ли имеет смысл, в контексте данной статьи.

В этой связи, нас будет, все же, в первую очередь, интересовать практическая сторона вопроса – то есть, современный период турецко-американских отношений, а именно при правлении премьер-министра, а потом уже и президента страны Р.Т.Эрдогана.

Здесь наблюдается довольно интересная картина.

Согласно мнению, глубоко укоренившемуся в рядах сторонников Реджепа Тайипа Эрдогана, их лидер является глубоко антиимпериалистическим политиков. В этом контексте, он является антизападным и антиамериканским политиком. Об этом свидетельствует не только весь его body language, но и та риторика, которую от него можно слышать с довольно громкими словами и призывами, обращенными в сторону Капитолийского холма.

Это мнение складывается, в особенности, из той риторики, которую можно слышать от турецкого лидера в ходе многочисленных периодов напряженности в отношениях между двумя странами, за последнее время. Такое же мнение складывается из тех многочисленных проектов сотрудничества, которые Турция, очевидно вопреки западной воле и воле США, развивает с Россией.

Однако, в Турции есть и сторонники противоположной точки зрения, которые указывают на то, что Р.Т.Эрдоган, невзирая на всю свою риторику, является, возможно самым проамериканским турецким лидером.

Иными словами, есть риторика Р.Т.Эрдогана, а есть те практические шаги, которые руководством Турции предпринимаются. И они между собой не совпадают. Эти эксперты видят проблему нынешних турецко-американских отношений не на турецкой, а на американской стороне.

Собственно, этому периоду в турецко-американских отношениях посвящена и статья Экрема Яшара Акчая под заголовком «Турецко-американские отношения в период правления Партии справедливости и развития».

62.41MB | MySQL:101 | 0,416sec