Американские эксперты об экономических и политических последствиях для Ливана после взрыва в порту Бейрута

Вашингтон все еще собирает данные о мощном взрыве в Бейруте, США готовы оказать ливанским властям содействие. Об этом заявил 5 августа руководитель американского военного ведомства Марк Эспер, выступая в среду на ежегодном форуме по безопасности, организованном Аспенским институтом. «Все еще получаем информацию о том, что произошло», — сказал глава Пентагона. «Большинство считает, что это было случайностью, как и сообщалось», — добавил он, не уточнив, кто именно придерживается такого мнения. «Сверх этого мне нечего сказать», — констатировал Эспер. В данном случае стоит отметить, что все эти маневры и условности со стороны главы Пентагона вызваны лишь попытками сохранить лицо своему шефу: Президент США Дональд Трамп продолжает пугать публику своими откровениями по поводу массированной диверсии. В реальности же американским военным экспертам в принципе уже все ясно. По их данным, судя по наблюдаемым повреждениям как в порту Бейрута, так и по всему городу, мощность взрыва соответствует примерно 2,2-3,1 килотонны. При этом расположение очага взрыва в виде кратера шириной 150 метров и цвет дыма, наблюдаемый во время самого взрыва, четко указывают на его случайный характер. Но сейчас не об этом, а об анализе американских экспертов в отношении последствий этого инцидента. По их оценкам, мощный взрыв в Бейруте усилит и без того мощный социальный протест против нынешней политики ливанского правительства и безусловно стимулирует новый виток внутриполитической борьбы на фоне ухудшающейся экономической ситуации, даже если он и будет временно купирован поставками столь необходимой гуманитарной помощи в ближайшем будущем. Ущерб, нанесенный самому важному ливанскому порту, пусть даже временный, усугубит существующую в стране нехватку продовольствия. Тысячи жителей столицы лишились средств к существованию, а магазины, офисы и автомобили получили непоправимые повреждения. От 150 000 до 300 000 человек остались без крова после того, как их дома были разрушены взрывом. По оценкам губернатора Бейрута, ремонт города может стоить от 3 до 5 млрд. Взрыв уничтожил ту часть порта, которая занималась обработкой сыпучих грузов, в том числе продовольствия. Взрыв также повредил Национальный элеватор пшеницы в порту, хотя официальные отчеты утверждают, что в нем в то время содержалось очень мало зерна. Тем не менее, без складов или функционирующего порта для приема импорта морем существуют серьезные опасения по поводу продовольственной безопасности Ливана. Это уже стало проблемой в стране, поскольку экономический кризис вызвал значительное повышение цен на импортируемые продукты питания и товары, сделав даже основные продукты слишком дорогими для многих ливанцев. Проблема, однако, будет становиться все хуже и хуже. Вдобавок ко всему этому сектор здравоохранения Ливана находится на грани краха. Больницы также сильно зависят от импорта расходных материалов и оборудования и вынуждены постепенно сокращать свои услуги в результате экономического кризиса. Ливан — это страна, полностью зависящая от импорта, которая уже испытывала трудности с доступом к необходимым продовольствию, товарам  и медикаментам до начала августа. Импорт продовольствия составляет примерно одну пятую от общего объема импорта в Ливан, и 60% всего ливанского импорта поступает через порт Бейрута. В результате взрыва были уничтожены основные зерновые элеваторы, на которые приходилось 85 % импорта зерновых (таких как пшеница и рис). Согласно данным на 5 августа у Ливана теперь остался запасов зерна только на один месяц. Ущерб, нанесенный самому важному ливанскому порту в Бейруте, усугубит нехватку продовольствия и соответственно станет новым стимулом для роста социального недовольства. Все это происходит на фоне жесткого дефицита твердой валюты, падения реальной стоимости заработной платы и блокировки для вкладчиков доступа к своим сбережениям, а также кризиса национальной системы здравоохранения на фоне пандемии коронавируса. До начала пандемии коронавируса Всемирный банк подсчитал, что в 2020 году более 50% населения страны окажется за чертой бедности. При этом коррумпированный политический класс не имеет ни воли, ни способности проводить необходимые в данном контексте реформы. Последним по времени индикатором серьезных разногласий в правительстве стала отставка министра иностранных дел Ливана Нассифа Хитти 3 августа из-за того, что он назвал «отсутствием политической воли к реформам», поскольку его страна борется с финансовым кризисом, представляющим самую большую угрозу стабильности со времен Гражданской войны 1975-1990 годов. Иностранные доноры ясно дали понять, что никакой помощи не будет до тех пор, пока Бейрут не проведет давно зашедшие в тупик реформы по борьбе с государственными расточительствами и коррупцией, коренными причинами экономическоо краха. Переговоры с Международным валютным фондом (МВФ) были приостановлены на фоне скандала вокруг масштабов финансовых потерь. «Учитывая отсутствие эффективной воли к достижению структурных, всеобъемлющих реформ, к которым нас призывают наше общество и международное сообщество, я решил уйти в отставку», — говорится в заявлении Хитти. «Я принял участие в этом правительстве, чтобы работать на одного босса по имени Ливан, затем я нашел в своей стране несколько боссов и противоречащих интересов. Если они не объединятся в интересах спасения ливанского народа, не дай Бог, корабль потонет вместе со всеми, кто на нем находится», — сказал он. Хитти, бывший посол Ливана в ЛАГ, был назначен министром иностранных дел в январе, когда премьер-министр Хасан Диаб вступил в должность премьер-министра при поддержке проиранского  движения «Хизбалла» и его союзников. Его решение уйти в отставку также было вызвано разногласиями с Диабом, особенно после недавнего визита министра иностранных дел Франции, и разочарованием от того, что Хитти отодвинули в сторону в ходе этих переговоров, сообщили источники, близкие к МИДу. Корень разногласий в данном случае в акцентировании позиций. Диаб, в частности, критиковал министра иностранных дел Франции Жан-Ива Ле Дриана за его требования привязки любой помощи к реформам и сделке с МВФ во время его визита в Бейрут в прошлом месяце. Хитти же полагал, что такая позиция Диаба фактически сорвала переговоры с Парижем с точки зрения его поддержки ливанской позиции в рамках предстоящих консультаций с МВФ. Напомним, что Бейрут вступил в переговоры с МВФ в мае после дефолта по своему огромному валютному долгу. Но надежды на спасение через сделку с МВФ были отложены в отсутствие реформ и на фоне разногласий между правительством и банками по поводу финансовых потерь. Взрыв в порту Бейрута, вероятно, будет стимулировать призывы к продолжению переговоров с МВФ несмотря на внутриполитический тупик из-за позиции Центрального банка Ливана. Но при минимальной надежде на успех в случае сохранения нынешней позиции ливанского правительства. Компромиссом может стать начало международного аудита Центробанка Ливана, который инициировал Диаб. Правительство Ливана согласилось в конце июля нанять специалиста по обороту Alvarez & Marsal для проведения судебной проверки Центрального банка. Премьер-министр Хасан Диаб заявил кабинету министров, что аудит «будет представлять собой радикальную трансформацию на пути к раскрытию того, что произошло на финансовом уровне с точки зрения расточительства и воровства». Собственно это было основным условием со стороны Парижа и других европейских спонcоров. «Среди мер, которые необходимо принять…, мы думаем о полном и прозрачном аудите ливанского Центрального банка, который является необходимым для установления долга и потерь Ливана и построения плана реформ для реальных нужд Ливана», — сказал европейский дипломат агентству Рейтер. Суть в данном случае заключается в жестком конфликте между премьером и главой Центробанка Риадом Саламе. Последнего Диаб обвинил в валютном крахе, растущих потерях в банковском секторе и отсутствии прозрачности. Саламе в свою очередь защищал практику Центрального банка и говорил, что он не скрывает информацию. Он переложил вину на сменявшие друг друга ливанские правительства за то, что они не смогли начать реформы или разобраться с государственными финансами.

Даже до взрыва в бейрутском порту государство едва держалось на ногах и отчаянно нуждалось в международной помощи, чтобы остановить все более неизбежный и быстрый экономический коллапс. Однако первоначальные надежды ливанского правительства на помощь частных доноров также не оправдались. Это связано прежде всего с тем, что международная помощь, в частности пожертвование в размере 11 млрд долларов, объявленное на состоявшейся в апреле 2018 года в Париже экономической конференции по развитию через реформы и бизнес (CEDRE), было связано с требованием реформы финансовой и политической системы в Ливане. Этого просто не произошло, поэтому помощь и была заморожена. И переговоры с министром иностранных дел Франции прорыва в данном случае не создали. Даже несмотря на то, что после взрыва в порту Бейрута гуманитарная помощь, скорее всего, хлынет потоком в Ливан (действительно, Саудовская Аравия, Франция и даже Израиль уже предложили помощь в различных формах), но нет никаких гарантий, что эти средства будут использованы ответственно или эффективно. Эта катастрофа откроет шлюзы для краткосрочной финансовой помощи, хотя она мало что сделает для облегчения огромного финансового дефицита Ливана. Краткосрочная гуманитарная помощь от заинтересованных глобальных союзников и частных доноров поможет обеспечить переполненные больницы и группы ливанского населения, которые срочно нуждаются в помощи. Но в долгосрочной перспективе катастрофа лишь усугубит значительный долг Ливана и еще больше осложнит огромную задачу реструктуризации неэффективного и коррумпированного финансового сектора страны. Долг государственного сектора Ливана составляет 150 % от его ВВП, и хотя кредиторы могут временно отложить свои требования о погашении после катастрофы, сам долг сохранится и, вероятно, увеличится, поскольку Ливан столкнется с дорогостоящими усилиями по восстановлению, не имея для этого достаточных финансовых возможностей. Эта катастрофа усугубит и без того ухудшающийся уровень бедности, оставив больше людей без крова, а также может привести к утечке мозгов, побудив большее число высококвалифицированных рабочих покинуть страну в поисках лучших возможностей в других местах, что еще больше затормозит долгосрочный экономический рост Ливана.

Как полагают американские эксперты, политическое соперничество в Бейруте, тем временем, будет только усиливаться, поскольку правительство ищет «козла отпущения», чтобы обвинить его в дорогостоящей халатности, которая привела к взрыву. Стычки между правительственными министерствами и политиками начались еще до этого инцидента и будут продолжаться до тех пор, пока кто-то не сможет минимизировать гнев населения по поводу катастрофы. Углубляя экономический и гуманитарный кризис в Ливане, эта катастрофа также стимулирует призывы к труднодостижимым и непопулярным правительственным реформам, что еще больше осложнит и без того напряженную политическую обстановку в Ливане. При этом, даже если «Хизбалла» и не имела никакого отношения к взрыву, этот инцидент также усилит существующие призывы к поддерживаемой Ираном военизированной группировке убрать любые опасные боеприпасы и взрывчатые вещества из жилых районов Ливана.

62.39MB | MySQL:101 | 0,451sec