К вопросу о развитии ситуации в Восточном Средиземноморье. Часть 3

Турецкое руководство, прежде всего, президент Турции Р.Т.Эрдоган, ведут на международной арене весьма сложную, многостороннюю, многогранную и, при этом, рискованную партию. Одним из главных направлений этой партии является Восточное Средиземноморье, имеющее для Турции первостепенную, стратегическую важность.

Буквально на наших глазах разворачивается полноценный турецко-греческий кризис вокруг геологоразведочных работ, заявленных Турцией вокруг греческого острова Мейисти, расположенного всего в 5 км от южного побережья Турции.

Турция, отчаянным образом, пытается прыгнуть на подножку уходящего поезда при разделе территорий и газовых месторождений региона Восточного Средиземноморья. Но пока, похоже, проигрывает.

Продолжаем анализировать складывающуюся ситуацию. Ссылка на предыдущую Часть 2 публикации: http://www.iimes.ru/?p=72091

Напомним, что мы остановились на приведенной ниже карте и на том, что 6 августа 2020 г. было объявлено о том, что подписано Соглашение между Грецией и Египтом о морском разграничении.

На это Соглашение Египет пошёл, невзирая на то, что Турция ему предлагала свой вариант разграничения, который был, попросту, выгоднее для Египта на «лишних» 15 тыс. кв. км территорий.

Этот сценарий – что греки и египтяне договорятся между собой — неоднократно оценивался турками в качестве «наихудшего» для страны. По сути, это Соглашение знаменует то, что самые крупные игроки региона уже о главном между собой договорились. А Турция, которая остается здесь в числе последних, оказывается попросту поставленной перед фактом существующих договоренностей, мало способной или вовсе неспособной повлиять на результат.

Решение Египта, зафиксированное египетско-греческим документом от 6 августа, знаменует провал настойчивых турецких попыток расшатать возникший газовый консорциум в составе Греции – Республики Кипр – Египет – Израиль изнутри. Турецкие доводы о том, что подход Анкары – не просто легитимен, но и более выгоден для Египта и Израиля, которые ущемляются действиями Греции и Республики Кипр не возымели своего действия.

Впрочем, тут надо понимать одну простую вещь. Со многими странами (допустим, с той же Россией) Турция проводит политику, которую можно образно охарактеризовать, как «здесь ссоримся – здесь сотрудничаем». До поры до времени, такой подход может применяться. Ведение такой «разведенной по сторонам» политики – это та турецкая «фишка», которую, к примеру, можно отметить у Турции и в отношениях с Китаем (тема уйгуров) и с Индией (индо-пакистанский конфликт, где Турция – на стороне Пакистана). Наличие такой, довольно противоречивой, повестки преподносится Турцией в виде большого достижения.

Однако, в вопросах стратегических любая страна, как правило, смотрит на весь периметр отношений и, если есть факторы – раздражители двусторонних отношений, со всей неизбежностью, сделает на них поправку. По-другому и быть не может.

Допустим, почему Россия не делает поправку на очевидные, раздражительные для России, турецкие «заигрывания» с Украиной и крымско-татарскими антироссийскими деятелями? Почему нет реакции на то, что Турция, даже там, где её об этом и не спрашивают, заявляет то, что она никогда не признает Крым в составе России? – Вроде как, это не мешает России с Турцией реализовывать свои проекты стратегического сотрудничества, включая АЭС «Аккую», газопровод «Турецкий поток» и поставки систем С-400. На самом деле, эти проекты – следует каждый из них анализировать отдельно – признаны российским руководством в качестве имеющих приемлемый баланс российско-турецких интересов. А вот по турецким выпадам по Крыму, которые следуют с завидной регулярностью, работает российский МИД. Результатом же становится то, что турецкий бизнес в России утратил режим наибольшего благоприятствования. К нему значительно выросло подозрение. И ждать каких-то прорывов турок на российский рынок, как было в 1990-е года, не приходится. Равно как и не следует ждать того, что Россия будет «таскать каштаны из огня» для Турции в том же Восточном Средиземноморье, где она действует, по сути, вдвоем с Турецкой Республикой Северного Кипра.

В случае египетско-турецких отношений, египетское руководство видит следующую картину: турецкое руководство, начиная с президента Р.Т.Эрдогана категорически не приемлют режима в Каире и президента Сиси. Турецкое руководство поддерживает на Ближнем Востоке и в Северной Африке партии – филиалы «Братьев – мусульман». Турецкие руководители называют президента АРЕ А.Ф.ас-Сиси не иначе, как «путчистом» и используют все возможные средства для его делигитимации на международной арене.

Более того, Турция и Египет подошли к точке в Ливии, когда между ними уже (пока ещё теоретически), но возможно прямое вооруженное столкновение. Причем не по линии «прокси», а именно, что возможно столкновение двух регулярных армий.

Тот факт, что именно на этот период времени пришлось объявление со стороны Эфиопии о начале заполнения плотины «Гильгель Гибе 3», которая рискует оставить Египет, в обозримой перспективе, без воды случайным считать нельзя. Тут, очевидно, приложила свою руку и турецкая сторона.

Разумеется, Турция исторически сотрудничает, в первую очередь, с Эритреей. Однако, надо отметить следующее: Турция уже не один год пытается продвигаться в Эфиопии, чьем мусульманское население растет. И, как мы видим, тактические союзы между двумя странами уже возможны – на примере «гидроэлектростанции века», которую строит китайско-итальянский консорциум компаний.

Египет, совместными усилиями Турции и Эфиопии, попробовали с гражданской войной в Ливии и с заполнением «плотины века» оставить меж двух огней. Повторимся: тайминг – неслучаен.

Так что, совершенно неудивительно, что, имея на руках подобный «расклад», египетское руководство подписало Соглашение о морском разграничении с Грецией и, причем, подписало этот документ «здесь и сейчас». Напротив, было бы странно, если бы Египет и дальше тормозил бы этот процесс и входил бы в переговоры с Турцией.

Заметим, что Египет это сделал ровно тогда, когда Турция взяла месячную паузу в своих геологоразведочных работах у острова Мейисти до 29 августа и начала готовку к непростым переговорам с Грецией. Такой шаг со стороны Египта резко (!) ослабляет турецкую переговорную позицию, делая её, буквально, аутсайдером.

Вот как на этот шаг отреагировал в своем официальном пресс-релизе турецкий МИД, опубликованным 6 августа, сразу после подписания турецко-греческого документа. Приведем фото и перевод пресс-релиза, опубликованного турецким внешнеполитическим ведомством.

Перевод текст пресс-релиза:

«Морская граница между Грецией и Египтом не существует. Так называемое Соглашение о морском разграничении, подписанное сегодня, не имеет законной силы Турции. Это понимание отразится на земле и за столом.

Якобы разграниченная территория лежит внутри турецкого континентального шельфа, уведомление о котором направлено в ООН.

Египет, чья зона ограничена 11500 кв. км так называемым соглашением, подписанным с Греческой кипрской администрацией в 2003, этим шагом, снова несет убытки за счет египетского народа.

Это, так называемое, Соглашение также пытается узурпировать права Ливии.

Не вызывает сомнений, что Турция не допустит никакой деятельности на рассматриваемой территории и продолжит решительно защищать свои законные права и интересы, также как и турецких киприотов, в Восточном Средиземноморье».

Одновременно, Турцией срочно были организованы тройственные переговоры с Ливией и с Мальтой, и был сделан ряд громких заявлений, по следам египетско-греческого соглашения.

В частности, 7 августа с.г. после пятничного намаза, совершенного (уже второй раз подряд) президентом Р.Т.Эрдоганом в мечети Святой Софии (очевидно, что выступление было рассчитано, в первую очередь, на Грецию – В.К.), он ответил на вопросы собравшихся журналистов и дал свою оценку соглашению, заключенному между Грецией и Египтом.

Напомнив о соглашении, подписанном между Грецией и Египтом, Эрдоган сказал:

«Это соглашение между Грецией и Египтом не имеет никакой силы. Почему не имеет? Давайте мы, хоть раз, посмотрим на те места, имеет ли Греция какое-либо отношение к тому, чтобы быть прибрежным государством здесь по отношению к Ливии и что она там делает? Имеет ли Египет такое же отношение к этому? Нет. После того, как мы заключили свое Соглашение с Ливией, они все ухватились за это. Конечно же, сейчас к нам поступают сообщения: «Мы не заключили это соглашение против вас, не поймите на неправильно». И такого рода информацию доводят до нашего сведения. Так это или не так, мы решительно стоим на нашем соглашении, которое мы заключили с Ливией и продолжим на нем стоять».

Напомнив, что министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу провел обстоятельные встречи с министром иностранных дел Мальты Эваристом Бартоло и министром иностранных дел Правительства национального согласия Мухаммедом ат-Тахир Сеяле, президент Р.Т.Эрдоган продолжил свое выступление по египетско-греческому соглашению следующим образом:

«Наши переговоры продолжаются решительно. Мы даже не видим нужды в том, чтобы вести переговоры с теми, у кого здесь нет прав, кто здесь – незаконно, особенно, по вопросу морских юрисдикций. Канцлер Меркель попросила меня: «Если вы прекратите бурить здесь, то вы облегчите мою работу». Я ответил канцлеру Меркель: «Если вы доверяете Греции, если вы доверяете другим, мы приостановим эти буровые работы на 3-4 недели, но я им не доверяю. Вы увидите, что они не сдержат своего обещания». В конце концов, так все и получилось. Мы, тем временем, начали тройственные переговоры между Германией – Грецией – Турцией, в которых от Греции – как министр иностранных дел, так и его советники, мой советник и мой министр иностранных дел. Не сдержав своего слова в этом, что будет теперь? Сейчас мы немедленно начали снова буровые работы. И в эту точку мы снова направили (судно) Barbaros Hayrettin для выполнения его миссии. Они не выполняют своих обещаний, и, конечно же, мы сказали то же самое уважаемой Меркель, послушайте, они не сдержали свое обещание, теперь мы продолжаем наш путь».

При этом Р.Т.Эрдоган подчеркнул, что он ездит в Ливию «не для своего удовольствия». Процитируем турецкого лидера:

«В Ливии, наши ливийские братья, в особенности, Турцию, через заключенное соглашение, вместе нас пригласили. И там есть наши собственные солдаты, точно также там есть наши друзья, есть наши братья, которые с нами. Сейчас там продолжается борьба и мы продолжаем эту борьбу с достоинством, и мы продолжим ее».

Кроме того, в ходе своего выступления президент Р.Т.Эрдоган затронул и целый ряд других вопросов, в частности, касающихся собственной борьбы Турции с терроризмом, а также развитию национальной оборонной промышленности страны.

Мы не раз говорили о том, что развитие национального оборонно-промышленного комплекса является, при нынешнем руководстве Турции, приоритетом страны и турецкие руководители постоянно говорят о достижениях в этой сфере. Заметим, что с учетом того, какая разворачивается вокруг Турции международная обстановка, практически ни одно из этих посланий не «повисает в воздухе» — все они имеют собственных адресатов. Как в данном случае, в качестве таковых следует рассматривать, как минимум Грецию и Египет.

В частности, в ходе пятничной пресс-конференции, президент Р.Т.Эрдоган озвучил информацию, касающуюся борьбы с терроризмом, отметив, что в последние годы в турецкую оборонную промышленность вложены немалые инвестиции. Процитируем турецкого лидера:

«Подумайте о Турции, которая 17 лет назад боролась с терроризмом. Где мы были в этой борьбе с террором 17 — 18 лет назад. И где мы сейчас, по сравнению с ситуацией 17 — 18 – летней давности? Борьба с терроризмом не может быть бесплатной. Возникают ли у нас серьезные расходы (на борьбу с террором)? Возникают. Вложили ли мы очень серьезные средства в оборонную промышленность, направленные на борьбу с терроризмом?  Вложили. Только вдумайтесь, когда-то доля локализации в нашей оборонной промышленности составляла 20%. Сейчас же мы её довели до 70%. Все это также имеет определенную цену. (Однако) наряду с этими расходами, Турция в настоящее время занимает совершенно другое место, не только в регионе, но и в мире. Мы очень серьезно сражаемся с использованием беспилотных летательных аппаратов как внутри (страны), как в Сирии и на севере Ирака, также, как и в рамках операции «Источник мира»».

Заметим, что незамедлительно, после появления информации о заключенном между Грецией и Египтом соглашении о разделении исключительных экономических зон, турецкая сторона объявила о том, что в период 10 – 11 августа турецкие ВМС проведут учения в Средиземном море. Информацию об этом распространил 8 августа с.г. турецкий телеканал CNN Türk.

Кроме того, по решению руководства Турции (см. выше выступление президента Р.Т. Эрдогана – В.К.), судно Barbaros Hayrettin вновь приступило к геологоразведочным работам в регионе.

Касательно его миссии в регионе, уместно процитировать часть материала влиятельной турецкой газеты Takvim от 8 августа:

«Barbaros будет искать нефть и природный газ в водах между городом Фамагуста и Ливаном до 18 сентября, лицензию на что ТРСК (Турецкая Республика Северного Кипра) предоставила (турецкой нефтяной компании) ТРАО. В этом контексте, Barbaros проведет сейсмические исследования на участках 2 и 3, на которые претендуют греки. Некоторое время назад, морякам были направлены предупредительные сигналы (Navtex) о том, что судно Oruç Reis находится на новой миссии в Восточном Средиземном море, судно ожидает дежурства в районе Анталии. С другой стороны, полным ходом продолжаются реновационные работы на судне Kanuni, которое было ранее приобретено и ещё больше усилит влияние Турции в Восточном Средиземноморье. Судно планируется завершить через несколько месяцев и отправить в Ливийские территориальные воды для бурения. С другой стороны, буровые работы, которые Yavuz продолжал какое-то время на участке «Сельчуклу-1», планируется завершить до 18 августа».

Итак, подводим промежуточную черту под очередным витком напряженности в Восточном Средиземноморье.

На взятую Турцией паузу и в ходе подготовки тройственных переговоров между Грецией, Турцией и Германией, Греция ответила подписанием Соглашения с Египтом, которое вызвало в Турции буквально крайне болезненную реакцию. Ответом на это послужило объявление 10 -11 августа с.г. учений ВМФ Турции в Восточном Средиземноморье. Кроме того, турками было объявлено о том, что «их обманули» и ответом будет возобновление геологоразведочных работ в регионе.

Итак, в ближайшие дни, со всей очевидностью, напряженность в регионе будет нарастать, на фоне принятого Турцией решения о возобновлении работ в Восточном Средиземноморье. Эскалации будет способствовать проведение Турцией учений своих ВМС в регионе 10 – 11 августа. В этой связи, принципиальной является реакция Греции на то, что Турция будет проводить геологоразведочные работы на участках, на которые претендует греческая сторона. Следует ожидать, что в этот период времени вопрос антитурецких санкций со стороны ЕС может получить новую динамику.

62.27MB | MySQL:108 | 0,578sec