Алжирская попытка «газового контрнаступления» в Европе

Снижение стоимости углеводородов в 2020 г. стало самым серьезным испытанием для алжирской экономики. По данным Национального статистического управления (ONS) в 1 квартале текущего года Алжир зафиксировал отрицательный экономический рост в минус 3.9 % по сравнению с положительным ростом (+1.3 %) за тот же период 2019 года.

В предоставленном данным органом документе говорится, что это «последовательное» снижение было усугублено глобальным кризисом в области здравоохранения и распространением пандемии коронавируса.

Как известно, именно природный газ является главным алжирским экспортным товаром и АНДР не в состоянии в обозримой перспективе заменить его. В этих условиях алжирское руководство намеревается заставить его потребителей платить за этот товар гораздо большую стоимость, чем сейчас.

Достигнуть этого оно намеревается при помощи трех основных рычагов. Во-первых, превратить Форум стран-экспортеров газа (ФСЭГ) в аналог ОПЕК, чтобы эта организация стала определять его стоимость на мировом рынке.

Во-вторых, усилить составляющую в его газовом экспорте СПГ, что должно позволить расширить список потребителей  алжирского газа за счет азиатских стран.

И в-третьих, добиться получения контроля над трубопроводами, по которым природный газ поступает его европейским покупателям.

Эти три составляющие алжирского «газового контрнаступления» разработал новый министр энергетики АНДР Абдельмаджид Аттар, недавно изложивший их в своем интервью S&P Global Platts.

Напомним, что он занял свой пост в конце июня текущего года и его назначение призвано изменить невыгодную для Алжира ценовую динамику на его основной экспортной товар.

По первому вопросу Алжир намеревается провести переговоры с тремя основными членами ФСЭГ – Россией, Катаром и Ираном, на которых по алжирским данным приходится около 70 % мировых запасов природного газа.

По его словам, «Экономический кризис, вызванный пандемией коронавируса, и последующее снижение цен на газ представляют собой возможность усилить роль Форума стран-экспортеров газа (GECF)», что, кажется, отвечает интересам всех его участников».

Заметим, правда, что в былые годы заинтересованные стороны неоднократно поднимали подобный вопрос, однако всякий раз превращение ФСЭГ в «газовую ОПЕК» блокировались отдельными странами, включая Катар.

Как представляется, немаловажную роль в подобном отказе играла политическая составляющая и опасения Дохи испортить отношения с Западом. Однако сегодня, кажется, ситуация в мире несколько изменилась, что способно скорректировать позицию всех основных участников ФСЭГ.

По словам Абдельмаджида Аттара, «Конечно, газовые рынки отличаются от нефтяных, но сотрудничество между производителями и стабильность рынка одинаково важны».

Заметим, что в настоящее время не существует формального механизма, который позволил бы мировым производителям газа регулировать на него цену и едва ли не единственным средством повысить ее – это превратить ФСЭГ в «газовую ОПЕК».

Это заявление является своего рода артподготовкой в преддверии запланированной на 12 ноября в Алжире министерской встречи членов ФСЭГ.

Заметим, что ситуация в мире действительно больше располагает для подобных изменений. Своего рода «зеленым» сигналом для Алжира служит июньское заявление генерального секретаря ФСЭГ Юрия Сентюрина.

Представители АНДР усматривают в этом готовность «рассмотреть ОПЕК в качестве «модели» для деятельности группы экспортеров газа, поскольку «настало время реализовать знания и решения нефтяной отрасли» в газовой отрасли энергетики.

Необходимость изменения мер на данном направлении диктуется, по словам Абдельмаджида Аттара тем, что мировые газовые рынки испытывают переизбыток с начала 2019, а пандемия коронавируса только усугубила дисбаланс.

В этой связи он выразил надежду, что изменение роли ФСЭГ поможет установить стабильность на рынке.

По мнению алжирского министра, потребность в применении этих экстренных мер диктуется отсутствием положительного результата от прочих попыток регулирования. Абдельмаджид Аттар указывает в этой связи: «Цены на газ упали до исторически низких уровней, и текущая динамика рынка не смогла стабилизировать рынок».

Еще одной мерой, призванной повысить стоимость алжирского «голубого топлива», должно стать выкручивание рук его старым европейским потребителям. Напомним, что в 2019 г. АНДР поставила им газа на 37.5 млрд куб. м.

Однако в 2020 г. выручка от его поставок может уменьшиться по сравнению с текущим годом вдвое из-за снижения его стоимости, привязанной к нефти, и из-за падения потребления этого сырья в Европе.

В связи с этим, по данным Абдельмаджида Аттара в том же интервью, правительство АНДР и компания Sonatrach пытаются выработать меры, чтобы компенсировать влияние пандемии на газовую промышленность Алжира.

По его словам, «Sonatrach управляла и продолжает управлять этой исключительной ситуацией со своими клиентами благодаря гибким возможностям, уже предусмотренным в газовых контрактах, а также с помощью решений, которые адаптируются к рыночным условиям».

Также министр добавил, что представители алжирского энергогиганта «постоянно обсуждают со своими клиентами нахождение консенсусных решений, особенно с точки зрения операционной гибкости, в том числе в размещении дополнительных объемов сырья на спотовом рынке».

По его словам, все это необходимо, поскольку «Рынки газа изменились – больше игроков, торговля СПГ, связывающая региональные рынки, больше разнообразия контрактов и механизмов ценообразования, а также больше конкуренции с другими видами топлива, особенно в электроэнергетике».

С другой стороны, уверяет Аттар, «Sonatrach является важным игроком на газовом рынке и имеет репутацию надежного поставщика. Его стратегия сотрудничества основана на «беспроигрышном» духе, особенно с европейскими партнерами». А раз так, то за все это надо согласно логике алжирского министра платить.

Одним из соответствующих инструментов, по его мнению, служит расширение возможностей АНДР по диверсификации его поставок азиатским потребителям. В этой связи он указывает на введенные недавно мощности СПГ в порту Скикда.

Аттар указывает, что их расширение позволит очень крупным газовым перевозчикам увеличить отгрузку СПГ.

Кроме того, по его словам, «Маркетинговая стратегия Sonatrach также сосредоточена на диверсификации и расширении своего портфеля клиентов».

Доказательством подобных намерений служит последовательное увеличение поставок СПГ Турции, Пакистану и Индии.

И, наконец, Алжир намеревается увеличить свое присутствие в газотранспортной системе, трубопроводах, идущих с его территории в Евросоюз.

Причем на практике уже 29 июля 2020 года Sonatrach подписала меморандум о взаимопонимании со своим испанским партнером Cepsa по изучению возможностей совместных инвестиций в разведку, разработку и производство углеводородов в Алжире и на международном уровне.

Так, компания Sonatrach Alnaft и Cepsa подписали в 2018 году соглашение об эксплуатации месторождения Род — Эль-Круф в газовом бассейне Беркина, благодаря чему алжирская сторона должна получить инвестиции в 1.2 млрд долларов.

В целом стороны плодотворно сотрудничают в энергетической сфере с 1990 г. Сейчас Cepsa работает на трех крупных нефтегазовых месторождениях в бассейне Беркина: поле Род-Эль-Круф, Урхуд (ОРД) и Бир-эль-М’сана.

Но самым интересным служит то, что в обмен на льготное предоставление контракта по Род — Эль-Круф Sonatrach получила 19.1% акций Cepsa Holding в компании Medgaz. Благодаря этой сделке Sonatrach увеличила свою долю в структуре Medgaz SA на 8.04 %. В результате доля алжирской национальной группы увеличилась в ней с 42.96 до 51% (контрольный пакет).

Напомним, что компания Medgaz S. A. управляет и эксплуатирует газопровод, соединяющий Алжир с Испанией.

Таким образом, действия алжирского руководства нацелены на укрепление своих позиций не только в добыче, но и транспортировке углеводородов вопреки энергетическим хартиям ЕС, нацеленным на недопущение сосредоточения в одних руках добычи и транспортировки этого сырья, позволяющего выкручивать руки потребителям и навязывать им собственную цену.

Сможет ли Алжир без поддержки прочих производителей ФСЭГ добиться поставленных Аттаром целей? Пока это выглядит весьма сомнительно. Во всяком случае, пока ничего не гарантирует, что Катар присоединится к этим планам. В его положении представляется более эффективным, не ссорясь с Западом, дождаться если не краха, то сворачивания производства газа в условиях кризиса малыми производителями и получить их долю.

62.58MB | MySQL:101 | 0,593sec