Размышления о соглашении о нормализации отношений между Израилем и ОАЭ

13 августа Израиль и Объединенные Арабские Эмираты объявили о своем намерении нормализовать отношения, проложив путь к расширению экономических и дипломатических связей и создав прецедент для других арабских государств Персидского залива, чтобы последовать их примеру. Соглашение, которое было заключено при посредничестве Соединенных Штатов, устанавливает дорожную карту для эмиратских и израильских официальных лиц по подписанию торговых, туристических, инвестиционных и технологических сделок, поскольку они впервые в истории обеих стран идут по пути дипломатической нормализации. Оно также включает обязательство Израиля сохранить замораживание объявленной им аннексии части Западного берега, а также обязательство Израиля и Объединенных Арабских Эмиратов сотрудничать в разработке вакцины против коронавируса. Сразу скажем, что большим сюрпризом это соглашение не стало: утечки о переговорах шли регулярно в течение последних двух месяцев, и различные арабские эксперты регулярно обвиняли Абу-Даби в предательстве интересов палестинцев. С начала года Израиль и ОАЭ неуклонно наращивают свои связи. В январе официальные лица ОАЭ публично выступили в Белом доме во время подписания израильско-палестинского мирного плана, а в мае посол ОАЭ в Соединенных Штатах написал первую официальную статью в израильской газете.

Собственно стороны позиционировали это соглашение, которое еще предстоит подписать, по-разному. В Израиле говорят о прорыве в рамках дипломатической арабской блокады: вслед за ОАЭ должны по идее последовать Оман и Бахрейн. Абу-Даби акцентирует внимание на том, что его шаг позволил остановить процесс аннексии Израилем части территорий Западного берега. А значит ОАЭ чуть ли ценой собственной репутации остановили этот процесс, который должен был окончательно похоронить процесс ближневосточного урегулирования. В реальности же все обстоит не совсем так, и как представляется, стороны под нажимом Вашингтона пока продекларировали свои добрые намерения, во многом пытаясь просто «сохранить лицо». В этом пока еще меморандуме о намерениях больше пиара, чем реальной политики. Если по порядку, то посмотрим, что в результате получает каждая из сторон.

США. Все эксперты говорят о том, что это предвыборный ход президента Дональда Трампа, который таким образом хочет повысить свой рейтинг накануне выборов, и не случайно подписание соглашения перенесено ближе к дате голосования в самих США. Согласимся частично, поскольку вопросы отношений Израиля с монархиями Персидского залива волнуют американского избирателя очень слабо. А вернее — вообще не волнуют. Основной центр противостояния в США имеет сейчас сугубо внутренний смысл, и пытаться поднять свой рейтинг за счет такого рода сделки в общем-то выглядит наивно. Тем более, что и сделки по существу еще нет. В этой связи основным смыслом всей этой истории является для Вашингтона каким-то образом пропагандистски закруглить провальный план по БВУ (был отвергнут всеми арабскими странами) советника и зятя президента Джареда Кушнера, который таким образом выходит на какую-то логическую концовку своей внешнеполитической активности на этом треке. Если учесть, что Кушнер играет «на поляне» и ОАЭ, и Израиля, то следует предположить, что эти страны преподнесли этот «утешительный приз» Трампу по его прямой просьбе. Если угодно, то это замена (не очень качественная) широко разрекламированной новой редакции БВУ: не получилось реализовать ее пакетом, будем «отщипывать» по кусочку путем двусторонних сделок и компромиссов. Однако эта сделка, в частности, не создает реалистичной дорожной карты для возобновления израильско-палестинского мирного процесса и не меняет нынешнюю траекторию движения на Западном берегу в направлении превращения будущего палестинского государства в нежизнеспособное образование. Проблему палестинцев решать все равно необходимо, неважно в какой форме: одного государства или двух, и нормализация отношений Израиля с аравийскими монархиями в данном случае ничего принципиально не меняет в их позиции: они ее уже четко артикулировали в рамках итоговых заявлений ЛАГ по вопросу Восточного Иерусалима, аннексии Голан и т.п. Не так публично, но довольно откровенно эти монархии провалили новый американский план по БВУ. Говорят, что это соглашение создает прецедент для других государств по нормализации отношений с Израилем, особенно в регионе Персидского залива, и американские официальные лица уже сигнализируют, что Бахрейн и Оман вскоре могут выступить с их собственным заявлениям о нормализации отношений с Израилем. Но опять же повторим, что мирные договоры и обмен посольствами проблему «красных линий» для арабов по вопросу БВУ не отменяют. Тот же Амман и Каир имеют эти посольства и отношения нормализовали уже давно, и что с того? У Катара тоже было некое бюро по связям с Израилем, но когда этот факт стал угрожать другим интересам Дохи, его просто закрыли. Многие арабские государства Персидского залива также стремились к более тесным связям с Израилем в последние годы: Оман принимал премьер-министра Биньямина Нетаньяху в ноябре 2018 года; Бахрейн спокойно принимал израильские деловые делегации и делегации по вопросам безопасности в течение многих лет; Катар долгое время работал с Израилем над поставками гуманитарной помощи в сектор Газа; и Саудовская Аравия закупила израильские технологии безопасности. То есть, там где им надо, арабские страны действовали поступательно и без всякой официальной нормализации отношений. Хотя некоторые из этих шагов были вызваны взаимной враждебностью по отношению к Ирану, некоторые арабские государства Персидского залива также стремились расширить доступ к израильской экономике и технологическому сектору, а также израильские компании искали диверсифицированные рынки сбыта. Государства даже за пределами Персидского залива также могут быть более готовы исследовать или расширять свои отношения в направлении нормализации отношений с Израилем. Судан, например, изучает новые отношения с Израилем, открывая свое воздушное пространство для некоторых израильских авиарейсов. Но в данном случае надо четко разделять реальный интерес аравийских монархий к конкретным технологиям, которые они и так покупали через тот же «черный рынок» в ЮАР, и «взятками» Вашингтону в рамках решений других задач. Кстати, те же ОАЭ не так кровно заинтересованы в израильских технологиях, как Саудовская Аравия, например. Выше обозначенные шаги Судана по нормализации отношений с Израилем вызваны в большей степени попытками потрафить США с точки зрения окончательного снятия с Хартума санкций, и ничем более. Ровно также надо оценивать и действия ОАЭ, которые дают своеобразную «взятку» Вашингтону.

ОАЭ. Для Абу-Даби это пиар прежде всего (предотвратил де аннексию, которую американцы и так вынуждены были заморозить), и попытка решить одним махом сразу несколько задач. Первая — это пресловутая «взятка» Вашингтону в рамках получения от него каких-то преференций, в том числе и на иных направлениях. И тема иранской угрозы в данном случае имеет место, но она не приоритетная. ОАЭ и так очень оперативно с Ираном спорные моменты если не решили, то минимизировали путем заключения соглашения о пограничном сотрудничестве в этом году. К тому же никто не отменял совместную контрабанду древесного угля из Африки и наличие свободных экономических зон в ОАЭ, через которые в Иран заходят множество товаров. Своим шагом ОАЭ в данном случае стараются снизить накал обвинений США по этому вопросу и окончательно снять с повестки дня вопрос о «выделении ОАЭ гигантских средств в рамках обеспечения нового плана БВУ Вашингтона». Второй важный для ОАЭ вопрос — это Ливия, а вернее угрозы США ввести санкции в отношении эмиратской креатуры там в лице Х.Хафтара. Есть все основания полагать, что теперь этот вопрос будет снят на время. То есть, если совсем схематично, то Абу-Даби такой «взяткой» старается развязать себе руки на других направлениях. И в той же Сирии, например, не попасть под «Закон Цезаря» (а он бьет в большей степени именно по ОАЭ в рамках их планов по нормализации отношений с Дамаском). Вообще, открытие посольств и нормализация отношений надо отнести к неким новым тактическим моментам многовекторной политики ОАЭ. Надо им потеснее задружиться с Москвой и Дамаском с учетом ливийского досье, поэтому открывается посольство в Сирии. Надо развязать себе руки в Ливии и Сирии, провозглашается курс на нормализацию отношений с Израилем. И это не несет в себе никаких долгосрочных обязательств. Другой вопрос, что ОАЭ в данном случае уже обжигались на своих договоренностях с США: вспомним ту же историю с блокадой Катара. В этой связи у ОАЭ четкий лимит времени: непонятно, кто придет в Белый дом в ноябре, а отменять договоренности прежней администрации (неформальные и официальные) является сейчас любимым шагом каждого нового президента США. Возможно, по этой причине ОАЭ и настояли на подписании сделки уже ближе к ноябрю: тогда все может измениться. И конечно своим нынешним шагом Абу-Даби фактически вывел себя из активной орбиты работы с палестинцами, что по факту является констатацией провала попыток привести к руководству ФАТХа креатуры ОАЭ в лице М.Дахлана.

Израиль. Главным проигравшим в данном случае является Б.Нетаньяху. Еще месяц назад он называл аннексию «историческим шансом для Израиля, который может больше не повториться». Если проще, то это был его личный шанс для того, чтобы войти в историю Израиля. «Ядерный» электорат Ликуда из числа  поселенцев мало волнует вопрос открытия посольства ОАЭ в Израиле, его в первую голову волнует судьба и статус их населенных пунктоа на Западном берегу. В этой связи разговоры израильского премьера о том, что в то время как соглашение с ОАЭ только заморозит процесс аннексии Израиля, а он сможет продолжить ео позже, надо отнести больше к попытке «сохранить лицо». Израильские официальные лица заявили, что они приостановят аннексию по просьбе Соединенных Штатов, чтобы осуществить эту сделку с ОАЭ. Это, однако, не было трудной уступкой, поскольку процесс уже был по существу заморожен. На фоне всплеска инфекций COVID-19 израильское правительство национального единства сигнализировало, что оно больше сосредоточено на управлении последствиями еще одной волны коронавируса, чем на решении потенциальных последствий аннексии. Обстоятельства де могут снова стать более благоприятными для аннексии, если пандемия ослабнет и правительство Израиля стабилизируется. Рискнем предположить, что не станут. Прежде всего потому, что против этого сценария и нынешняя администрация США и, что совершенно очевидно, потенциальная демократическая новая администрация.

52.46MB | MySQL:103 | 0,640sec