О военной ситуации в Сирии (15 – 22 августа 2020 г.)

По данным совместной российско-турецкой комиссии по рассмотрению вопросов, связанных с нарушениями Единого соглашения о прекращении огня, в течение прошедшей недели было зафиксировано 23 известных нарушения режима прекращения огня. Это примерно на треть ниже показателя предыдущей недели (30). На сей раз большинство зафиксированных нарушений имело место в провинции Алеппо, причем турки не очень видели их.

В зоне деэскалации Идлиб по прежнему формально действует очередной режим прекращения огня, установленный Россией и Турцией.

В последующих данных учитывались максимальные показатели из представленной двумя частями комиссии информации. В частности, в провинции Латакия зафиксировано 2 нарушения (в течение предыдущей недели – 6), в провинции Идлиб – 4 (15), в провинции Алеппо – 11 (6), в провинции Хама – 1 (0).

17 августа самодельное взрывное устройство сработало около турецкой бронемашины сопровождения во время российско-турецкого патрулирования в провинции Идлиб, военнослужащие РФ не пострадали. Инцидент произошел во время 22-го совместного патрулирования участка трассы М4 в зоне деэскалации Идлиб. Оно в третий раз состоялось по всему маршруту — от населенного пункта Айн эль-Хабр до населенного пункта Трумба. Протяженность маршрута совместного патруля составила более 70 км.

Самолеты ВКС России в течение недели наносили удары по целям боевиков в провинции Идлиб.

Данных о применении летательных аппаратов ВВС Сирии по целям бандформирований в течение недели не имеется.

17 августа ВС США нанесли авиаудар по блокпосту сирийской армии, расположенному в одной из деревень юго-восточнее города Камышлы (провинция Хасеке). Удар был нанесен после того, как сирийские военные не пропустили через КПП американский патруль. В результате авиаудара двое  сирийских военнослужащих погибли, двое получили ранения. Эту информацию сирийских СМИ и неправительственных организаций опровергли в международной коалиции, однако подтвердили в Минобороны РФ.

20 августа российские и сирийские военные отработали обнаружение и противодействие условным диверсантам в порту Баниас на побережье Сирии в ходе совместных учений. В учениях приняли участие более 500 военнослужащих армий двух стран, а также 11 кораблей и боевых катеров ВМФ России и ВМС Сирии.

В течение недели боевые действия низкой интенсивности наблюдались в ряде провинций страны.

На юге провинции Идлиб в районе Джебель аз-Завия в течение 19 августа сирийские военные и боевики группировки «Хайат Тахрир аш-Шам» (запрещена в России) несколько раз обменивались ракетно-артиллерийскими ударами.

В провинции Хасеке 18 августа взрыв прогремел в одной из деревень западнее города Рас-эль-Айн, расположенного у границы с Турцией. У одного из опорных пунктов присутствующих в городе протурецких формирований взорвался заминированный автомобиль. В результате инцидента погибли трое боевиков, еще несколько получили ранения.

В провинции Дейр-эз-Зор 18 августа на пути российской автоколонны сработало самодельное взрывное устройство, погиб военный советник в звании генерал-майор, еще несколько человек получили ранения. Инцидент произошел при возвращении российской автоколонны после проведения гуманитарной акции в 15 км от г.Дейр- эз-Зор.

В ночь на 19 августа несколько реактивных снарядов разорвалось на территории военной базы США, расположенной на севере провинции Дейр-эз-Зор. Ракетному обстрелу подверглась база, находящаяся в районе нефтяного месторождения Коноко, которое контролируют американские войска и курдские формирования. О потерях в рядах военнослужащих США данных не приводится. Это — первый случай обстрела одного из 12 военных объектов, созданных США с 2015 года в сирийских провинциях Хасеке, Ракка и Дейр-эз-Зор. США совместно с курдами контролируют нефтеносные районы на восточном берегу Евфрата, в частности крупнейшие месторождения Эль-Омар, Танак, Эль-Джафра и Коноко, где до войны добывалось 80% сирийской нефти.

В целом, проблема Сирии, и не только ее, а той же Ливии — это проблема отношений России и Турции. В последней уже давно правят сторонники «Братьев-мусульман» — очень формально эта организация якобы запрещена в России. Интересно, а где у нас вездесущий Роскомназор? Ведь контакты с «Братьями-мусульманами» — читай, президентом Турции Р.Т.Эрдоганом – теоретически должны быть под запретом. Но кому то все можно … Ну, понятно. Пресловутые государственные интересы … А как же тогда элементарное выполнение написанных власть придержащими законов? Значит, их надо отменять.

52.18MB | MySQL:103 | 0,617sec