О конференции в Институте исследований национальной безопасности (INSS) на тему перспектив нормализации отношений между Израилем и ОАЭ. Часть 1

Институт исследований национальной безопасности (INSS) провел международную онлайн-конференцию «Дискуссия в мире о нормализации отношений между ОАЭ и Израилем: чего ожидать в будущем?» Как отметил директор Института Амос Ядлин, это стало знаковым событием, учитывая прямое участие в конференции представителей стран Персидского залива.  Научные сотрудники INSS, израильские и зарубежные эксперты обсудили ряд вопросов, среди которых: возможные последствия этого соглашения не только для Израиля и ОАЭ, но и региона в целом, а также его влияние на международный политический процесс; значение соглашения для израильско-палестинских отношений; перспективы для Израиля в установлении отношений с другими арабскими государствами; роль США и других держав.

Модератором выступил бригадный генерал в отставке Итай Брун, заместитель директора INSS по исследованиям и анализу. Среди участников были докладчики из Израиля, США и стран Персидского залива:

— директор INSS, генерал-майор в отставке Амос Ядлин;

— управляющий директор INSS, бриг. генерал Уди Декель;

— бывший посол США в ОАЭ Барбара А. Лиф, сотрудник Вашингтонского Института ближневосточной политики (WINEP) в рамках программы Гедульда по политическому процессу в арабских странах;

— профессор и заведующий кафедрой политологии Университета им. султана Кабуса Хоучан Хасан-Яри;

— президент Центра политики Эмиратов (EPC) д-р Эбтисам аль-Кетби;

— корреспондент Walla News Барак Равид;

— политический обозреватель газеты Haaretz Ноа Ландау;

— научный сотрудник Чикагского университета, преподаватель Хайфского университета, эксперт по странам Персидского залива д-р Моран Зага;

— старший научный сотрудник INSS, специализирующийся по странам Персидского залива, д-р Йоэль Гузанский[i].

По мнению д-ра Эбтисам аль-Кетби, президента Центра политики Эмиратов (EPC), сближение между Израилем и ОАЭ является неординарным фактором для региона, изменившим правила игры; тем самым была представлена новая модель преодоления хронического палестино-израильского конфликта; соглашение послужило стратегическим сдвигом в политике Израиля и ОАЭ, а также вынуждает других государственных и негосударственных акторов в регионе пересмотреть их стратегии. Эксперт полагает, что нормализация отношений между Израилем и ОАЭ стало стратегическим шоком для многих региональных игроков.

Для успешной реализации соглашения, говорит Э.аль-Кетби, необходимы изменения во всех аспектах региональной политики, в частности, в нарративе сторон в отношении друг друга. В результате стратегического изменения в регионе появились «победители» и «проигравшие», и основными проигравшими оказались Иран и палестинцы.

Складывающаяся ситуация способствует тому, чтобы ООН и Израиль рассмотрели вопрос о создании региональных и международных союзов, которые внесут вклад в перераспределение влияния на Ближнем Востоке в интересах его участников и минимизируют риски.

На вопрос о роли США в регионе в контексте достигнутого соглашения, д-р Э.аль-Кетби напомнила, что Америка при президенте Бараке Обаме и Дональде Трампе пересмотрела стратегическую оценку значимости Ближнего Востока и сконцентрировалась на Азии, оставив ближневосточный регион на произвол судьбы перед лицом Ирана, рассчитывая, что после заключения СВПД все начнут жить в мире. Она приписывает ОАЭ огромную роль, в том числе в качестве гаранта спокойствия на Ближнем Востоке. Это означает, что США не следует уходить из региона, а продолжать гарантировать мир и вовлекать новых участников к процессу нормализации отношений с Израилем.

По поводу вероятности того, что примеру ОАЭ последуют другие арабские страны, д-р Э.аль-Кетби допускает, что расчеты Абу-Даби могут отличаться от планов других, но в любом случае, по ее мнению, региональные государства упустили свой шанс возглавить [новый этап] в процессе нормализации отношений с Израилем. «Сейчас они все наблюдают за реакцией на арабской улице и в правящих домах», и, уверена Э.аль-Кетби, «рано или поздно придут к пониманию того, что им необходимо урегулировать отношения с еврейским государством». Тем более что многие арабские государство тайно уже контактируют с Израилем. Поэтому если соглашение между Израилем и ОАЭ будет успешным и реально поспособствует установлению мира на палестинских территориях, другие арабские государства последуют не только за Египтом и Иорданией, но и ОАЭ в плане более широкого взаимодействия в сфере технологий, науки, медицины и во многих других областях. По словам эксперта из ОАЭ, несмотря на то, что президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси поздравил обе стороны с достижением соглашения, в Египте не рады этой нормализации отношений, т.к. понимают, что Каир утратил лидерство в арабском мире.

Э.аль-Кетби настаивает на том, что объявление ОАЭ о нормализации отношений с Израилем основано на долгосрочной стратегии, а не на конъюнктурных соображениях. Она называет ОАЭ региональным игроком, который не собирается ждать, пока другие [более крупные] региональные акторы созреют для принятия стратегических решений, как например, Саудовская Аравия в отношении Израиля из-за соображений поддержания статуса хранителя религиозных святынь ислама.

Д-р Йоэль Гузанский из INSS, эксперт по странам Персидского залива, обратил внимание на время заключения соглашения с ОАЭ. В 2014 году Израиль уже почти имел соглашение с ОАЭ. По его мнению, нынешнего прорыва не было бы в том виде, в котором он произошел, без намерений Израиля аннексировать части Западного берега р. Иордан, к тому же необходимо учитывать предстоящие выборы в США.

Мотивация Вашингтона заключалась в том, чтобы улучшить подпорченный имидж ОАЭ (в том числе благодаря причастности к войне в Йемене), особенно в Конгрессе и Демократической партии США. Задача также заключалась в том, чтобы укрепить отношения между США и ОАЭ, при этом намерения Вашингтона выходят за рамки поставок истребителей F-35. Существует опасение за ОАЭ и другие страны Персидского залива в отсутствие стабильной американской поддержки и в условиях угрозы со стороны Ирана, который необходимо сдерживать.

Что касается предстоящих выборов в США, в Персидском заливе опасаются, что в случае победы Джо Байдена Вашингтон будет более мягким в отношении Ирана и более жестким в вопросах соблюдения прав человека и оружия. Эксперт напомнил, что все сделки Израиля с соседними странами с участием американцев включали пункты о поставках оружия.

По мнению Й.Гузанского, ОАЭ создали модель, но что касается палестинского вопроса, нормализация отношений с Израилем не до конца разрушает связанного с ним табу, поэтому параллельно будут существовать две модели и остальным придется решать, какой из них придерживаться.

Что касается размышлений на тему того, что за ОАЭ последует Саудовская Аравия, Й.Гузанский уверен, что наследный принц Мухаммед бен Сальман знал как минимум о самом факте готовящегося соглашения. По словам израильского эксперта, в Саудовской Аравии множество чувствительных аспектов, связанных с возможной нормализацией отношений с Израилем. Прежде всего, речь идет о религиозном контексте. Саудовскому наследному принцу необходимо усилить свое положение при дворе, пока жив король, в том числе закрепить за собой статус хранителя святых мест, по этой причине вряд ли он пойдет на официальную нормализацию отношений с Израилем в ближайшем будущем. В существующих условиях для КСА в сближении с Израилем недостатков больше, чем выгод. Король Сальман бен Абдель Азиз Аль Сауд еще жив, и для него палестинский вопрос является очень важным, поэтому министр иностранных дел КСА Фейсал бен Фархан заявил, что Эр-Рияд по-прежнему придерживаются Арабской мирной инициативы (саудовского плана урегулирования палестино-израильского конфликта от 2002 года).

Помимо Саудовской Аравии последовать примеру ОАЭ может Бахрейн. Вообще, полагает Й.Гузанский, необязательно следующим, кто установит отношения с Израилем, будет государство Персидского залива, это могут сделать страны Африки. Тогда как в Персидском заливе резко «против» нормализации отношений с Израилем выступает Кувейт и особенно Катар, который атаковал Мухаммеда бен Заида за этот шаг. Для Израиля нормализация отношений с ОАЭ может осложнить взаимоотношения с Катаром, который очень важен в плане урегулирования ситуации в секторе Газа. Что касается Турции, то соглашение с ОАЭ может втянуть Израиль в нежелательные для него конфликты. Интерес Израиля заключается в уменьшении напряженности в Восточном средиземноморье.

Еще один аспект в контексте соглашения между ОАЭ и Израилем – гонка вооружений в регионе не только между арабскими странами и Ираном, но и внутри арабского лагеря. Вопросом является то, какие отношения установятся между Катаром, с одной стороны, и Саудовской Аравией, ОАЭ, Бахрейном – с другой. Ухудшение отношений между ними уменьшает возможность нормализации с Израилем. По словам Й.Гузанского, необходимо что-то вроде «сульхи» (заключение мирного договора двумя конфликтующими сторонами в присутствии посредников).

Й.Гузанский видит продолжение амбициозной внешнеполитической линии ОАЭ, направленной на развитие отношений в регионе. Он напомнил, что в 2018 году Эмираты заключили пошли на нормализацию отношений с режимом Башара Асада в Сирии. Другое дело, что политика Абу-Даби не везде приводила к успеху – в бойкоте Катара, в Ливии или Йемене. Возвращаясь к вопросу о времени принятия решения об объявлении нормализации отношений с Израилем, израильский эксперт отмечает, что в ОАЭ наверняка решили закрепить имеющиеся достижения во взаимоотношениях с США, пока в Белом доме находится администрация Д.Трампа, т.к. в случае прихода к власти Джо Байдена, Вашингтон может изменить свою политику. К тому же ОАЭ, так же как и Израиль, имеют статус основных союзников США в регионе, и наследный принц решил закрепить за собой этот брэнд.

Хоучан Хасан-Яри, профессор и заведующий кафедрой политологии Университета им. султана Кабуса, полагает, что Израилю не стоит чрезмерно преувеличивать значимость достигнутого с ОАЭ соглашения, которое может создать дискомфорт в регионе в целом, учитывая определенные трудности между арабскими  странами. Он призвал не забывать, что, несмотря на готовность ряда арабских правителей пойти на нормализацию отношений с Израилем, в их обществах существуют по этому поводу вопросы, большие опасения и сопротивление. Израилю не следует увеличивать разрыв между арабскими правителями и их народами.

Он отмечает важность роли США в качестве «справедливого арбитра», который не должен продолжать отчуждение палестинцев. Выход из израильско-палестинского противостояния на основе создания двух государств может привести к началу новой эры, однако со стороны американцев пока не наблюдается усилий, направленных на урегулирование конфликта на основе двухгосударственного решения.

Проф. Хоучан Хасан-Яри напомнил, что исторически палестинское освободительное движение имело тенденцию к радикализации. По его словам, «Ясир Арафат был наилучшим другом Израиля, но его недооценили и не воспользовались возможностью заключить мир, что открыло двери для большей радикализации». Поэтому необходимо учитывать палестинский фактор.

В целом, полагает оманский профессор, позитивный шаг сделан, но все участники должны приложить усилия для продвижения вперед. Не стоит забывать о главной проблеме для большинства арабских государств – палестинцах, а также о сопротивлении нормализации отношений с Израилем со стороны «шиитской оси» во главе с Ираном. Хоучан Хасан-Яри допустил, что в условиях серьезных внутренних проблем Корпус стражей исламской революции (КСИР) может решиться на эффектный маневр, чтобы отвлечь внимание иранского общества от кризиса внутри страны. Например, они могут «двинуть вперед» «Хизбаллу», хотя и она находится в сложном положении; они могут использовать прокси в Сирии, есть еще ХАМАС и «Палестинский исламский джихад». Сам Иран не будет напрямую действовать против Израиля без особой необходимости, но если она возникнет, то может использовать продемонстрированные недавно ракеты.

ОАЭ не стоит обособляться от Саудовской Аравии, а наоборот еще более сплотиться в противостоянии с Ираном. Более того, полагает оманский профессор, перед лицом иранской угрозы ОАЭ, США и Израилю стоило бы рассмотреть возможность взаимодействия с другими державами – Россией и Китаем, которые, он убежден, «будут играть важную роль в регионе». Отношения между Израилем и Россией хорошие, хотя, по словам Хоучана Хасан-Яри, «не факт, что Россия играет открыто», тем не менее, «Израилю необходимо привлечь русских». С учетом вышесказанного, ОАЭ должны создать такую стратегическую среду, в которой сближение Ирана и Китая не произойдет. Что касается России, то несмотря на ее попытку взаимодействовать со всеми сторонами в регионе, Москве, как бы она этого не хотела, придется определиться, на чью сторону встать.

Оман вовлечен в процесс взаимодействия с Израилем, что является частью внешней политики государства. Политическую линию покойного султана Кабуса бен Саида продолжит его преемник, который вряд ли будет торопиться следовать примеру ОАЭ в установлении официальных отношений с Израилем.

[i] International Discussion on The Israel–UAE Normalization: What Does the Future Hold? // INSS. 23.08.2020 — https://www.inss.org.il/event/uae-israel/

62.23MB | MySQL:101 | 0,485sec