Что стоит за дипломатическим прорывом Израиля на Балканах

Сообщения о взаимном признании между Израилем и Республикой Косово, а также о переносе посольств Сербии и Косово из Тель-Авива в Иерусалим стали очередными «историческими» шагами по укреплению положения на международной арене под эгидой администрации Д.Трампа. Однако помимо соображений достижения дипломатического успеха указанные решения мотивированы еще несколькими группами причин. Если взглянуть на ситуацию глазами скептиков, получается, что далеко не все из них действительно отвечают интересам ближневосточной страны. Впрочем, есть иной подход, руководствуясь которым можно предположить, что речь идет о смене парадигм в процессе установления и развития отношений с Израилем.

Прежде всего, необходимо отметить, что судьбоносному заявлению по связанной с Израилем проблематике предшествовала встреча президента Сербии А.Вучича и премьер-министра Косово А.Хоти, на которой стороны договорились о нормализации экономических отношений. Примечательно в этой новости два обстоятельства. Во-первых, своего рода архитектором данного процесса стал Р.Гренелл – экс-посол Соединенных Штатов в ФРГ, исполняющий обязанности главы Национальной разведки, а ныне спецпосланник американского президента по мирным переговорам Сербии и Косово. В Германии дипломат был известен своей критикой федерального правительства по различным направлениям от конфликта на Балканах до антисемитизма. Немаловажно и то, в конце 2018 г. президент Косово Х.Тачи совершил необъявленный заранее визит в Берлин, во время которого встретился с Р.Гренеллом и пообещал добиться прогресса в контактах с Белградом.

Во-вторых, как впоследствии стало известно, из итогового документа, подписанного представителями Сербии и Косово, могла быть исключена формулировка об признании Белградом независимости Косово. Р.Гренелл такие подозрения отверг, сообщив, что экономика – первый шаг к политическому сближению. Подтвердил эту версию и А.Хоти. Однако не исключено, что пункт о взаимном признании Иерусалимом и Приштиной в этом контексте появился далеко не случайно. Долгие годы израильские власти по различным причинам отказывались от этого шага. Нынешнее изменение официальной линии ближневосточной страны, в свою очередь, может быть для Сербии неким свидетельством того, что в течение долгого времени бороться с косовским суверенитетом не получится под давлением растущего признания независимости республики даже теми, кто ранее избегал этого.

По мнению экс-посла Израиля в Сербии и Черногории А.Колла, корректировка израильской позиции могла стать результатом «давления» со стороны США. При этом речь может идти о своего рода необходимости отдать долги как за произраильские шаги администрации Д.Трампа в целом, так и за поддержку Б.Нетаньяху на трех подряд досрочных выборах в частности. Теперь же сам Д.Трамп, судя по всему, пытается строить свою программу, в том числе на достижениях на международной арене, включая балканский трек, где без поддержки Израиля резонанс от события не был бы достаточным.

Помимо аргументов, выдвинутых А.Коллом, можно выделить еще несколько потенциальных мотивов. Так, все еще в повестке дня остается перспектива распространения израильского суверенитета на территории на Западном берегу, замороженная, но не аннулированная окончательно. Последнему во многом препятствует то, что это обещание было предвыборным для весьма значительной категории электората Б.Неатньяху. Пока дабы правительство ближневосточной страны воздерживалось от опасного в контексте ноябрьского президентского голосования в США шага, оно получает иные привилегии. Однако демонстрация поддержки Д.Трампа на текущем этапе может подаваться Вашингтоном как обещание будущих резонансных произраильских шагов в случае переизбрания.

В какой-то степени сложившая ситуация показательна и для роли Израиля в китайско-американском противостоянии. Соглашение Белграда и Приштины – прямой ущерб китайским интересам. К примеру, стороны, в соответствии с договором, отказались от «ненадежных поставщиков» телекоммуникационного оборудования, под чем явно можно увидеть намек на Huawei и развертывание 5G. Аналогичных решений Соединенные Штаты хотят и от главного ближневосточного партнера.

Многие эксперты обращают внимание на важность признания Косово в контексте региональных вызовов израильской безопасности и суверенитету, прежде всего, со стороны палестинцев. Впрочем, если верить аналитику института Mitvim Й.Тувалю, решение Иерусалима реализовать сценарий, предложенный Вашингтоном, связано с осознанием того, что для палестинской проблемы серьезных последствий оно иметь не будет, как в сточки зрения сепаратизма израильских арабов, так и с точки зрения навязывания сторонам конфликта мирное урегулирование извне.

Впрочем, угроза может быть связана с усложняющейся ситуацией в Средиземноморье. Здесь, с одной стороны, возражения против политики Косово выразила Турция, МИД которой обвинил Приштину в подрыве статуса Иерусалима и нарушениях норм международного права, а также усмотрел признаки опасной активности Сербии. С другой стороны, против суверенитета Косово пока выступают Греция и Кипр – основные партнеры Израиля по реализации проекта газопровода EastMed. Впрочем, критичной ситуация все же не кажется, поскольку на стороне Приштины, не только США, но и Италия, также вовлеченная в региональные энергетические инициативы.

Еще один важный аспект – ситуация в ЕС, кандидатом на вступление куда является Сербия. По мнению бывшего представителя Израиля при Евросоюзе, а ныне эксперта INSS О.Эрана данный факт делает договоренности Иерусалима и Белграда в перспективе нестабильными из-за того, что Брюссель стремится к выработке единой линии в отношении палестино-израильского конфликта. В том случае, если вдруг каким-то образом европейская дипломатия оставит этот аспект внешнеполитической линии без внимания, то рискует укрепить группу произраильских стран внутри организации, что грозит дальнейшей эрозией единства. А вот аргумент главного редактора газеты Israel Hyom Б.Висмута согласно которому, отсроченный перенос сербского посольства в Иерусалим  связан с намерением добиться Сербией от Израиля корректировки линии в отношении Косово, кажется не совсем актуальным. Объясняется это тем, что Европе достаточно государств от Германии до Болгарии, обе из которых, кстати, выработали свой курс в отношении Приштины не сразу, признающих суверенитет Косово.

Наконец, важным для ситуации является и контекст российско-израильских отношений. Для РФ, как известно, вопрос территориального суверенитета Сербии – принципиальный как в ООН, так и в контексте экономических интересов. В этой связи эксперты, по аналогии с палестинской проблемой, склонны считать, что в глазах Израиля шаг по признанию Косово не выглядит критичным в общем контексте диалога Москвы и Иерусалима. В некоторой степени это связано с тем, что в Израиле понимают, что партнерство России и Сербии может оказаться не таким устойчивым, как хотели бы показать в Кремле. С другой стороны, в такого рода ситуациях всегда заметны проявления принципа симметрии. Следовательно, можно подозревать, что в российско-израильском взаимодействии есть некие сложности, для ответа на которые израильское правительство пошло на отступление от невмешательства в региональные противоречия, не имеющие для ближневосточной страны прямого значения.

Таким образом, основной движущей силой в сообщениях о переходе отношений Израиля с Косово и Сербией на новый уровень кажется все-таки не собственно их двустороннее сотрудничество, а партнерство Иерусалима и Вашингтона. При этом можно отметить проявление нескольких тенденций, прежде наметившихся на других направлениях. Среди них повышение значения малых и ранее менее влиятельных государств. Впервые серьезно израильские эксперты об этом заговорили после нормализации Израиля и ОАЭ, когда в качестве участника «дипломатического прорыва» выступили представители Абу-Даби, а не Эр-Рияда. Теперь речь идет о двух игроках, не входящих в ЕС, однако явно имеющих значение для европейской политики в целом. Во-вторых, на примере Косово, вновь как в случае с ОАЭ, заметно снижение значимости палестинской проблематики при установлении отношений между страной с подавляющим большинством мусульманского населения и Израилем.

52.5MB | MySQL:103 | 0,527sec