О декларации южноевропейских стран по поводу ситуации в Восточном Средиземном море

10 сентября 2020 г. во французском городе Аяччо (Корсика) состоялся Саммит стран южной Европы – так называемой «южноевропейской семерки» или MED-7. Этот формат включает такие страны, как: Республика Кипр, Франция, Греция, Италия, Мальта, Португалия и Испания.

В контексте событий, происходящих в регионе, совершенно логично, что центральной темой Саммита стал турецко-греческий конфликт. Опять же, совершенно логично, что принимала это мероприятие именно Франция. Франция – это страна, которая стремится к доминированию в Средиземном море, а также к восстановлению своего влияние в традиционных для себя регионах. В частности, в Африке. В этом смысле, Франция уже столкнулась с многократно возросшими за последние годы амбициями Турецкой Республики. Французские и турецкие интересы, очевидным образом, пересекаются в Южной Европе, в бассейне Средиземного моря (Греция и Кипр), а также в странах Северной Африки и Африки южнее Сахары.

Вообще говоря, мы нередко пишем на страницах ИБВ о том, что политика «ноль проблем с соседями», сформулированная известным турецким новоосманом Ахметом Давутоглу «провалилась» и о том, что Турция, в настоящее время, имеет проблемы чуть ли не со всеми соседями по периметру турецкой границы. Нередко наблюдатели, как российские, так и турецкие склонны относить происходящее к «провалу» турецкой дипломатии.

Не зайдем так далеко, чтобы говорить о том, что на международной арене Турция в последние годы не допускала ошибок – их было предостаточно. Да, турецкий МИД в последние годы понес немалые кадровые потери, особенно, после попытки военного переворота в Турции, случившейся в ночь с 15 на 16 июля 2016 года, и после последовавшей за этими событиями массовой чисткой органов государственного управления. В ходе этой чистки серьезно досталось и «турецким моншерам». Так называют в стране её дипломатический корпус, считающийся одной из турецких элит. Однако, стоит отметить, что корень – школа турецкой дипломатии вкупе с турецкой системой отбора, выращивания и продвижения кадров – остается весьма глубоким.

Про «синекуры» и «теплые места» для «блатных» турецких детей не говорим. Эти явления всегда были, есть и будут, особенно, в таком обществе, как Турция, где наличествует множество горизонтальных связей между членами общества и, разумеется, есть серьезная клановость. Однако, смеем утверждать, что общей картины эти явления кардинально не меняют: турецкий МИД, как, впрочем, и турецкая Национальная разведывательная организация (MIT) остаются весьма серьезно укомплектованными кадрами службами.

Так вот: можно говорить о том, что Турцией были допущены серьезные просчеты на международной арене в последние годы. Особенно, в том, что касается событий так называемой «арабской весны» и тех возможностей, которые эти события открывают перед Турцией. «Арабская весна» стала той лакмусовой бумагой, которая обнажила намерения нынешнего турецкого руководства – прежде всего, президента Турции Р.Т.Эрдогана.

Намерения эти заключались в том, чтобы расширить ареал обитания, прочерченный для Турецкой Республики её основателем и первым президентом Турции М.К.Ататюрком. В определенной мере, речь идет о возвращении Турции на географические рубежи влияния Османской Империи. Но современная Турция, разумеется, ими не ограничивается, направляя свои усилия и на относительно новые для себя регионы – допустим, в Африку и в Латинскую Америку.

Повторимся: «арабская весна» стала одним из «вестников перемен», которые побудили Турцию активизироваться. К тому же, в свое время, подтолкнул Турцию и распад Советского Союза с образованием множества независимых государств. То, что, допустим, по «арабской весне» турецкий прогноз не сбылся и получился, в некоторой степени, «фальстарт» — это просто неудачное стечение обстоятельств для Турции. Однако, беремся утверждать, что принципиально Турция действовала бы в регионе не таким же, так схожим образом.

Потому что, помимо фактора «исторического момента», есть ещё и фактор «исторической миссии» лично президента Турции Р.Т.Эрдогана, который не просто хочет встать в одни ряд с основателем и первым президентом Турецкой Республики М.К.Ататюрком и превзойти его. Он хочет превзойти турецких (точнее османских) лидеров прошлого, включая, в частности, Мехмеда II Завоевателя, взявшего в 1453 Константинополь. Именно в таком ключе было «сервировано и подано блюдо» превращения Святой Софии из музея в мечеть. А историческая миссия заключается в том, чтобы вернуть былую славу и влияние Турецкой Республики и восстановить историческую справедливость. Понятно, что «война – дело молодых» и Р.Т.Эрдоган, очевидным образом, не молодеет. Так что, это тоже следует считать фактором, побуждающим турок действовать весьма активно и напористо именно сейчас.

Проделав эти рассуждения, мы приходим к напрашивающемуся выводу о том, что Турция желает расширить свое жизненное пространство. Эта установка прямо противоречит концепции «ноль проблем с соседями» и вызывает естественные трения между Турцией и всеми её соседями, когда страна перешла к активным действиям.

Совершенно очевидно, что такую Турецкую Республику никто не ждет за рубежом и никто не приветствует «подбрасыванием чепчиков» то, что страна пытается делать в указанном выше направлении. Свободных ниш для Турции нет и это стране, демонстрирующей отчетливые экспансионистские устремления, прямо дают понять. Вопрос заключается лишь в том, что турецкое руководство, даже если оно прямо об этом не говорит, считает Европу рыхлой, аморфной и демонстрирующей отчетливые признаки регресса. А посему и отступать Турция не намерена.

Сегодня антитурецкий фронт возглавляет Франция, которая, в отличии от Германии и канцлера А. Меркель, готова идти с турками на обострение.

На самом деле, Восточное Средиземноморье – это не регион стратегических интересов Германии, чтобы немцы сталкивались бы из-за него с турками. Тем более, что сама Германия сегодня принимает на своей территории многомиллионную турецкую диаспору. О её политическом влиянии в стране с одной стороны говорить рано просто потому, что не так много выходцев из Турции, включая тех, кто полностью ассимилировался или же имеет двойное гражданство, занимают значимые посты в органах власти в Германии. Разве что, на муниципальном уровне.

А, с другой стороны, массовое строительство мечетей в стране говорит само за себя. А равно и то, что нередки столкновения в Европе, в том числе, в Германии между турками и курдами, в том числе, сторонниками Рабочей партии Курдистана. Европа и Германия стали ареной политической борьбы, которую Турция ведет, как если бы Европа являлась полноценным избирательным участком, где надо заниматься сбором митингов турок и, со всей отдачей, заниматься работой с диаспорой (в отличие, допустим, от ситуации, когда в стране проживает ограниченный «контингент» граждан и которым предоставляется возможность голосования на избирательных участках в дипломатических представительствах страны – В.К.).

Так что, в этих условиях, Германия демонстрирует очевидное желание не идти на обострение с Турцией.

А вот Франция, у которой региональные интересы с Турцией пересекаются и у которой – не столь большая турецкая диаспора, сегодня вышла на передний край «борьбы с Турцией, демонстрирующей агрессивную политику в регионе».

Франция, оказывающая открытую поддержку Греции и Республике Кипр, демонстрирует очевидное стремление сплотить вокруг себя государства Южной Европы. Так что, подчеркнем, неудивительно, что страна приняла в эти дни на своей территории так называемую «южноевропейскую семерку».

Результаты этой встречи, выраженные в принятой сторонами, по итогам мероприятия, Декларации от 10 сентября с.г. вызвали резкую негативную реакцию со стороны Турции. Имеет смысл рассмотреть этот документ подробно, говоря о перспективах как предстоящего 24 сентября Саммита ЕС, так и, в целом, о перспективах противостояния в Восточном Средиземном море.

Переходим к рассмотрению документа, принятого на французской Корсике (приведенный ниже документ официально опубликован Министерством иностранных дел Франции, перевод с английского языка выполнен автором – В.К.).

ДЕКЛАРАЦИЯ АЯЧЧО ПО ИТОГАМ 7-ГО САММИТА ЮЖНЫХ СТРАН ЕС (MED7) (10 СЕНТЯБРЯ 20)

  1. Мы, главы государств и правительств Кипра, Франции, Греции, Италии, Мальты, Португалии и Испании, встретились 10 сентября в Аяччо на седьмой саммит южных стран Европейского Союза (MED7).
  2. Перед лицом беспрецедентного кризиса, вызванного пандемией COVID-19, которая глубоко затронула население и экономику наших стран, увеличением числа региональных кризисов и эскалации напряженности в Средиземноморье, для нас, как никогда, важно построить единую и солидарную Европу, способную противостоять всем вызовам, с которыми она сталкивается, и стойко и решительно защищать интересы, суверенитет и суверенные права Европейского Союза и его государств-членов.

Касательно обновленной Средиземноморской политики

  1. Мы подчеркиваем стратегическое значение Южного соседства для Европы. Через 25 лет после запуска Барселонского процесса и более чем через десять лет после создания Союза для Средиземноморья, мы предлагаем придать новый импульс целостной европейской политике в Средиземноморье с целью укрепления потенциала ЕС и его государств-членов, чтобы коллективно реагировать на различные вызовы региона. С этой точки зрения и учитывая текущую работу европейских институтов, мы предлагаем возобновить Южное партнерство между Европейским союзом, его государствами-членами и нашими южными соседями. Мы с нетерпением ждем проведения Форума (Европейского) Союза по Средиземноморскому региону 27 ноября, в ознаменование 25-й годовщины принятия Барселонской декларации, которой предшествует встреча Европейского союза стран Южного соседства в Испании, которая ознаменует собой первые шаги этой обновленной Средиземноморской политики.
  2. Это обновленное Южное партнерство должно быть направлено на дальнейшее укрепление евро-средиземноморских отношений, в том числе путем укрепления Союза для Средиземноморья, консолидации диалога «5 + 5» и продвижения достижений Встречи на высшем уровне двух берегов Западного Средиземноморья. Оно (то есть, обновленное Южное партнёрство – В.К.) должно быть основано на позитивной политической повестке дня, сфокусировано на развитии конкретного сотрудничества по темам, представляющим общий интерес, определенным совместно с нашими южными партнерами: реформы, демократическое управление, устойчивость гражданского общества, климат и окружающая среда, зеленый переход (то есть, экология – В.К.), торговля и инвестиции, энергия, культура и защита наследия, миграция и мобильность, расширение прав и возможностей молодежи и цифровая повестка дня. Принимая во внимание, что отсутствие безопасности в районе Сахеля-Сахары напрямую влияет на ситуацию с безопасностью в Средиземноморье, особое внимание необходимо будет уделить этому региону, особенно в том, что касается борьбы с терроризмом и торговлей людьми и контрабандой, которые способствуют незаконной миграции.
  3. Это обновленное партнерство также должно позволить нам найти творческие и конструктивные способы управления общими благами евро-средиземноморья и решения вопросов, представляющих общий интерес, включая доступ к природным ресурсам и устойчивое управление ими. Таким образом, совместные обязательства по защите биоразнообразия в Средиземноморье могут быть приняты на «Саммите одной планеты» в Марселе в январе 2021 года и на министерской конференции Союза Средиземноморья по устойчивой голубой экономике в конце 2021 года. В контексте продвижения голубой экономики в бассейне Средиземного моря мы, по-прежнему, привержены дальнейшему развитию, в том числе, взаимодействуя с нашими южными партнерами по использованию услуг «Copernicus» для мониторинга и управления прибрежными территориями. Инициатива по устойчивому развитию голубой экономики в Западном Средиземноморье (Инициатива WestMED) может стать ценным примером сбалансированного сотрудничества Север-Юг для всего бассейна. Следует также наращивать усилия для достижения амбициозных результатов на UNFCCC COP 26 (Конференция ООН по климатическим изменениям – В.К.) и на мероприятиях, проводимых в Италии, включая конференцию «Youth4Climate» в Милане, которая предоставит молодым людям возможность внести конкретный вклад в борьбу с изменением климата. Точно так же встреча глав государств / правительств, которая состоится в Греции, в должное время, по вопросам защиты культурного и природного наследия от воздействий изменения климата, станет еще одной возможностью для тесного сотрудничества. Форум по вопросам равенства поколений, который состоится во Франции в первой половине 2021 года, также предоставит возможность привлечь гражданское общество по обе стороны Средиземного моря к достижению более общих амбиций в плане равенства между женщинами и мужчинами.

Мир и стабильность в Средиземноморье

  1. Мы подтверждаем нашу полную поддержку и солидарность с Кипром и Грецией (выделено автором статьи – В.К.) перед лицом неоднократных посягательств на их суверенитет и суверенные права, а также конфронтационных действий Турции. Мы призываем все страны региона соблюдать международное право, в частности международное морское право, и призываем все стороны разрешать свои споры путем диалога и переговоров. В этой связи мы приветствуем посреднические усилия Германии, направленные на возобновление диалога между Грецией и Турцией по проблеме морской зоны. Кроме того, мы приветствуем приглашение правительства Кипра к переговорам с Турцией, отмечая, что делимитация исключительных экономических зон и континентального шельфа должна решаться посредством диалога и переговоров в духе доброй воли, в полном соответствии с международным правом и в соответствии с принципом добрососедских отношений. В соответствии с недавними выводами Европейского Совета и Совета ЕС мы сожалеем, что Турция не ответила на неоднократные призывы Европейского союза прекратить свою одностороннюю и незаконную деятельность в Восточном Средиземноморье и Эгейском море. Мы подтверждаем нашу решимость использовать все адекватные средства, имеющиеся в распоряжении Европейского союза, в ответ на эти конфронтационные действия. В соответствии с последней неформальной встречей министров иностранных дел ЕС (Gymnich) мы соглашаемся ускорить работу над дополнительными списками на основе уже внесенных предложений с целью их быстрого принятия. Мы считаем, что при отсутствии прогресса в вовлечении Турции в диалог и если она не прекратит свою одностороннюю деятельность, ЕС готов разработать список дальнейших ограничительных мер, которые могут быть обсуждены на Европейском совете 24-25 сентября 2020 года.
  2. Неустойчивая ситуация в Ливии представляет собой угрозу стабильности страны и всего региона, включая Европейский союз, и способствует обострению террористической угрозы, торговле людьми и контрабанде. Мы напоминаем о необходимости того, чтобы ЕС сделал все возможное, чтобы внести свой вклад в усилия по стабилизации Ливии. Наращивание потенциала является ключевым моментом для ливийских властей в получении контроля над сухопутными и морскими границами и в борьбе с транзитной и контрабандной деятельностью. Мы приветствуем заявления, сделанные 21 августа главами Президентского совета и Палаты представителей Государства Ливия, в которых были установлены основополагающие принципы совместного пути к выходу из нынешнего тупика. Это позитивный шаг в правильном направлении, который необходимо развивать. У кризиса нет военного решения: мы призываем все стороны согласиться на прекращение огня и подтвердить свою приверженность политическому диалогу под эгидой Организации Объединенных Наций и исходя из параметров, согласованных на Берлинской конференции. Мы также призываем к немедленному возобновлению добычи нефти по всей стране, а также работаем над созданием механизмов для обеспечения справедливого и прозрачного распределения доходов от продажи нефти. Мы вновь заявляем о своем неприятии любого иностранного вмешательства в этот конфликт, откуда бы оно ни исходило, и по-прежнему полны решимости обеспечить соблюдение эмбарго ООН на поставки оружия, в том числе, посредством операции Irini, нарушения которой усугубили нынешнюю военную эскалацию в Ливии. Мы также по-прежнему готовы принять санкции против тех, кто причастен к нарушению эмбарго и прав человека, а также против тех, кто выступает против политического процесса.
  3. В Сирии ситуация продолжает ухудшаться, и страна погружается в цикл длительной нестабильности. Помогая сирийскому народу и беженцам, решительно борясь с терроризмом в рамках Международной коалиции против «Исламского осударства» (ИГ, здесь и далее, запрещенная в РФ террористическая организация – В.К.), мы стремимся смягчить последствия этой трагедии. Наша цель по-прежнему состоит в том, чтобы возобновить политический процесс и создать условия для добровольного, безопасного и достойного возвращения беженцев. Поиск политического решения путем переговоров под эгидой Организации Объединенных Наций — единственно возможный выход из сирийского кризиса. В этом духе и пока сирийский режим продолжает чинить препятствия любым политическим изменениям, мы продолжим ставить финансирование восстановления Сирии и нормализацию отношений с Дамаском в зависимость от осуществления надежного и прочного политического решения.
  4. На Кипре, признавая, что статус-кво не является жизнеспособной альтернативой для страны, мы полностью поддерживаем заявленное обязательство Генерального секретаря ООН продолжать его усилия по возобновлению переговоров, которые были прерваны на конференции Кранс-Монтана в 2017 году, что привело к жизнеспособному всеобъемлющему урегулированию кипрской проблемы на основе двухобщинной, двухзональной федерации с политическим равенством, как указано в соответствующих резолюциях СБ ООН и в соответствии с законодательством, ценностями и принципами ЕС. Мы призываем все стороны проявить приверженность такому урегулированию, включая его внешние аспекты, и внести в него свой вклад.
  5. Что касается ближневосточного мирного процесса, то только согласованное решение о создании двух государств, живущих в мире и безопасности вдоль безопасных и признанных границ и основанное на согласованных параметрах и международном праве, может привести к справедливому и прочному миру в регионе. Мы приветствуем объявление 14 августа о нормализации отношений между Израилем и Объединенными Арабскими Эмиратами. Обязательство Израиля приостановить аннексию палестинских территорий — это позитивный шаг, который должен стать окончательным. Как неоднократно указывал Европейский союз, любая аннексия любого рода будет представлять собой серьезное нарушение международного права. Следует избегать любых односторонних мер, которые могут поставить под угрозу решение о сосуществовании двух государств и перспективу возобновления переговоров.

Дальнейшая часть документа (пункты до 18-го включительно) содержит вопросы, касающиеся внутриевропейской повестки, которую мы пропускаем. В пункте 19 указывается на то, что следующее мероприятие в этом формате будет проведено в Греции.

Итак, что из приведенного выше в Декларации южноевропейских стран является принципиальным для Турецкой Республики?

Выделим несколько моментов:

  1. (Касательно Восточного Средиземноморья) Единодушная поддержка, выраженная южноевропейскими государствами Греции и Кипру и осуждение действий Турции в регионе.
  2. (Касательно Восточного Средиземноморья) Готовность ввести санкции против Турции на Саммите ЕС 24 – 25 сентября этого года.
  3. (Касательно Сирии) Непризнание иных форматов мирного урегулирования в Сирии, за исключением тех, что реализуются под патронажем ООН. Речь, разумеется, идет о формате Астанинского урегулирования.
  4. (Касательно Ливии) Подтверждение необходимости невмешательства иностранных государств в ливийское вооруженное противостояние и того, необходимо придерживаться оружейного эмбарго.
  5. (Касательно Кипра) Необходимость возвращения к переговорному процессу по урегулированию кипрского кризиса, свернутому в 2017 году.

Так что, неудивительно, что турецкий МИД жестко отреагировал на принятую Декларацию. В частности, как указал в своем официальном пресс-релизе турецкий МИД, заявления по кипрскому вопросу и по Восточному Средиземноморью в совместной Декларации, принятой по итогам встречи «EuroMed 7», необъективны, оторваны от реальности и не имеют правовой основы, заявило в пятницу турецкое министерство иностранных дел.

Цитируем: «Мы призываем Грецию отказаться от своих максималистских претензий в отношении морской зоны, которые нарушают международное право. Жизненно важно в целях деэскалации напряженности, чтобы Греция отозвала свои военные корабли, находящиеся возле нашего исследовательского судна Oruç Reis, чтобы она поддержала переговоры НАТО о разрешении конфликта, чтобы она прекратила милитаризацию восточных островов Эгейского моря, включая Кастелоризо, и чтобы она оставила свое угнетение турецкого меньшинства, которое в последнее время увеличилось».

52.45MB | MySQL:106 | 0,648sec