О заявлениях министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу. Часть 6

24 сентября 2020 г. состоится Саммит ЕС, на котором, в том числе, будет обсуждаться европейская позиция в отношении конфликта в Восточном Средиземноморье между Турцией и Грецией.

Этот Саммит должен официально зафиксировать европейскую позицию по отношению к одному из важнейших международных кризисов, который, буквально, балансирует на грани.

Соответственно, сейчас можно наблюдать серьезную подготовку стран – непосредственных участниц средиземноморского противостояния, Турции / ТРСК и Греции / Республики Кипр, а также вовлеченных сторон, к этому мероприятию с целью решить в ходе Саммита ЕС свои задачи – ввести сдерживающие санкции против Турции или, напротив, этого избежать. Идет большая и комплексная игра с использованием всех имеющихся у сторон доступных методов и средств.

В частности, 17 сентября с.г. Европейский парламент принял антитурецкую резолюцию по событиям в Восточном Средиземноморье.

Заголовок этого документа: «Подготовка Специального (заседания – В.К.) Европейского Совета с упором на опасную эскалацию и роль Турции в Восточно-Средиземноморском регионе Европы. Резолюция Парламента от 17 сентября 2020 года о подготовке специального саммита Совета Европы, посвященного опасной эскалации и роли Турции в Восточном Средиземноморье (2020/2774 (RSP)).

В этом документе содержится немало «плохих новостей» для Турции (см. также Часть 5 нашей публикации). Обратимся к этому документу, который, со всем основанием, следует считать «предвестником» тех решений, которые будут приняты со стороны Европейского союза в отношении Турции уже менее, чем через неделю. И, судя по всему, они не обещают ни в коей мере быть в пользу турецких претензий.

В этой связи имеет смысл подробно разобраться с тем документом, который был принят Европейским парламентом. Напомним, что рассматриваемая нами Резолюция была принята одобрена 601 голосом «за», 57 проголосовало «против» и было всего 36 «воздержавшихся».

Пропускаем вводную часть принятой Резолюции, которая сообщает предысторию вопроса, и переходим непосредственно к постановительной части документа.

«Европейский парламент:

  1. Крайне обеспокоен продолжающимся спором и связанным с ним риском дальнейшей военной эскалации в Восточном Средиземноморье между государствами-членами ЕС и страной-кандидатом в ЕС; твердо убежден в том, что устойчивое разрешение конфликта может быть найдено только путем диалога, дипломатии и переговоров в духе доброй воли и в соответствии с международным правом;
  2. Осуждает незаконную деятельность Турции на континентальном шельфе / в ИЭЗ Греции и Кипра, которая нарушает суверенные права государств-членов ЕС, и выражает свою полную солидарность с Грецией и Кипром; настоятельно призывает Турцию участвовать в мирном урегулировании споров и воздерживаться от любых односторонних и незаконных действий или угроз, поскольку это может негативно повлиять на добрососедские отношения;
  3. Приветствует решение Турции от 12 сентября 2020 года отозвать свое сейсмическое исследовательское судно Oruç Reis, сделав тем самым первый шаг к ослаблению напряженности в Восточном Средиземноморье; осуждает решение Турции от 15 сентября 2020 года о выпуске нового Navtex для продления срока службы бурового судна «Явуз» до 12 октября 2020 года; настоятельно призывает Турцию проявлять сдержанность и активно способствовать деэскалации ситуации, в том числе, уважая территориальную целостность и суверенитет всех своих соседей, незамедлительно прекращая любые дальнейшие незаконные разведочные и буровые работы в Восточном Средиземноморье, воздерживаясь от нарушения греческого воздушного пространства и греческих и кипрских территориальных вод и дистанцируясь от националистической воинственной риторики; отвергает использование угроз и ненормативной лексики по отношению к государствам-членам и ЕС, как неприемлемых для страны-кандидата в ЕС;
  4. Заявляет о необходимости найти решение с помощью дипломатических средств, посредничества и международного права и решительно поддерживает возвращение к диалогу между сторонами; призывает все вовлеченные стороны, особенно Турцию, взять на себя обязательство по безотлагательной деэскалации, прекратив военное присутствие в регионе, чтобы обеспечить диалог и эффективное сотрудничество;
  5. Призывает Турцию, как страну-кандидата в ЕС, полностью уважать морское право и суверенитет Греции и Кипра государств-членов ЕС над своими территориальными водами, а также все их суверенные права в своих морских зонах; повторяет свой призыв к правительству Турции подписать и ратифицировать UNCLOS (Конвенция ООН по морскому праву – В.К.) и напоминает, что, хотя Турция не подписала его, но обычное право предусматривает создание ИЭЗ даже для необитаемых островов;
  6. Выражает сожаление по поводу того, что растущая эскалация напряженности подрывает перспективы возобновления прямых переговоров по всеобъемлющему урегулированию кипрской проблемы, в то время, как это остается наиболее эффективным путем в отношении перспектив разграничения ИЭЗ между Кипром и Турцией; настоятельно призывает все заинтересованные стороны активно поддерживать переговоры о справедливом, всеобъемлющем и жизнеспособном урегулировании кипрской проблемы в рамках ООН, как это определено соответствующими резолюциями Совета Безопасности ООН, в соответствии с международным правом, законодательством ЕС и на основе уважения принципов, на которых основан Союз;
  7. Приветствует приглашение Турции от правительств Кипра и Греции провести добросовестные переговоры о разграничении морских пространств между их соответствующими побережьями; настоятельно призывает стороны передать соответствующие споры в Международный Суд (МС) в Гааге или прибегать к международному арбитражу в случае, если урегулирование не может быть достигнуто посредством посредничества;
  8. Приветствует усилия, прилагаемые ЕС, в первую очередь вице-президентом / президентом Борреллем и Германией, председательствующей в Совете Европейского Союза, а также другими международными организациями, такими как НАТО, для содействия поиску решения посредством диалога и дипломатии; призывает все стороны к подлинному коллективному участию в переговорах о делимитации ИЭЗ и континентального шельфа в духе доброй воли, в полной мере уважая международное право и принцип добрых отношений между соседями; поддерживает предложение о проведении многосторонней конференции по Восточному Средиземноморью с участием всех заинтересованных сторон, чтобы обеспечить платформу для разрешения споров посредством диалога;
  9. Призывает Комиссию и все государства-члены продолжать более широкий, инклюзивный диалог с Турцией, а также всеобъемлющую и стратегическую архитектуру безопасности и сотрудничество в области энергетики для Средиземноморья; призывает Комиссию и государства-члены оставаться твердо приверженными в этом диалоге основополагающим ценностям и принципам Союза, включая уважение прав человека, демократию, верховенство закона и принцип солидарности;
  10. Настоятельно призывает к комплексной оценке экологических рисков любой буровой деятельности с учетом множества рисков, связанных с разведкой газа на шельфе, для окружающей среды, персонала и местного населения; призывает все заинтересованные стороны инвестировать в возобновляемые источники энергии и устойчивое будущее, благоприятное для климата, и призывает ЕС поддержать разработку такого Зеленого соглашения для Средиземноморья, которое будет включать планы инвестиций в возобновляемые источники энергии в более широком регионе, избегать споров по поводу ограниченных ископаемых ресурсов, вредных для нашего климата и окружающей среды;
  11. Выражает серьезную озабоченность по поводу нынешнего состояния отношений между ЕС и Турцией, в основном в связи с ужасной ситуацией с правами человека в Турции и подрывом демократии и верховенства закона; подчеркивает прошлые и нынешние негативные последствия односторонних иностранных политических инициатив в более широком регионе и то, что незаконная разведка и бурение Турции в Восточном Средиземноморье еще больше усугубляют отношения между ЕС и Турцией в целом; призывает Турцию и страны-члены ЕС объединиться в поддержке мирного разрешения конфликта и политического диалога в Ливии, а также соблюдения эмбарго на поставки оружия, введенного Советом Безопасности ООН; сожалеет о негативном влиянии нынешней внешней политики Турции и других действий в Средиземноморье на стабильность в регионе; подтверждает свою позицию, выраженную в резолюции от 24 октября 2019 года о военной операции Турции на северо-востоке Сирии и ее последствиях;
  12. Призывает соответствующие форумы в НАТО, и, особенно, Целевую группу высокого уровня по контролю над обычными вооружениями, в срочном порядке, обсудить вопросы контроля над вооружениями в Восточном Средиземноморье;
  13. Вновь заявляет, что парламентский диалог между ЕС и Турцией является важным элементом диалога и усилий по деэскалации; глубоко сожалеет о постоянном отказе Великого собрания Турции (Великое Национальное Собрание (Меджлис) Турции – В.К.) возобновить двусторонние встречи Совместного парламентского комитета ЕС — Турция (СПК); призывает к немедленному продолжению этих сессий;
  14. Настаивает на том, что дальнейших санкций можно избежать только путем диалога, искреннего сотрудничества и конкретного прогресса на местах; призывает Совет быть готовым к разработке списка дальнейших ограничительных мер в отсутствие какого-либо значительного прогресса во взаимодействии с Турцией; предлагает, чтобы такие меры были секторальными и адресными; занимает твердую позицию, что эти санкции не должны иметь негативного воздействия на народ Турции, на нашу поддержку независимого гражданского общества в Турции или на беженцев, проживающих в Турции;
  15. Поручает своему президенту направить эту резолюцию Совету, Комиссии, вице-президенту Комиссии / Верховному представителю Союза по иностранным делам и политике безопасности, Парламентской ассамблее и Генеральному секретарю НАТО, Президенту, Правительству и Парламенту Турецкой Республики и государств-членов ЕС».

Итак, перед нами – тот документ, который, все всяких сомнений, задает отправную точку и, контуры будущего решения, которое Европейский союз примет в отношении Восточного Средиземноморья на Саммите 24 – 25 сентября с.г.

Показательно, что в первом пункте этого документа европейские парламентарии именуют Турцию «страной-кандидатом в ЕС» при том, что переговорный процесс к настоящему времени уже свернут. Однако, по всей видимости, во-первых, чисто с бюрократической, формальной точки зрения они должны так страну именовать. А, во-вторых, такое именование придает дополнительной оправданности осуждению Турции со стороны ЕС, которые должны проводить «комплексную оценку соответствия» страны предъявляемым к ней требованиям и критериям.

Во втором пункте, европейские парламентарии уже, собственно, выражают свою позицию, которая поддерживает Грецию и Кипр в их споре с Турцией. Действия Турции уже осуждены. При этом невозможно себе представить ситуацию, при которой Турция, после «порицания», со стороны Европейского парламента не получит осуждения и со стороны Европейского Союза 24 – 25 сентября с.г. Это будет противоречить естественному ходу вещей.

Невзирая на то, что Турция уже успела неоднократно пояснить, что вывод её исследовательского судна Oruç Reis произведен в связи с плановыми техническими работами и не имеет отношения к тому давлению, которое сейчас оказывается на страну, европейские парламентарии этот шаг поприветствовали, назвав его первым шагом к деэскалации конфликта. Впрочем, вряд ли можно считать, что объяснения Турции являются искренними. Действительно, шаг Турции с кораблем – это шаг назад, а все утверждения турецких руководителей являются рассчитанными на внутреннюю турецкую публику. Однако, подыгрывать турецкому руководству Европа явно не хочет, акцентируя внимание публики на том, что Турция делает шаг назад в Восточном Средиземноморье. И, подняв ранее ставки на заоблачную высоту, сейчас в этой высоту начинает спускаться. Разумеется, не без помощи самого ЕС.

В этом же пункте содержатся призывы, адресованные к Турции как уважать суверенитет Греции и Кипра, так и сохранять лицо в политических дебатах, не выходя за рамки, определенные дипломатическим протоколом. Иными словами, ЕС не признал отправку Турцией координат своей исключительной экономической зоны в ООН и говорит о суверенитете и территориальной целостности Греции и Кипра. Для Европейского парламента, как мы можем видеть, так называемая Севильская карта является свершившимся фактом.

Что же до турецкой лексики, которую используют турецкие руководители с трибуны, включая президента Р.Т.Эрдогана и министра иностранных дел М.Чавушоглу, то мы не раз писали на страницах сайта ИБВ о том, что турецкое руководство устроило некий «трансферинг реальности», перенеся методы внутренней политики на политику внешнюю. Отсюда и проистекают все эти многочисленные «Эй, Европа!…» и «тыкания» лидерам зарубежных стран. Так или иначе, на сегодняшний день такая риторика – часть «нового дипломатического протокола» Турции.

Позиция по исключительным экономическим зонам излагается европейскими парламентариями предельно ясно в п.5 документа: она заключается в отсылке на международное право, согласно которому обладателями исключительной экономической зоны могут быть даже необитаемые острова. Это разбивает турецкий тезис о том, что нельзя уравнивать в правах материк и острова, которые ни по площади, ни по населению, ни по экономическому, ни по политическому значению не являются сопоставимыми. Такая позиция Европейского Парламента закрывает эту дискуссию и чуть ли не прямиком отправляет Турцию, в случае её несогласия, в Международный суд.

Небольшой «сладкой пилюлей» в адрес Турции является пункт с призывом возобновить переговоры о Кипрском урегулировании, как о важном элементе разграничения исключительных экономических зон в Восточном Средиземноморье. Впрочем, здесь Турция уже отреагировала тем, что турецкий МИД заявил о том, что переговоры по Кипру, по крайней мере на нынешнем этапе, не имеют смысла и Турция в них не заинтересована. Здесь турецкий МИД, очевидно, противоречит сам себе, поскольку ранее Турция не раз говорила о том, что ИЭЗ в Восточном Средиземноморье самым тесным образом увязаны с Кипрской проблемой, которую, для начала, требуется урегулировать. Но, как мы видим, сейчас сама Турция делает в этом вопросе шаг назад.

Пункт 7 является приглашением сторон к прямым переговорам, которые, как можно ожидать, увенчаются тем, что вопрос попадет на рассмотрение в Международный суд в Гааге, который, вряд ли, окажется на турецкой стороне. Однако, даже сам факт того, что стороны перейдут к переговорам, означает, что Турция прекратит свои работы в спорных регионах Восточного Средиземноморья, а, следовательно, цель Греции и Кипра уже будет достигнута.

Пункт 8 резолюции – это не только «поощрение» миротворческих усилий в территориальном споре Германии и НАТО, но и констатация того факта, что вопрос Восточного Средиземноморья вышел за рамки двусторонних отношений Греция / Кипр – Турция / ТРСК и является уже многосторонним международным конфликтом, для урегулирования которого требуется полноценная международная конференция.

62.22MB | MySQL:101 | 0,479sec