О позиции Саудовской Аравии в вопросе о нормализации отношений с Израилем

После того, как Объединенные Арабские Эмираты и Бахрейн нормализовали отношения с Израилем, по мнению многих оптимистично настроенных израильтян, находящихся под влиянием израильских СМИ, большая часть которых активно пропагандирует миротворческие успехи премьер-министра Биньямина Нетаньяху, пришла очередь Саудовской Аравии. Однако на этом направлении дела обстоят совсем не просто, хотя определенные основания для оптимизма действительно есть. В этом смысле особый интерес привлекает появившееся в конце минувшей недели во влиятельной нью-йоркской газете The Wall Street Journal сообщение об острых разногласиях по поводу возможности подписания мирного договора с еврейским государством, которые возникли между королем Саудовской Аравии Сальманом и его сыном, наследным принцем Мухаммедом бен Сальманом. Суть и разногласий сводится к том, что король продолжает поддерживать идею арабского бойкота против Израиля как инструмента для реализации требований палестинских арабов о создании независимого государства. Наследный принц считает конфликт палестинских арабов Израилем в принципе неразрешимым и потому хочет практически полностью игнорировать его для того, чтобы получить возможность начать беспрепятственное торговое и военное сотрудничество с еврейским государством. Последнее представляет молодому саудовскому лидеру жизненно необходимым перед лицом иранской угрозы.

Со ссылкой на анонимные источники в саудовском королевском доме американская газета сообщила, для 84-летнего короля Сальмана, в отличие от его 35-летнего сына, заключение мира между ОАЭ и Израилем стало неожиданностью. Наследный принц не проинформировал своего отца о развитии событий на этом направлении, опасаясь, что король Сальман попытается остановить заключение данного договора, поскольку он недостаточно учитывает интересы палестинских арабов. А, если бы король Саудовской Аравии открыто выступил против договора, то Объединенным Арабским Эмиратам было бы нелегко подписать его.

Следует напомнить о том, что король Сальман действовал во имя палестинцев еще до того, как взошел на престол в январе 2015 года. Будучи руководителем саудовской столицы, он нередко называл себя «послом Палестины в Эр-Рияде». На протяжении десятков лет он переводил миллиарды долларов палестинским арабским организациям и установил личные связи с большинством их лидеров. В 2017 году, когда к власти в США пришел президент Дональд Трамп, король Сальман направил ему послание, в котором среди прочего говорилось, что он признает право Израиля на существование, но вместе с тем продолжает настаивать на праве палестинских арабов на создание своего собственного государства. 6 сентября этого года он беседовал по телефону с президентом США и упомянул арабскую мирную инициативу от 2002 году, которую поддержала Саудовская Аравия. Следует напомнить, что эта инициатива предусматривает урегулирование арабо-израильского конфликта при условии отступления Израиля к линиям прекращения огня, существовавшим до Шестидневной войны 1967 года, и создания независимого палестинского арабского государства со столицей в Восточном Иерусалиме.

После того, как саудовский монарх узнал о договоре о нормализации отношений между ОАЭ и Израилем, он был возмущен и потребовал от своего министра иностранных дел принца Фейсала бен Фархана выступить с официальным заявлением о том, что Саудовская Аравия по-прежнему верна своим обязательства добиваться создания палестинского арабского государства. Принц Фейсал сделал такое заявление, даже не упомянув о возможности нормализации отношений с Израилем. В дополнение к этому принц Турки бен Фейсал, занимавший в 2005-2007 гг. пост посла Саудовской Аравии с США и до сих пор считающийся особо приближенным к королю лицом, опубликовал в издающейся в Лондоне международной арабской газете «Аш-Шарк аль-Аусат» (находится в собственности саудовской корпорации SRMG) статью, в которой повторил обязательства саудовского королевского дома в отношении «палестинского дела». В той же статье он дал понять, что ОАЭ должны были бы, по мнению саудовского королевского дома, оказать давление на Израиль, чтобы добиться от него дополнительных уступок в пользу палестинских арабов – следует напомнить, что Биньямин Нетаньяху обязался в рамках этого договора отказаться от своих широко разрекламированных планов распространения израильского суверенитета на Иорданскую долину и еврейские поселения Иудеи и Самарии (Западного берега, пользуясь арабской терминологией). «Если какое-то арабское государство последует примеру Объединенных Арабских Эмиратов, — написал принц Турки, — оно должно будет потребовать за это (нормализацию отношений с Израилем – В.Ч.) цену, это должна быть высокая цена».

На этом фоне журналисты газеты The Wall Street Journal обратились за разъяснениями в саудовское Министерство связи, однако его представители воздержалось от каких-либо официальных комментариев по данному поводу.

В свете всего сказанного было бы наивно ожидать, что король Сальман на старости лет вдруг изменит свою твердо устоявшуюся позицию в отношении урегулирования арабо-израильского конфликта. «Израиль должен подождать с этим (с подписанием договора о нормализации отношений с Саудовской Аравией – В.Ч.), — заявил Йоэль Гожански, бывший заведующий отделом Ирана и государств Персидского залива в израильском Совете национальной безопасности в интервью израильской ежедневной газете «Маарив». — Это более вопрос когда, чем вопрос произойдет ли. Когда и за какую цену, а цена, которую потребовали саудовцы, обсуждается ими в ходе переговоров с Белым домом, а не с Израилем».

В том же духе высказался в интервью газете The Wall Street Journal высокопоставленный американский дипломат Дэвид Рендель, несколько лет отработавший в Саудовской Аравии. «Время работает на Израиль, — сказал он в частности. — Молодежь королевства не чувствуют никаких обязательств относительно палестинской проблемы, в отличие от своих отцов и дедов. (…) Те, кто выросли на фоне арабо-израильских войн и изучали в школе историю палестинской проблемы с тех пор, как были маленькими рассерженными детьми. Они чувствуют (старшее поколение саудовцев – В.Ч.), что Объединенные Арабские Эмираты предали палестинцев. В отличие от них, большинство саудовцев младше 30 лет эта проблема совсем не волнует».

Косвенным образом это утверждение подтверждает тем, что в отличие от своего престарелого отца 35-летний наследный принц Мухаммед бен Сальман проявил исключительную открытость по отношению к Израилю с тех пор, как в 2017 году он взял на себя ответственность за текущую работу саудовской делегации на переговорах о ближневосточном урегулировании. Он интенсифицировал контакты с Израилем по вопросам безопасности и торговли. Согласно сообщению арабских источников, наследный принц Саудовской Аравии даже оказывал давление на руководство ПНА с тем, чтобы заставить его принять раннюю версию разработанного администрацией США плана мирного урегулирования арабо-израильского конфликта, однако лидеры ПНА отказались, настаивая на том, что этот план ставит под угрозу и шансы на реализацию своих устремлений к созданию независимого государства.

«Он (наследный принц Мухаммед – В.Ч.) рассматривает это (налаживание отношений с Израилем – В.Ч.) в качестве практичного и необходимого шага, — сказал в интервью газете The Wall Street Journal Джозеф Вестфал, занимавший в 2014-2017 гг. пост посла Соединенных Штатов в Саудовской Аравии. По его словам, король Салман, который серьезно болен уже несколько лет, «не обязательно в курсе всего происходящего и не обязательно достаточно активно вмешивается в дела для того, чтобы контролировать их».

В начале сентября, накануне состоявшейся в Белом Доме церемонии подписания договора между Израилем и ОАЭ, с визитом в Саудовской Аравии побывал зять и советник президента США Дональда Трампа Джаред Кушнер. Он встретился как с королем Сальманом, так и с наследным принцем Мухаммедом, и беседовал с ними о возможности присоединения Саудовской Аравии к нормализации отношений с Израилем. При этом, согласно источникам в саудовском королевском доме, наследный принц сказал Кушнеру, что его отец не согласится на подписание соглашения о нормализации отношений с Израилем. Поэтому максимум, что может Саудовская Аравия сделать на данном этапе, это способствовать тому, чтобы соглашение о нормализации отношений с Израилем подписали бы не только ОАЭ, но и Бахрейн. Пресс-секретарь правительства Бахрейна косвенным образом подтвердил информацию о том, что позиция властей Саудовской Аравии сыграла определенную роль в согласии Бахрейна присоединиться к процессу нормализации, заявив, что «Бахрейн по-прежнему считает себя обязанным работать совместно со всеми своими стратегическими партнерами, чтобы достичь справедливого и длительного мира в регионе».

В заключение остается добавить, что, по мнению политических комментаторов ряда американских и израильских СМИ, на данном этапе наследный принц Мухамед бен Сальман будет способствовать подписанию договоров о нормализации отношений между Израилем и другими арабскими государствами, в которых Саудовская Аравия имеет влияние, прежде всего Суданом и Марокко. Тем самым он будет готовить общественное мнение своей страны к изменениям в политике Саудовской Аравии, которые произойдут после того, как он станет королем.

53.2MB | MySQL:101 | 0,370sec