О политических и экономических последствиях пандемии коронавируса для Марокко

По меньшей мере 2 397 случаев заражения новым коронавирусом выявлено за сутки в Марокко, общее число инфицированных достигло 107 743. Об этом сообщило 23 сентября Министерство здравоохранения. Со 2 марта, когда в королевстве был зафиксирован первый случай заражения, из-за коронавируса умерли 1 918 человек, выздоровели 88 244 пациента. Тесты на вирус у 2 349 630 человек дали отрицательный результат.. По данным Минздрава, средний показатель смертности в стране продолжает находиться на сравнительно низком уровне — менее 2%. Вместе с тем с начала августа масштабы смертности в Марокко из-за COVID-19 (вызываемое новым коронавирусом заболевание) существенно выросли. Наибольшее число инфицированных зарегистрировано в регионах: Касабланка-Сеттат, Марракеш-Сафи, Танжер-Тетуан-Эль-Хосейма, Фес-Мекнес, Рабат-Сале-Кенитра. 9 сентября правительство Марокко в шестой раз продлило действие режима чрезвычайного санитарного положения, введенного 20 марта для противодействия распространению коронавируса, на этот раз до 10 октября. Режим санитарного ЧП, по словам властей, «представляет собой правовую основу для принятия всех необходимых мер для борьбы с любым негативным развитием пандемии». Каковы политические и экономические последствия новой волны пандемии? Официальные данные в июле  свидетельствуют о том, что марокканская экономика потеряла более полумиллиона рабочих мест во втором квартале этого года из-за пандемии коронавируса. Несмотря на активные меры, принятые Марокко для противодействия воздействию COVID-19, потери рабочих мест в настоящее время исчисляются сотнями тысяч человек. Эта цифра составляет 20% рабочей силы страны в формальном секторе. Согласно меморандуму, опубликованному Управлением Высшей комиссии по планированию на рынке труда: «национальная экономика потеряла 589 000 рабочих мест во втором квартале текущего года из-за потери 520 000 рабочих мест в сельской местности и 69 000 рабочих мест в городах». Больше всего от кризиса пострадали микропредприятия, на долю которых приходится 72% компаний, объявивших о приостановлении своей деятельности, за ними следуют малые и средние предприятия (26 процентов) и крупные предприятия — 2%. Рабочие места, ликвидированные за три месяца, предшествовавших 30 июня, более чем в три раза больше рабочих мест, созданных марокканской экономикой за три года.

Как полагают американские эксперты, экономические последствия COVID-19 могут вынудить марокканское правительство отложить предстоящие выборы, что повысит риск социальных волнений и ослабления общественного контроля над избранными и неизбранными должностными лицами страны. В настоящее время Марокко планирует провести парламентские и местные выборы летом и осенью 2021 года. Некоторые марокканские политические партии настаивают на отсрочке выборов в пользу формирования правительства национального спасения, которое сможет более эффективно справиться с вызванным пандемией экономическим кризисом в стране, в то время как другие партии поддерживают своевременное проведение голосования, утверждая, что такие стрессовые обстоятельства требуют стабильности и сохранения обычного политического цикла. В августе три партии большинства Марокко заявили, что отсрочка выборов сэкономит правительству около 300 млн  долларов. Оппозиционные партии, с другой стороны, публично настаивали на проведении выборов вовремя, независимо от COVID-19, ссылаясь на необходимость повышения общественного доверия к марокканскому политическому процессу. Нынешний кризис COVID-19 в Марокко сделал голосование 2021 года особенно принципиальным с точки зрения предполагаемого активного в нем участия населения  страны. Хотя монархия в конечном счете контролирует правительство Марокко, многие из 34 000 должностей местного уровня, которые будут заполнены на предстоящих выборах, играют решающую роль в разработке и осуществлении социальной и экономической политики, влияющей на повседневную жизнь марокканцев. Марокко в значительной степени зависит от туризма и экспорта сельскохозяйственной продукции, и в этом году доходы от них резко упадут из-за пандемии, изменив траекторию устойчивого экономического роста страны. Международный валютный фонд теперь ожидает, что экономика Марокко сократится на 3,7% в 2020 году, что побудило марокканское правительство уже выпустить беспрецедентный план стимулирования в августе, чтобы компенсировать последствия прогнозируемого сокращения. Продолжающаяся в Марокко вспышка COVID-19 также предполагает длительный период разрушительных мер по блокированию, что еще больше напрягает внутреннюю экономическую активность. Запретительные меры, введенные в марте, первоначально были успешными в сдерживании распространения коронавируса, но случаи заболевания в Марокко резко возросли с тех пор, как эти ограничения были сняты в июле. Таким образом, экономические последствия COVID-19 могут подтолкнуть марокканское правительство отложить голосование в следующем году, что повысит риск политической реакции и социальных волнений. Отсрочка выборов 2021 года может стимулировать социальных волнений против ключевых политических игроков и институтов, а возможно, даже против самого института монархии. Это может проявиться в четырех динамиках, которые, в свою очередь, будут нести в себе риски более широкой нестабильности:

Общественная реакция против монархии: возможный кризис престолонаследия уже стимулировал этот системный кризис. 17-летнему наследному принцу Мулаю Хасану надо ждать еще год, чтобы принять корону. Но все более очевидное ухудшение здоровья короля Мухаммеда VI вызывает у марокканцев тревогу по поводу того, что переходный период может наступить раньше, чем ожидалось, в период значительной экономической нестабильности. Порядок престолонаследия сам по себе достаточно прозрачен, но переход от короля к королю в Марокко всегда влечет за собой существенные политические коррективы. Король Мухаммед VI, например, после вступления на престол в 1999 году, вынужден был ослабить некоторые социальные практики и проводить более либеральную экономическую политику.

Антиправительственные протесты: экономически мотивированные демонстрации и забастовки, иногда направленные против местных правительственных учреждений, были источником нестабильности в типично спокойном марокканском королевстве. Задержка с выборами в сочетании с продолжающимся экономическим стрессом, вероятно, подстегнет дополнительную протестную активность, заставив правительство подавить волнения или разработать новые меры стимулирования и социальной защиты.

Потеря легитимности для избранных политических лидеров: избранное правительство Марокко в настоящее время возглавляет исламистская Партия справедливости и развития (ПСР), которая пришла к власти после «арабской весны». Задержка выборов может поставить под угрозу популярность ПСР, стимулируя рост электоральной поддержки оппозиционных партий.

Утрата доверия к общему избирательному процессу: На протяжении многих лет активность гражданского общества в Марокко привела к избирательным реформам, которые расширили важность народного голосования. Во время «арабской весны» 2011 года протестующие и активисты добились крупной победы в этом направлении, подтолкнув власти согласиться на изменение конституции страны, чтобы позволить новой партии возглавить правительство. Однако отсрочка голосования может привести к подрыву общей легитимности выборов в глазах марокканцев, что приведет к дальнейшему сокращению их и без того ограниченного влияния в правительстве страны и неизбранной монархии.

Учитывая эти риски, Министерство внутренних дел Марокко настаивает на своевременном проведении выборов в ходе предстоящих консультаций с основными политическими партиями страны. За последние два месяца министр внутренних дел Абдельуафи Лафтит неоднократно заверял партийных лидеров, что выборы пройдут в срок. Заключительные предстоящие консультации МВД с лидерами партий в октябре окончательно завершат дебаты по поводу потенциальной задержки голосования на фоне нынешних экономических издержек Марокко.

52.51MB | MySQL:102 | 0,466sec