К вопросу о назначении наследного принца Кувейта шейха Навафа аль-Ахмеда аль-Джабера ас-Сабаха новым эмиром Кувейта

29 сентября стало известно о том, что эмир Кувейта шейх Сабах аль-Ахмад Аль-Сабах скончался в возрасте 91 года. Он умер в США в больнице Миннеаполиса, где находился на реабилитации после операции. Новым эмиром был назначен 83-летний наследный принц Кувейта шейх Наваф аль-Ахмед аль-Джабер ас-Сабах (Crown Prince Sheikh Nawaf al-Ahmad al-Jaber al-Sabah), который с июля 2020 года (в период нахождения Сабаха аль-Сабаха на лечении в США – авт.) фактически руководил страной [i]. О его назначении эмиром было объявлено вечером 29 сентября после экстренного заседания правительства Кувейта, а на следующий день кувейтский национальный телеканал показал, как он принес присягу перед Национальным собранием (парламентом) страны в качестве нового эмира. «Клянусь перед всемогущим Аллахом уважать конституцию и законы Кувейта, защищать народные свободы, интересы и богатства, хранить безопасность и территориальную целостность страны» — сказал Наваф после присяги[ii]. Он также подчеркнул, что продолжит политический курс покойного эмира шейха Сабаха. Председатель Национальной ассамблеи Марзук аль-Ганим выразил уверенность, что шейх Наваф поведет страну к еще большему процветанию.

 

Для справки:

       Согласно конституции Кувейта, наследник престола после смерти правителя автоматически становится эмиром, но наделяется всей полнотой власти после принесения клятвы перед Национальным собранием (однопалатный парламент).

       Новый эмир Кувейта шейх Наваф аль-Ахмед аль-Джабер ас-Сабах родился 25 июня 1937 года в Кувейте. Он является шестым сыном шейха Ахмеда аль-Джабера аль-Мубарака ас-Сабаха , десятого эмира Кувейта Ахмеда I (1885-1950), правившего в 1921-1950 годах. Он сводный брат эмира Кувейта Сабаха IV (Сабах аль-Ахмед аль-Джабер ас-Сабах, правившего страной в 2006-2020 годах)[iii]. Новый эмир Кувейта занимал в разные годы различные должности на госслужбе, он был министром обороны, внутренних дел, заместителем премьера и заместителя командующего Национальной гвардией. 7 февраля 2006 года получил титул наследного принца Кувейта. Он получил образование в Кувейте, женат, имеет четырех сыновей и одну дочь. Его характеризуют как человека скромного и склонного к компромиссу. 

Отметим, что назначение нынешнего эмира наследным принцем в 2006 году нарушило традицию чередования трона между кланами аль-Джабер и аль-Салим королевской семьи. Эти два клана являются потомками Джабера ас-Сабаха (Jaber al-Sabah) и Салима ас-Сабаха (Salim al-Sabah), двух бывших эмиров, чей отец, шейх Мубарак ас-Сабах, считается основателем современного Кувейта. Конституция Кувейта диктует, что правители страны должны быть потомками шейха Мубарака[iv]. Монархия Персидского залива имеет выборный парламент, но эмир остается главой государства, обладающим властью практически над всеми делами в стране. Сейчас одним из главных вопросов будет то, кто будет назначен преемником нового эмира[v]. Навафу предстоит сделать это в течение года, причем согласно конституции парламент может отклонить выбор эмира, вынудив его выдвинуть на голосование трех новых кандидатов.

Перед новым эмиром Кувейта стоит задача не из легких: ему предстоит сохранить роль Кувейта в качестве «главного миротворца» на Арабском Востоке, а также удержать стабильность внутри страны. Как отмечает агентство Reuters, новый лидер приходит к власти в то время, когда страна  сталкивается с самым высоким бюджетным дефицитом в своей истории, вызванным падением цен на нефть и пандемией коронавируса[vi]. К проблеме конфликта между Катаром и рядом арабских стран (КСА, ОАЭ, Бахрейн, Египет и т.д.), который предшественник Навафа пытался урегулировать, при этом настаивая на нейтральной позиции Кувейта в этом вопросе, прибавилось и то, что теперь два государства Персидского залива объявили о нормализации отношений с Израилем.  Покойный  шейх Сабах аль-Ахмад аль-Джабер ас-Сабах был стойким сторонником палестинцев, даже когда арабская поддержка их видения независимого государства ослабла. Издание WSJ считает, что Саудовская Аравия и ОАЭ попытаются оказать давление на Кувейт с тем, чтобы заставить его больше следовать их примеру, особенно по региональным вопросам, в которых  шейх Сабах стремился играть «по центру2. Однако вряд ли у них это получится: ведь новый эмир Кувейта активно участвовал в решениях своего предшественника и отнюдь не поддерживает одностороннюю нормализацию отношений с Израилем[vii].

Среди первоочередных внутренних проблем — недавняя блокировка парламентом Закона о государственном долге (Тhe debt law), необходимом для привлечения 20 млрд динаров (65 млрд долларов) и смягчения надвигающегося кризиса ликвидности в стране[viii]. Напомним, что в конце августа  2020 года министр финансов Барак аль-Шитан (Barak Al-Sheetan) предупредил парламент  Кувейта о том, что начиная с ноября месяца страна не будет иметь достаточных средств для покрытия зарплат государственных служащих. И это при том, что в государственном секторе работает около 80 % населения страны. Конечно, существует Фонд будущих поколений, который в случае надобности сможет выручить Кувейт, но Минфин страны считает, что имеет смысл выйти на рынок внешних заимствований. Парламент же не согласен с этим и предлагает решить проблемы самостоятельно.   Добавим, что на прошлой неделе международное рейтинговое агентство Moody’s понизило долгосрочный рейтинг эмитента Кувейта в иностранной и национальной валюте до A1 с Aa2. «Решение о понижении рейтинга отражает как рост рисков для доходов бюджета, так и ухудшение оценки институтов и эффективности управления Кувейта»,— говорилось в сообщении. Кувейту следует сосредоточиться на постепенной диверсификации экономики страны с целью снижения зависимости страны от цен на нефть.

Проблем добавляют также падение цен на нефть и общий экономический кризис, связанный с коронавирусом. Еще одна существенная проблема для Кувейта  — это коррупция. В августе с. г. в публикации ближневосточного отделения Центра Карнеги отмечалось, что Кувейт «превратился в международный центр по отмыванию денег». Именно на фоне обвинений в коррупции произошла и отставка предыдущего правительства Кувейта в конце 2019 года. Ее спровоцировал скандал в правящей семье. 72-летний сын эмира Сабаха принц Насер, занимавший тогда пост министра обороны, обвинил своего родственника, главу МВД, а также других министров и членов семьи в коррупции. Сейчас принц Насер — один из главных претендентов на престол, однако ему нужно заручиться поддержкой и семьи, и парламента[ix]. При этом эксперты гадают, может ли Кувейт решиться выбрать наследником престола представителя более молодого поколения политиков, как это уже сделали Саудовская Аравия и ОАЭ. Среди претендентов — 39-летний министр иностранных дел принц Ахмед Насер аль-Мухаммед ас-Сабах. Выбор наследника во многом определит новый курс Кувейта.

Сам эмир Наваф аль-Ахмед аль-Джабер ас-Сабах уже сделал акцент на борьбе с коррупцией. Еще в августе, замещая своего брата, он уделил особое внимание этому вопросу, дав понять, что принадлежность к монаршей династии не будет прикрытием и оправданием для преступлений. «Никто не стоит выше закона, и нет никакой защиты для коррупционеров, независимо от его имени или должности» , — подчеркнул он.

На сайте ведущей информационно-аналитической компании Global Data 30 сентября была опубликована статья Ясмин Гоцци (Yasmine Ghozzi), экономиста Global Data, в которой она следующим образом оценила те риски и проблемы, с которыми неминуемо столкнется новый эмир Кувейта. Ясмин Гоцци считает, что «приход к власти шейха Навафа аль-Ахмеда аль-Джабера ас-Сабаха не вызовет каких-либо серьезных изменений в нефтяной политике страны, которая привела к тому, что Кувейт решительно поддержал сокращение добычи ОПЕК+». Однако она считает, что, поскольку новый эмир тоже в возрасте (83 года) и у него слабое здоровье, его пребывание у власти будет недолгим, и в семье аль-Сабах будет вестись борьба за власть. «Это происходит в критический момент, когда выборы в парламент (Национальное собрание) запланированы на ноябрь 2020 года, и ожидается победа многих оппозиционных групп, что в определенной мере поможет успокоить политическую напряженность между правительством и парламентом. Пандемия COVID-19 и падение цен на нефть негативно сказались на экономике Кувейта, ухудшился кризис ликвидности, а задержка с юридическим разрешением на выпуск нового долгового закона привела к первому в истории снижению кредитного рейтинга страны агентством Moody’s (упомянуто выше – авт.)». Я.Гоцци пишет, что «приоритет Кувейта должен быть сосредоточен на ускорении экономических реформ и диверсификации экономики, избавлении ее от зависимости от углеводородов. Эти планы являются частью долгосрочного нового национального плана развития Кувейта “Видение 2035” (The Kuwait Vision 2035), однако прогресс в реализации этого плана идет очень медленно — отчасти из-за политической напряженности между правительством и парламентом, а отчасти из-за некомпетентной бюрократической среды, которая представляет собой проблему при реализации мегаинфраструктурных проектов. Бюрократия в странах Персидского залива также может отпугнуть многих инвесторов… Что же кассается инвестиционных возможностей за пределами углеводородного сектора, то они,с корее всего, останутся ограниченными из-за парламентской оппозиции и бюрократии».

[i] https://www.al-monitor.com/pulse/originals/2020/09/kuwait-emir-dies-sheikh-sabah.html

[ii] https://www.al-monitor.com/pulse/originals/2020/09/new-kuwait-emir-speech-sworn-in-nawaf-al-sabah.html

[iii] https://forbes.kz/news/2020/09/30/newsid_234620

[iv] https://www.middleeasteye.net/news/kuwait-sheikh-nawaf-al-sabah-succeeds-his-late-brother-emir

[v] http://jordantimes.com/news/region/kuwait-swears-new-emir-after-death-sheikh-sabah?__cf_chl_captcha_tk__=d275b6fcc83960458fbe25c2a7442f37f33b4081-1601521362-0-AXJ4C_aTtJgNJf3Zz-w7fq3kpd8V38MKmAIHM7vxnOZi3AOCZOvD7QXRQRRp3xBptPhEgOtD-VvEOJ7x5M3j5lzV4uJa5X7emYzXFambXv3xPJJrCPdEuLU-GlIvLHGHx5L-DxnmJnmQEywU-VTwgfl0qsg17bEq0_suOa4FcxBtuTwxfgvWIAUuoRB4RyAT53ueKeRlwSI6vXiy2Lj1rZTxK6fNyFPDsjOZxWxsYiLt2YxL5Cr6CyehypeptMbOmh2sKTMH4SaD5D126kYEx4E1aANyWbeC9_LL2lTzEksqm95-XN2QQ2m5bL9_AsbeUWnfg012udW_KBVAR79QlpqkbFBw5jj9cNxYZTs_EZ86sEFibIaklt—tKNLTfiJhTIFUehv0dsMRL5-qkHNo55tO-OdlUxQnnncP8wiJ1l6DI23es2C_NRs-iwQWckvyLdwxCdBuMVfM5_oxstmgbz5n0bFRjh872vNm7rlpBifOpG0TcSupOKKi-Qol-ObcAUzNnpKdWsvBDxvNpObS0wtw1lGEKJQ4og6XZAEHwjKR_g626zN46cBcXyVMDVt4Q

[vi] https://www.reuters.com/article/us-kuwait-emir/kuwait-bids-farewell-to-late-ruler-and-pillar-of-arab-diplomacy-as-new-emir-takes-over-idUSKBN26L166

[vii] https://news.am/rus/news/605091.html?__cf_chl_captcha_tk__=287cbf5ef331de19cbc429b4a37c50a311730a95-1601521632-0-AfdeyicFFxLGIqfqHb_3Piws2JC6Wg3stgmXxvh-IYX9bK6lyGo2opNxfDncdfYyt7b4B2JGL0T46bRoRNDXnwJu6Q32q-oQlbEmK4rBM3lyGp7ZbiNDQVoQywtGJaVhed7cbzs3UVZ2USbJepNRII27pGRNdtogvQsNZ6pO7EmbkUUH5NVQVCPn0KeGcRsKJ6BePL8Z2XrVS4QsA1euHTQZ1hxY9rnPtyeerxnYvP_jJH0kkMtQXXfcRuG5xwCc_CsG78y70h3dOL6dmyxyhb0jqx0JGZU3YlUwPyGKBvV91yGoJY7r8wG2RN_gJY_On-hW1bx8u-4xSWEkJJ-RuBmgzgnLBuoIjCSBl9cu-ikMGK4RMOFcZTnNHvelkhwoD-Un41he0tHB3VoadQnMjQG4fe7VIkDmhB_S0tQPb9fJT1PC09CjDnDk6ZXCeRTxfIlkS1l8vUaTw4IEwDfLKSt33KCP-WGPjxh0hRU4Gl9wvRuG6PwrgOm08cFFIPzaM3eog09d9rIsiS3GDTpVTOw

[viii] http://www.iimes.ru/?p=72351 «Об экономической ситуации в Кувейте» Шмелева Т.А.

[ix] https://www.kommersant.ru/doc/4511955#id1955026

52.67MB | MySQL:101 | 0,333sec