Американские эксперты о соглашении между ФАТХом и ХАМАСом, достигнутом при посредничестве Турции

Достигнутое при посредничестве Турции соглашение между ФАТХом и ХАМАСом о проведении первых за 15 лет палестинских выборов предполагает пока только очень хрупкий стимул к сотрудничеству между двумя палестинскими политическими соперниками, а также высвечивает более явно новую посредническую роль Анкары в свете потепления израильско-арабских отношений в Персидском заливе. 23-24 сентября высокопоставленные представители палестинских организаций ФАТХ и ХАМАС встретились в Стамбуле для двухдневной дискуссии, организованной Министерством иностранных дел Турции. После этой встречи представитель ХАМАСа объявил, что обе стороны, которые уже более десяти лет ведут борьбу друг с другом, договорились начать планирование выборов на Западном берегу р. Иордан и в секторе Газа в течение шести месяцев на основе полного пропорционального представительства, что должно быть оформлено соответствующим указом главы Палестинской национальной администрации (ПНА) Махмуда Аббаса. По словам генерального секретаря Центрального комитета ФАТХа Джибриля Раджуба, сначала состоятся выборы в Палестинский законодательный совет (ПЗС), затем президентские выборы и, наконец, выборы в Палестинский национальный совет (ПНС). При этом интересно, что выборы, основанные на пропорциональном представительстве, автоматически приведут к тому, что ХАМАС — независимо от того, выиграет он или проиграет по количеству поданных голосов, потеряет более половины своего предыдущего большинства в ПЗС. Этот факт свидетельствует о том, что ХАМАС под давлением Турции тактически либо добровольно уступает политическую инициативу ФАТХу, либо о том, что лидеры ХАМАСа изначально не верят в саму возможность проведения такого голосования. На сегодня однозначно существует некий консенсус в отношении продолжения внутрипалестинского диалога в целях содействия национальному единству, к которому присоединятся остальные фракции, чтобы прежде всего сформировать единую позицию на новые вызовы, которые сформированы процессом нормализации дипломатических отношений Израиля с рядом стран Персидского залива. При этом остается нерешенным главный вопрос: позволит ли Израиль вообще провести такие выборы на том же Западном берегу и в Иерусалиме? Простой факт заключается в том, что Израиль остается «отсутствующим фактором настоящего времени», который должен учитываться в любых договоренностях о палестинских выборах. Некоторые обозреватели заявляют, что могут сказать, что ПНА могла бы использовать электронное голосование, но это процедура, которая еще нуждается в изучении и доработке. Кроме того, сама ПНА находится в состоянии политической и экономической нестабильности в силу подвешенного состояния своего политического горизонта. В этой связи надо также отметить, что отсутствует и какая-то предвыборная национальная программа, которая стала бы приемлемой основой для всех палестинских политических сил на данном этапе.

В связи с этим, видимо, уместнее говорить не о реальном примирении между двумя враждующими палестинскими фракциями, а о тактическом перемирии. И вызвано оно конечно прежде всего последними по времени мирными соглашениями Израиля с Объединенными Арабскими Эмиратами и Бахрейном, что поставило перед руководством ХАМАСа и ФАТХа общий вопрос о смене традиционных покровителей палестинской государственности. Несмотря на их напряженное политическое соперничество, обе стороны глубоко обеспокоены сокращением дипломатической и финансовой поддержки палестинских территорий со стороны арабских государств Персидского залива, которые традиционно были важными палестинскими союзниками. Это создало стимул для временного компромисса между ХАМАСом и ФАТХом в рамках противодействия своей дальнейшей изоляции от арабских спонсоров. Палестинское Министерство финансов заявляет, что с марта 2020 года оно не получало финансовой помощи ни от одной арабской страны Персидского залива. При этом уровень общей иностранной помощи, которую получает ПНА, также снизился на 50% с начала 2020 года, отчасти из-за решения Соединенных Штатов прекратить всю помощь палестинцам на Западном берегу и в секторе Газа с февраля 2019 года.

Турция, тем временем, на этом фоне извлекает выгоду из меняющейся региональной динамики, созданной сделками по нормализации отношений, чтобы укрепить свои собственные полномочия в качестве главного поборника палестинского дела. Саудовская Аравия, Катар и ОАЭ когда-то играли важную роль в посредничестве между ХАМАСом и ФАТХом, но в последние годы они сократили свое участие в палестинских политических делах. Это, в свою очередь, оставило вакуум влияния, который Анкара теперь стремится заполнить, о чем свидетельствует ее роль в организации недавних переговоров. Турецкое правительство будет продолжать стремиться к проведению будущих раундов переговоров о примирении между ФАТХом и ХАМАСом, поскольку оно пытается увеличить свои политические рычаги воздействия на палестинцев и популярность в более широком мусульманском мире, в котором палестинское досье уже давно является неким скрепляющим единым базисом.

В этой связи американские эксперты констатируют, что переговоры в Стамбуле — это пока только декларация и некий сигнал со стороны палестинцев международному сообществу. Сам факт проведения выборов не очевиден, как в силу пока неясной позиции США и Израиля, так и в силу того, что обе стороны все еще должны договориться о конкретных аспектах этой сделки. Пока является фактом только то, что стамбульская встреча положила начало этому внутрипалестинскому диалогу по преодолению одного из самых застойных тупиков между ФАТХом и ХАМАСом и теоретически открыла двери для первого голосования на палестинских территориях более чем за десятилетие. При этом обе стороны по-прежнему разделены по вопросу стратегической дорожной карты создания палестинского государства. Более широкое применение ХАМАСом насилия в качестве инструмента противостояния Израилю и укрепления тем самым своей народной легитимности остается его главным отличием от ФАТХа, который вместо этого предпочитает мирные переговоры с Израилем для установления палестинской государственности. ХАМАС и возглавляемая ФАТХом ПНА выразили схожие опасения по поводу планов аннексии Израилем части территории Западного берега и явного игнорирования палестинских проблем. Но обе стороны будут продолжать конфликтовать по поводу того, как лучше всего реагировать на такие израильские угрозы. Несмотря на это, предварительное соглашение о выборах доказало, что некий компромисс (пусть и тактический) все-таки возможен. С помощью Турции укрепление степени доверия между ФАТХом и ХАМАСом может проложить путь к большему прогрессу в их других сложных решениях, касающихся руководства и политики. Кроме того, продолжающиеся переговоры о проведении выборах между ФАТХом и ХАМАСом дадут ключ к пониманию того, из них лучше всего подходит для долгосрочного руководства ПНА.

52.07MB | MySQL:101 | 0,370sec