Ситуация в Турции: сентябрь 2020 г.

Степень поляризации общества на турецком внутриполитическом поле в этот период продолжает расти. Ведущие турецкие политологи и экономисты видят причину этой тенденции, прежде всего, в отсутствии, несмотря на принимаемые правительством меры, ощутимых положительных результатов в экономике. Низкая эффективность этих правительственных мер усугубляется пандемией коронавируса, однако общество и оппозиция уже не воспринимают эту причину, а, наоборот, дополнительно используют ее для усиления критики, обвиняя правящую Партии справедливости и развития (ПСР) и ее лидера, президента Р.Т.Эрдогана в неумении и некомпетентности в борьбе с коронавирусом.

Наряду с этим, все громче из лагеря оппозиции раздаются голоса о неэффективности президентской системы власти, что и объясняет, по мнению ее представителей, «провалы» на внутриполитическом поле. И не только. Все чаще говорят о проблемах по этой же причине и на внешнеполитическом векторе деятельности властей.  «Многие волнующие турецкое общество проблемы выходят из-под контроля властей, поскольку президенту удерживать все их в поле зрения одного человека уже невозможно. Ситуация вот-вот выйдет из-под контроля. Даже президентская система правления, которая объединяет всю власть в одних руках, мало помогает в решении растущих проблем. Министры, депутаты, судьи не могут в этой системе своевременно принимать необходимые решения и применять их на практике, которая требует прежде их одобрения президентом даже если это самый незначительный вопрос. О проявлении ими инициативы не может быть и речи. Попытки установить контроль над всеми слоями общества усиливаются.  Правительство, похоже, теряет управление ими», —  пишет известный в Турции политолог Мурат Йеткин в крупнейшей в стране газете «Хюрриет».

Пандемия новой коронавирусной инфекции (COVID-19) и карантинные меры замедлили темпы развития турецкой экономики. Об этом свидетельствуют и обнародованные в начале сентября Институтом статистики Турции (TÜİK) показатели ВВП страны за II квартал текущего года. По данным TÜİK, ВВП Турции в апреле-июне 2020 года снизился на 9,9% на фоне пандемии и карантинных мер.

Для наглядности продемонстрируем показатели роста в процентах турецкой экономики с 2010 года в годовом и квартальном разрезе:

      1-й квартал 2-й квартал 3-й квартал 4-й квартал По итогам года
2010   7,0 8,1 8,7 9,7 8,5
2011   11,7 11,5 11,6 9,9 11,1
2012   6,8 5,0 3,6 4,2 4,8
2013   8,5 9,8 8,9 6,9 8,5
2014   8,7 2,9 3,7 5,9 5,2
2015   3,6 7,2 5,8 7,5 6,1
2016   4,8 4,9 -0,8 4,2 3,2
2017   5,3 5,3 11,6 7,3 7,5
2018   7,5 5,8 2,5 -2,7 3
2019   -2,6 -1,7 1 6,4 0,9
2020   4,4 -9,9

Из таблицы понятно, что, начиная со второй половины 2018 года турецкую экономику лихорадит. Тем не менее, президент Р.Т.Эрдоган говорит, что всё в порядке. Но не все согласны. «Это крушение поезда в замедленной съёмке», — заявил Угур Гюрсес, известный турецкий экономист.

Уровень безработицы в Турции за три месяца с мая по июль вырос до 13,4%, даже после того как правительство запретило компаниям увольнять рабочих. Президент Турции продлил в сентябре запрет на увольнение сотрудников компаниями. Это мера, первоначально введённая еще в марте, после начала вспышки пандемии COVID-19 в стране. Фирмам в Турции будет запрещено увольнять рабочих ещё два месяца, говорится в указе, опубликованном в «Официальном вестнике». Напомним, что срок действия этого указа истекал 17 сентября. Число занятых сократилось почти на 2 млн до 42,4% рабочей силы по сравнению с тем же периодом 2019 года. Многие работники в Турции были отправлены в неоплачиваемый отпуск работодателями или находятся на финансируемой государством программе сокращённой рабочей недели. Безработица в сельскохозяйственном секторе подскочила до 15,9%.

Наряду с этим, турецкая лира в этом году достигнет рекордно низкого уровня и снизится почти до 8 лир за доллар, поскольку власти не в состоянии успокоить обеспокоенных инвесторов, считает Capital Economics. По мнению этой лондонской компании, денежно-кредитная политика турецкого Центрального банка заключается в том, что он смог повысить в этом году свою базовую процентную ставку более чем на 22%, несмотря на ощутимые потери для лиры.

Лира также подешевела из-за вспышки пандемии коронавируса, что ещё больше оказало давление на валюту, добавил Джейсон Туви, старший экономист по развивающимся рынкам Capital Economics. Более резкое падение курса лиры возможно в ближайшей перспективе, что может вынудить Центральный банк еще более агрессивно повышать процентные ставки, сказал он. «Коронавирусный кризис нанёс значительный и длительный удар по туристическому сектору Турции, а, следовательно, по её экспорту услуг. Более слабая лира является частью корректировки», — считает Д.Туви. Напомним, что 29 сентября лира упала до 7,85 за доллар, что стало самым слабым показателем за всю историю наблюдений. По мнению экономиста, снижение курса лиры продолжится и в 2021 году. По его словам, лира может подешеветь даже до 9,25 лиры за доллар к концу года. Агентство Bloomberg отмечает, что обесценивание национальной валюты Турции связано с опасениями, что Анкара может быть втянута в конфликт между Азербайджаном и Арменией. Растущие потребительские цены с каждым днём всё больше усложняют жизнь малообеспеченным слоям населения.

И о религии, как о важной составляющей внутриполитической стабильности, на которую также обратил внимание упоминавшийся нами ранее политолог Мурат Йеткин в газете «Хюрриет». «Управление по делам религий (Diyanet) изображает сегодня себя как «государство в государстве», напоминая нам о Генеральном штабе 1980-х и 1990-х годов. Глава Управления по делам религии, позирующий с мечом в руке на открытии Собора Святой Софии в качестве мечети, мог бы удовлетворить некоторую радикальную аудиторию, но правительство ослеплено своей идеологией, чтобы видеть, что она серьезно беспокоит большинство общества».

Кроме этого, автор считает, что сегодня в Турции имеет место шантаж религиозных сект. «После потери на выборах многих муниципальных администраций в пользу основной оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП), включая Стамбул и Анкару, Р.Т.Эрдоган сталкивается теперь с шантажом исламистских сект и орденов, которые теряют основные доли, а также заметили, что поддержка президента «снизу» тает. Эти секты превратились для него в головную боль со своими различными требованиями, начиная от отмены Стамбульской конвенции против насилия в отношении женщин и заканчивая возвращением халифата. Они похожи на настойчивых уличных музыкантов турецких таверн, которые не встанут из-за вашего стола, пока вы им не заплатите».

Существенное влияние на внутриполитическую обстановку продолжает оказывать пандемия. Кривая новых заражений коронавирусом вновь поползла вверх, подрывая, полагают турецкие политологи, «моральный дух общества». Вспышка COVID-19, которая было пошла на спад из-за ограничительных, но недостаточных мер в апреле и мае, вернулась, когда эти меры были внезапно отменены в июне-июле, несмотря на все предупреждения, в основном, из-за давления со стороны торговых и туристических лобби. Министр здравоохранения Фахреттин Коджа, который ранее утверждал, что страна готова ко второй волне, теперь говорит о «втором пике первой волны». Согласно опросу MetroPoll, около 60% населения больше не верит публикуемым каждый день официальным данным о заболевших. Всего несколько месяцев назад этим цифрам доверяли примерно 70% турок.

Медицинская палата Анкары (АТО) сообщила, что по состоянию на сентябрь число медицинских работников в турецкой столице, заразившихся COVID-19, составляет 882 человека. В ATO также отметили, что число работников медицины, умерших от коронавируса, намного выше, чем было официально заявлено, поскольку по данным, полученным у врачей на местах, скончалось 90 человек. «Число заразившихся медицинских работников составляет около 10% от всех положительных случаев, выявленных по всей стране», — заявили представители палаты. Добавим, что турецкие медицинские ассоциации критикуют реакцию правительства на коронавирус, заявляя, что из-за отсутствия защитного оборудования, медработники, лечащие пациентов с коронавирусом, в некоторых случаях остаются без необходимого оборудования, медицинских масок и перчаток.

А в документе, взятом из системы управления информацией о лабораториях мМинистерства здравоохранения Турции и обнародованном 29 сентября депутатом от основной оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП), представлены результаты общенационального тестирования на коронавирус от 10 сентября, которые намного превышают официальные цифры, объявленные министерством в тот же день. По данным министерства, 10 сентября в Турции было зарегистрировано 1 тыс. 512 новых случаев заражения COVID-19, в то время как согласно документу, обнародованному депутатом НРП Муратом Эмиром, в тот же день было зафиксировано 29 тыс. 377 положительных результатов из общего числа проведенных тестов в количестве 107 тыс. 702. Турецкая телекомпания Fox Haber опубликовала видео М.Эмира, в котором он призвал министра здравоохранения Ф.Коджу «наконец уже рассказать народу правду».

Тем не менее президент Р.Т.Эрдоган настроен оптимистично. Вот его ответ, как считают его сторонники, пессимистам, данный им на открытии пятого этапа (Гебзе-Измит) 400 километровой трассы Kuzey Marmara (Северная Мраморноморская трасса), соединяющей европейскую и азиатскую части Стамбула. Трасса, проходящая через подвесной мост имени Явуза Султана Селима на севере турецкого мегаполиса, значительно разгрузит грузопоток через Стамбул. Благодаря новой трассе путь между Стамбулом и Бурсой сократится до полутора часов. Из мегаполиса в город Эскишехир можно будет доехать всего за 2,5 часа, а время в пути от Стамбула до Измира или Анкары снизится до 3,5 часов. Это действительно важный для инфраструктуры страны проект.

Обращаясь в режиме видеоконференции к участникам открытия участка дороги, Р.Т.Эрдоган сказал, что новая трасса облегчит транспортную нагрузку Стамбула и внесет важный вклад в экономическое развитие всей Турции. «Новая трасса позволит турецкой экономике ежегодно экономить по 595 млн турецких лир», — пояснил президент. Он отметил, что за годы правления Партии справедливости и развития, зафиксирован экономический рост в каждой из 81 провинции Турции. «Определенные круги пытаются остановить развитие Турции, заставить ее зациклиться на внутренних проблемах, отказаться от пробуждения, решительных шагов в Ливии, Сирии и других регионах. Именно на это была рассчитана и попытка военного переворота 15 июля 2016 года. Пока народ и власть едины, нас не смогут остановить», — сказал президент.

Турецкий лидер напомнил, что Турция входит в число стран, понесших наименьший ущерб от пандемии новой коронавирусной инфекции. «В 3-м квартале года ущерб от пандемии во всех сферах будет устранен», — пообещал он. Турецкий лидер далее привлек внимание к позиции ряда рейтинговых агентств, выступивших с негативными прогнозами по турецкой экономике. «Турция своими успехами даст должный ответ рейтинговым агентствам, пытающимся нанести ущерб нашей стране, путем снижения доверия инвесторов. Попытки разместить нашу страну в один ряд со слаборазвитыми странами Африки и Южной Америки недопустимы. Уровень безработицы в Турции будет снижаться, а экономические показатели 3-го квартала будут соответствовать ожиданиям всех слоев общества», — подчеркнул он.

Несмотря на все проблемы в борьбе с пандемией, турки доверяют именно своей медицине. Компания Стамбульские экономические исследования (İstanbul Ekonomi Araştırma) провела опрос на тему эффективности вакцины от COVID-19. Респондентам был задан вопрос «Вакцину от коронавируса какой из стран вы согласились бы сделать себе?». Вот результаты. Иран – 4,2%, Китай – 6,3%, Россия – 9,4%, США – 9,6%, Япония – 11,2%, Германия – 18,9%. А наибольшее количество опрошенных предпочло вакцину Турции – 71,8%. Ни одной из стран – 13,5%.

А 28 сентября турецкие врачи сделали уже первую прививку от коронавируса медработнику. 53-летний Асим Баштюрк вызвался добровольцем на третью фазу испытания вакцины, разработанной в Китае. «Сегодня мы начали третью фазу исследования вакцины китайского производства на медицинском факультете Джеррахпаша Стамбульского университета. Это важный день для нашего медицинского факультета. Мы продолжаем эту борьбу на факультете», — заявил доктор Мустафа Саит Гонен, декан медицинского факультета ведущего турецкого университета.

В решении экономических проблем турецкие власти возлагают большие надежды на обнаруженные в Черном море запасы природного газа. Они позволят Турции, по мнению норвежской консалтинговой компании Rystad Energy, сократить импорт энергоресурсов на 21 млрд долларов. Согласно докладу компании, по предварительным данным запасы природного газа на черноморском месторождении «Сакарья» (президент Р.Т.Эрдоган утвердил такое название – авт.) составляют 320 млрд куб. м, однако пока трудно сказать, каким точным объемом резервом обладает это месторождение. Производственная мощность на новом месторождении предположительно составит 2,5-20 млрд куб. м газа в год. При любом стечении обстоятельств добыча природного газа с данного месторождения значительно снизит турецкий импорт энергоресурсов, примерно на 200 млн — 1,5 млрд долларов в год. Согласно подсчетам специалистов Rystad Energy, сумма снижения импорта энергоносителей на 21 млрд долларов в будущем может увеличиться в зависимости от цен на мировом рынке.

Добыча на месторождении «Сакарья» сделает Турцию более «устойчивой» за столом переговоров с поставщиками газа и в целом снизит зависимость от закупки голубого топлива. Кроме этого, турецкие импортеры смогут отойти от цен, индексируемых на нефть. По данным Rystad Energy, потребление природного газа в Турции вырастет после двух лет снижения. В 2019 году потребление природного газа в Турции составило 44 млрд куб. м, в 2030 году достигнет 59 млрд, в 2040 – 71 млрд куб. м. Это также будет способствовать значительному экономическому росту Турции. Сегодня Турция обеспечивает 99% спроса на природный газ за счет импорта. Главными экспортерами газа в Турцию являются Россия, Иран и Азербайджан. Турция также покупает сжиженный природный газ из Алжира, Нигерии, Катара и США. Доля СПГ в импорте природного газа в Турцию превысит 50%.

В стране продолжается активное обсуждение вопроса о возможности проведения в стране досрочных выборов. Мы об этом подробно писали в предыдущей статье. Выборы президента и парламента 28-го созыва в Турции состоятся, как и планировалось, в июне 2023 года. Никаких изменений в графике выборов нет. Об этом заявил генеральный председатель Партии националистического движения (ПНД) Турции Девлет Бахчели. По его словам, кандидатом от правящего блока «Союз народа» (Cumhur İttifakı) на президентских выборах 2023 года станет действующий глава государства, лидер правящей ПСР Р.Т.Эрдоган. Напомним, что ведущие политические партии Турции объединились в два крупных политических блока: «Союз народа» (Cumhur İttifakı) и «Союз нации» (Millet İttifakı). «Союз народа» образован правящей ПСР и ПНД во главе с Д.Бахчели. Основным соперником этого блока является «Союз нации», в котором состоят оппозиционные Народно-республиканская партия и Хорошая партия.

В правящем блоке в качестве одного из этапов подготовки к предстоящим выборам продолжается работа по внесению поправок в закон «О политических партиях». В ПСР и ПНД сформированы отдельные комиссии, которые приступили к правовому обоснованию изменений в этот закон. После этого комиссии обеих партий объединят свои варианты и внесут общий проект на рассмотрение в парламент. Ожидается, что новый закон усложнит усилия по формированию новых партий и их участию в выборах, что в принципе отвечает интересам правящего блока.

В настоящее время в Турции насчитывается 92 политические партии. За первые восемь месяцев 2020 года в стране было создано 13 новых партий. Согласно Конституции и законам, для регистрации новой партии требуется лишь предоставить в Министерство внутренних дел соответствующие контактные данные 30 человек, которые будут членами создаваемой партии, а также адрес штаб-квартиры и ее название.

Однако не все партии смогут участвовать в выборах. Чтобы иметь эту возможность, партия должна быть создана не менее чем за шесть месяцев до даты выборов, провести общенациональные съезды или иметь не менее 20 депутатов в парламенте. Из нынешних 92 политических партий Турции только 20 в настоящее время удовлетворяют этим требованиям. В настоящее время новые на турецком политическом поле Партия будущего и DEVA продолжают работу над своими организационными структурами.

Оппозиция продолжает попытки решить вопрос участия общего кандидата в предстоящих президентских выборах с целью одержать победу над Р.Т.Эрдоганом. На сегодняшний день, как мы и прогнозировали ранее, эти попытки безуспешны. В оппозиции существует два противоположных мнения. Одни считают, что каждая партия должна выдвинуть отдельного кандидата в президенты для участия в выборах, другие считают, что для всех оппозиционных партий должен быть объявлен единый кандидат. «Чем больше число кандидатов в президенты, тем лучше. При выборах в два тура цель должна состоять в том, чтобы соперник не набрал более 50% голосов в первом туре», — говорят сторонники первого мнения. Согласно второму мнению, Национальный альянс, состоящий из четырёх оппозиционных партий, должен присоединиться к президентским выборам с совместным кандидатом во втором туре. Только благодаря такой стратегии есть шанс, что президент Р.Т.Эрдоган не наберёт 50% голосов в первом туре, говорят его сторонники.

Напомним, что до июньских выборов 2018 года оппозиционные партии так и не смогли выдвинуть бывшего президента Абдуллаха Гюля в качестве совместного кандидата и вместо этого выставили отдельных кандидатов на выборах лидера страны. В результате тогда Р.Т.Эрдоган уже в первом туре набрал 52,6% голосов и одержал победу.

Что касается парламентских выборов, то для оппозиции тоже есть разные сценарии развития событий. Существует высокая вероятность того, что Национальный альянс, который в настоящее время состоит из Народно-республиканской партии (НРП), Хорошей партии, Партии счастья (SP) и Демократической партии (ДП), расширит список за счёт новых движений: Партии будущего и Партии демократии и прорыва (DEVA). Однако потенциально может возникнуть и третий альянс под руководством Хорошей партии. Шаги, которые будут предприняты в этом вопросе, будут зависеть от изменений, касающихся избирательного законодательства, которые на нынешнем этапе также готовятся правящим альянсом. В итоге вариантов много, участников их реализации немало, а потому шансов на достижение компромисса на сегодняшний день по-прежнему мало.

Из событий на российском векторе внешнеполитической деятельности турецкого руководства следует констатировать, что мы получили в этой сфере еще одну, третью по счету наряду с Сирией и Ливией, ярко выраженную проблему, решение которой потребует значительных усилий и компромисса с обеих сторон. Это далеко не новая проблема, но сила обострения, тлеющего уже долгие годы армяно-азербайджанского противостояния, известная реакция на него Турции, а также степень вовлеченности в него России говорит о потребности немалых дипломатических усилий Москвы и Анкары для ее урегулирования.

О сложности этого процесса говорит категорическое высказывание главы турецкого внешнеполитического ведомства. Мевлют Чавушоглу заявил, что страны (Россия, США, Франция – сопредседатели Минской группы ОБСЕ – авт.), которые занимаются решением Карабахского конфликта, это те государства, которые при выборе одной из сторон всегда выбирают Армению. «Очевидно, что с этими странами ожидать решения вопроса невозможно. Эти страны предлагают перемирие, и это правильно. Никто не желает столкновений, но важно понять: нельзя относиться в решении этого вопроса с позиции одинаковой правоты Азербайджана и Армении», — сказал он в интервью информационному агентству Анадолу.

По словам главы турецкого МИДа, «вопрос прекращения огня возможен при условии немедленного ухода Армении из оккупированных территорий Азербайджана». «Но переговорщики не говорят этого. Они предлагают сесть за стол переговоров. Уже тридцать лет длятся эти переговоры, которые не приносят результатов. И ничего конкретного для решения вопроса они не предлагают», — констатировал он.

Он отметил также, что Турция «спокойным языком пытается донести своим партнёрам эту информацию». «Но говорить это лишь за столом переговоров недостаточно. Это как обращение к глухому. Поэтому важно вести подобные процессы и за столом переговоров, и на поле боя. Что мы и делаем. И мы уже много раз наблюдали пользу от такого подхода», — сказал в заключение министр иностранных дел Турции. А президент Турции Р.Т.Эрдоган чуть ранее заявил, что Минская группа ОБСЕ, которая призвана разрешить конфликтную ситуацию в Нагорном Карабахе, очень далека от реального поиска решений в данном вопросе.

Однако далеко не все в Турции в этом диалоге использовали «спокойный язык».  Лидер националистической Партии великого единства (BBP) Мустафа Дестиджи предложил внести в повестку парламента голосование за мандат на отправку турецких военных в Азербайджан. «Парламент должен предложить правительству Турецкой Республики отправить войска в поддержку Азербайджана для борьбы с Арменией. Парламент должен одобрить мандант на отправку турецких военных в Азербайджан», — заявил он.

Нападение на Азербайджан равносильно агрессии против Турции, заявил заместитель генерального председателя турецкой правящей ПСР Нуман Куртулмуш. «Любая атака Армении на азербайджанскую деревню равнозначна нападению на турецкую деревню. Турция ожидает, что международное сообщество не будет действовать лицемерно, прекратит провокационные выпады Армении и поддержит справедливые действия Азербайджана», — отметил он. Турецкая пресса заполнена материалами с однозначной всесторонней поддержкой Азербайджана.

Кремль сразу же прокомментировал такую воинственную позицию Турции. «Любые заявления о военной поддержке или военной активности однозначно подливают масла в огонь, мы категорически против этого, мы не согласны с такой постановкой вопроса. Российская сторона исходит из необходимости скорейшего прекращения огня и боевых действий», — подчеркнул представитель Кремля. Напомним, МИД России также заявил, что Москва глубоко озабочена информацией о переброске сирийских и ливийских боевиков в зону конфликта в Нагорном Карабахе. Посол Армении в России Вардан Тоганян заявил, что боевики, переброшенные Турцией из Сирии, уже участвуют в военных действиях в Нагорном Карабахе. В свою очередь Турция назвала «черной пропагандой» сообщения о сирийских боевиках в Карабахе.

Что касается сирийского направления в сфере российско-турецких отношений, то и здесь Анкара сделала жесткое заявление в адрес Москвы в связи с визитом в Россию сопредседателя Совета демократической Сирии Ильхам Ахмеда и лидера Фронта за перемены и освобождение, секретаря партии Народная воля, члена Московской платформы сирийской оппозиции Кадри Джамиля. Визит состоялся по приглашению МИД РФ. Турция ожидает от России отказа от шагов, которые могли бы отвечать интересам образований, связанных с террористами PKK/YPG в Сирии. Об этом говорится в заявлении МИД Турции. В этом документе в связи с визитом делегации сирийских курдов подчеркивается, что Турция обеспокоена приглашением в Россию делегации структур, связанных с террористами и проведением с ними переговоров на уровне официальных лиц. «Российская Федерация должна избегать действий, противоречащих духу и обязательствам Астанинского формата», — говорится в документе, где особо привлекается внимание к попыткам боевиков сирийского крыла РПК нанести ущерб целостности Сирии.

В МИД Турции отметили, что террористы PКK/YPG поддерживают идеи сепаратизма в регионе, оказывают давление на население захваченных районов Сирии, а также формируют угрозу для национальной безопасности Турции и других соседних стран. Во внешнеполитическом ведомстве Турции напомнили о совместных заявлениях лидеров стран-гарантов Астанинских договоренностей, в которых подчеркивается решимость к борьбе с любыми проявлениями терроризма и сепаратизма. Этот же аспект нашел отражение в совместном заявлении Турции, Ирана и России от 25 августа в Женеве. При этом турецкая сторона отметила неприемлемость признания террористов PКK/YPG частью политической карты Сирии.

Москва ответила на обеспокоенность Анкары по вопросу суверенитета и территориальной целостности Сирии. Глава МИД РФ Сергей Лавров на пресс-конференции в ходе визита в Дамаск заявил, что взаимодействие России с Турцией и Ираном в рамках Астанинского формата не опирается на какие-либо коммерческие отношения. «Что касается Сирии и нашего взаимодействия с Турцией, да и с Ираном в рамках Астанинского формата, то это взаимодействие опирается на договоренности, достигнутые президентами при поддержке сирийского руководства», —  сказал С. Лавров.

Он также отметил, что наиболее важная сфера нынешнего приложения совместных усилий России и Турции — это Идлибская зона деэскалации, по которой есть конкретные, предельно четкие договоренности, распределение обязанностей. «Они предусматривают размежевание нормальной, вменяемой оппозиции и террористов, освобождение трассы М-4, создание коридора безопасности вокруг трассы. Все это пусть медленно, но устойчиво выполняется. Есть все основания полагать, что мы доведем эту работу до конца», — сказал глава российской дипломатии. Он отметил также, что «территория в Идлибской зоне деэскалации, которую контролирует правительство Сирии, существенно увеличилась с момента подписания российско-турецких договоренностей».

«Что касается вопроса о суверенитете САР, во всех без исключения документах Астанинского формата и российско-турецких договоренностях записано недвусмысленно, что Россия и Турция будут уважать суверенитет и территориальную целостность САР и не будут поощрять какие-либо сепаратистские тенденции. Эта цель обязательно будет достигнута по завершении всего процесса урегулирования», — заверил глава российской дипломатии.

Не обошлось и без критики со стороны Москвы некоторых действий Анкары на сирийском направлении. Пожалуй, впервые Москва обратила внимание турок, что выполнение Турцией своих обязательств по российско-турецким договоренностям по сирийскому Идлибу затягивается. Об этом сказала официальный представитель МИД РФ Мария Захарова. Дипломат отметила, что, «несмотря на успехи, достигнутые в борьбе с международным терроризмом на многострадальной сирийской земле», ситуация там всё ещё далека от стабильности. «Террористические организации «Хайят Тахрир аш-Шам» (запрещена в РФ), а также «Хуррас-эд-Дин» — сирийский филиал «Аль-Каиды» (запрещена в РФ) окопались в провинции Идлиб. Активность этих структур частично сдерживается присутствием в идлибской зоне турецких военных и совместными российско-турецкими патрулями на трассе М-4 на участке от Саракиба до Джиср-эш-Шугура. Однако выполнение Анкарой своих обязательств по дополнительному протоколу к российско-турецкому меморандуму, который был подписан 5 марта текущего года, затягивается», — сказала М. Захарова.

Она также отметила, что «продолжается ликвидация остатков банд ИГ, которые «регулярно напоминают о себе на обоих берегах Евфрата». «При этом террористы в полной мере используют наличие анклавов радиусом 55 км вокруг незаконной американской военной базы Эт-Танф, а также в зоне так называемых нефтяных интересов Вашингтона на землях арабских племён в Заевфратье. Легитимные власти Сирии до сих пор лишены какого-либо доступа в эти районы страны и соответственно возможности навести там просто элементарный порядок», — сказала официальный представитель российского дипведомства.

Следует обратить внимание и на вопрос взаимоотношений Турции и России в Средиземноморье. Турция нацелена на диалог со всеми странами во имя обеспечения мира в этом регионе, заявил представитель правящей ПСР Омер Челик. Опытный политик прокомментировал одному из местных телеканалов вероятность союза с Россией в восточной части Средиземного моря. Он напомнил, что Турция является членом НАТО, и альянс при каждой возможности заявляет о наличии противника в лице России. «Россия уже несколько лет проводит операции в Сирии, тогда как блок НАТО за эти годы так и не разработал плана урегулирования сирийского конфликта. Москва участвует и в процессах в Ливии. А в НАТО опять же не выступают с предложениями по разрешению разногласий на севере Африки. Кроме того, Россия является весомым игроком в Восточном Средиземноморье, а НАТО опять же не занимает четкой позиции», — сказал О.Челик. По его словам, главная проблема в противоречиях в позиции самого блока НАТО. «Если вы заявляете о наличии четкой концепции по Средиземному морю, то почему усиливается влияние России в регионе?», — спрашивает турецкий политик.

По его словам, вопрос не в реализации или отсутствии планов Турции по союзу с Россией, а в стремлении Анкары к обеспечению стабильности в регионе на фоне фактического российского присутствия в Восточном Средиземноморье. «Анкара против столкновения с какой-либо державой в регионе. Мы также не стремимся поддерживать какую-либо из конфликтующих сторон. Турция против любой формы напряженности в регионе. Мы считаем, что политическая воля и здравый смысл могут решить проблемы. Почему мы так спокойны? Потому, что правы и наша позиция основана на нормах международного права», — сказал О. Челик. Примечательно, что в тот же день глава МИД Турции М.Чавушоглу провел телефонный разговор с генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом. Как сообщили дипломатические источники в Анкаре, собеседники обсудили ситуацию в Восточном Средиземноморье.

Позитивный момент прозвучал из уст министра иностранных дел Турции. М.Чавушоглу заявил 16 сентября, что Турция и Россия близки к достижению соглашения, направленного на новое прекращение огня и налаживание политического процесса в Ливии. Анкара и Москва провели ряд переговоров, направленных на достижение урегулирования ливийского конфликта. Напомним, что Турция оказывает поддержку признанному ООН Правительству национального согласия (ПНС) в Триполи. В то время как Россия является ключевым сторонником конкурирующей администрации во главе с фельдмаршалом Халифой Хафтаром из Ливийской национальной армии (ЛНА).

«Насилие снизилось с тех пор, как ЛНА не смогла захватить Триполи в июне, что привело к почти полному прекращению конфликта. Но препятствия на пути к мирному соглашению остаются, особенно разногласия по поводу богатого нефтью города Сирт. Турция призывала к демилитаризации Сирта, но это было отвергнуто как ЛНА, которая контролирует город, так и Россией», — отметил турецкий министр. Однако, по его словам, Турция ослабила позицию в переговорах, после того как премьер-министр ПНС Фаиз Саррадж объявил, что планирует уйти в отставку к концу октября.  Ф.Саррадж был близким союзником Анкары, подписав сделку, предоставляющую Турции доступ к спорной территории у побережья Ливии в Восточном Средиземноморье. Политологи указывают, что позитивные комментарии М.Чавушоглу последовали за встречами турецких официальных лиц и их российских коллег в Анкаре по всем региональным вопросам, включая разногласия по Сирии. Россия, по их сведениям, также предложила посредничество в Восточном Средиземноморье, где Турция противостоит Греции.

Важное событие в этот период произошло и в сфере российско-турецкого сотрудничества в сфере энергетики.  Завод «Атоммаш» изготовил и отгрузил корпус реактора для первого энергоблока строящейся атомной станции «Аккую». Изготовление 330-тонного корпуса реактора длиной 12 метров заняло почти три года. Месяцем ранее с завода на стройплощадку АЭС «Аккую» – первой атомной электростанции в Турции – ушли четыре парогенератора. Таким образом, к сегодняшнему дню предприятием отгружено все важнейшее крупногабаритное оборудование первого контура реактора для блока № 1 «Аккую». На площадку заказчика оборудование отправится морским путем. Путь до АЭС «Аккую» составит 3 тыс. км.

Напомним, что проект АЭС в Турции включает в себя четыре энергоблока с российскими реакторными установками типа ВВЭР-1200 поколения 3+. Мощность каждого энергоблока составит 1200 МВт. АЭС «Аккую» – первый проект в мировой атомной отрасли, реализуемый по модели Build-Own-Operate («строй – владей – эксплуатируй»). АЭС «Аккую» отвечает всем современным требованиям мирового ядерного сообщества, закрепленным в нормах безопасности Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) и Международной консультативной группы по ядерной безопасности, и требованиям Клуба европейских эксплуатирующих организаций (EUR). Планируется, что после ввода в эксплуатацию станция будет вырабатывать около 35 млрд кВтч в год, покрывая до 10% потребности Турецкой Республики в электроэнергии. Объема выработки электроэнергии АЭС «Аккую» после ввода в эксплуатацию всех четырех блоков будет достаточно для того, чтобы примерно на 90% обеспечивать электроэнергией такой мегаполис, как Стамбул.

Говоря о событиях на других направлениях внешней политики Анкары в этот период, вновь обратимся к Средиземноморью. Евросоюзу, прежде всего Франции и Греции, не нравятся действия Анкары в Восточном Средиземноморье и, в частности, в Ливии. «Она нам больше не партнёр». Это слова президента Франции Эммануэля Макрона в отношении Турции. Французский лидер категорически не приемлет самостоятельное, агрессивное, по его словам, поведение Анкары, направленное против Европы и не учитывающее ее интересы в этом регионе.  Не устраивают западных партнеров действия Турции в Ливии, где Анкара активно участвует в гражданской войне на стороне ПНС Ливии, возглавляемого Ф.Сарраджем. Целью турецкого вмешательства является взятие под контроль всей Ливии и включение её в свою сферу влияния. Это не только противоречит интересам Франции (которая сама претендует на эту территорию), но и угрожает безопасности Европы. Ведь в этом случае Анкара получит контроль над ливийскими углеводородными месторождениями, которые в Европе рассматриваются как альтернатива российскому газу, а также над потоком мигрантов из стран Африки в Европу, значительная часть которого идёт через Ливию. Это также опасно для Европы.

Наряду с этим, французам категорически не нравятся действия Турции в греческих территориальных водах. Анкара не только претендует на эти воды, которые не признает греческими, но и активно подкрепляет свои претензии действиями турецкого ВМФ, охраняющего турецкие исследовательские суда, проводящие в данных водах геологоразведку. Мы об этом писали в предыдущих статьях. В Париже и Афинах понимают, что по линии НАТО сделать ничего нельзя, ведь Турция также является страной — членом Североатлантического альянса. Но в ЕС Турция не входит, и многими там рассматривается как реальная угроза. Поэтому Э. Макрон уже не в первый раз предлагает странам — членам Европейского союза занять коллективную жёсткую позицию, «быть ясными и твёрдыми относительно недопустимого поведения правительства Эрдогана».

Стороны проводят международные встречи, одной из тем которых неизменно становится Восточное Средиземноморье и делают весьма резкие заявления в адрес друг друга. Очередная такая попытка была предпринята Э. Макроном 10 сентября на Корсике, где собрались участники саммита стран Южной Европы (MED 7). Они выразили поддержку Греции и Кипру в свете действий Турции в Средиземном море. В нем по приглашению французской стороны приняли участие Греция, Испания, Италия, Кипр, Мальта и Португалия. «Мы адресовали послание солидарности Греции и Кипру», — сказал Э.Макрон, назвав незаконными действия Турции в Восточном Средиземноморье. Президент Франции отметил, что «участники саммита едины в своем намерении обеспечить соблюдение норм международного права». Автор статьи в LeFigaro приводит слова неназванного французского дипломата, который утверждает, что «Эрдоган понимает лишь язык силы. Так что остановить его экспансионизм можно лишь твёрдой и единой позицией».

Турция резко отреагировала на эти заявления. Официальный представитель МИД Турции Хами Аксой, комментируя итоговое заявление саммита MED 7, заявил, что позиция лидеров стран Южной Европы-участниц ЕС (MED 7) по ситуации в Восточном Средиземноморье и кипрскому урегулированию необъективна, оторвана от реалий и лишена правовой основы. Он напомнил, что итоговое заявление MED 7 не отличается от того, что было сделано по итогам прошлогоднего саммита. Представитель турецкого МИД призвал Афины к отказу от неправомерных шагов и максимализма по вопросу принадлежности континентального шельфа Средиземноморья. «Для снижения напряженности в регионе необходимо, чтобы Греция отвела военные корабли из района сейсморазведочных работ турецкого судна Oruç Reis в Восточном Средиземноморье, поддержала мирные инициативы НАТО, отказалась от милитаризации островов в восточной части Средиземного моря, в том числе острова Мейс, а также положила конец усилившемуся давлению в отношении меньшинств в Западной Фракии», — сказал Х. Аксой.

Дипломат подчеркнул, что из числа стран-кандидатов на вступление в ЕС именно у Турции самая длинная береговая полоса с Восточным Средиземноморьем. «Для обеспечения диалога и сотрудничества по Восточному Средиземноморью Афинам в первую очередь следует сесть за стол переговоров с Турцией без предварительных условий, а грекам-киприотам для разведки и использования углеводородных ресурсов сотрудничать с турками-киприотами, в том числе в вопросе распределения доходов от энергоресурсов», — сказал он. Кроме того, представитель турецкого МИД призвал Грецию и греческую общину Кипра не использовать ЕС как инструмент для достижения собственных интересов. По словам Аксоя, позиция ЕС и стран MED7 противоречит международному праву и общеевропейским нормам. «Солидарность нужно проявлять с теми, кто прав», — подчеркнул представитель МИД Турции.

Президент Турции, в свою очередь, выступил с призывом к французскому коллеге Э.Макрону «не связываться» с Анкарой, пытаясь разрешить проблемы в Восточном Средиземноморье. «Макрон говорит, что у Франции проблемы не с турецкой нацией, а с Эрдоганом. Господин Макрон, у тебя будет гораздо больше проблем со мной лично. Не связывайся с турецким народом, и не связывайся с Турцией. История Африки — это история Франции, это вы убили миллионы людей в Африке. Париж не имеет права на преподавание урока человечности Анкаре. Я сказал ему об этом лично. Я сказал, что он не знает истории», — заявил президент Турции.

Неприятная новость для Анкары пришла в этот период еще от одного союзника и партнера по НАТО относительно Кипра, а именно от Вашингтона. Дело в том, что США и Кипр подписали 12 сентября Меморандум о взаимопонимании, предусматривающий создание «Центра безопасности суши, открытого моря и портов». Этот документ нанесёт ущерб усилиям по урегулированию кипрской проблемы, вместо того, чтобы способствовать миру и стабильности, заявило Министерство иностранных дел Турции. «Меморандум игнорирует кипрско-турецкую сторону», — подчеркнул представитель ведомства Х.Аксой.

Шаги, предпринятые США для снятия эмбарго на поставки оружия киприотам-грекам и включения греческой стороны в программу международного военного образования и обучения (IMET), нарушают баланс между двумя народами на острове и усиливают напряжённость в Восточном Средиземноморье, добавил он. Особенно задел турок тот факт, что госсекретарь США Майк Помпео не встречался с представителями непризнанной Турецкой Республики Северного Кипра во время своего визита на остров. «Мы призываем США вернуться к своей традиционной политике нейтралитета в отношении острова и внести свой вклад в усилия по разрешению кипрской проблемы», — сказал Х.Аксой. Ранее 1 сентября США частично сняли эмбарго на поставки оружия администрации Кипра, а в июле М. Помпео объявил, что США включили их в свою программу военной подготовки на 2021 год.

51.98MB | MySQL:101 | 0,388sec