Армяно-азербайджанский конфликт и позиция Турции. Часть 6

27 сентября 2020 года отмечено резким обострением конфликта между Арменией и Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха. Исповедующая на протяжении всего периода независимого Азербайджана принцип «два государства – один народ» Турция, вне всякого сомнения, уже является участником противостояния на Южном Кавказе, пытаясь продолжить новую границу «дозволенного» уже в зоне российских стратегических интересов – на постсоветском пространстве.

Однако, вопрос вызывает та степень вовлеченности, на которую готова пойти Турция, исходя из нынешней обстановки внутри страны и за её пределами. А также с учетом её геополитических интересов и планов.

Заметим, что уже сейчас Турция столкнулась с реакцией международного сообщества на конфликт в Нагорном Карабахе – совместным осуждением эскалации конфликта со стороны России, США и Франции. Заметим, что Турцией это заявление было категорически отвергнуто. О причинах такой турецкой реакции поговорим отдельно ниже.

Напомним, что в предыдущей Части 5 нашей публикации (доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=73548) мы продолжили разбирать мероприятие самого влиятельного турецкого мозгового центра, Фонда политических, экономических и социальных исследований Турции, который запустил серию онлайн конференций, посвященных ситуации в Нагорном Карабахе и турецко-азербайджанским отношениям.

В частности, 1 октября состоялась веб-конференция «На пути к решению в Нагорном Карабахе» с непосредственным участием приглашенных азербайджанских гостей. Модератором мероприятия выступил Мухиттин Атаман, который является директором по внешней политике Фонда SETA.

Мы не раз, на сайте ИБВ, говорили о том, что Фонд SETAV является главным мозговым центром страны, который прямо поддерживается турецким руководством, что позволяет ему весьма оперативно реагировать на новые вводные на международной арене: как через организацию тематических мероприятий, так и через публикацию книг и статей. Многие сотрудники Фонда, одновременно, являются выступающими обозревателями и пишущими авторами для ведущих турецких СМИ, что обеспечивает Фонду дополнительные охваты и влияние.

Напомним, что, в предыдущей публикации, мы остановились на том тезисе докладчика из Турции — Ферхата Пиринчи (представитель Университета Улудаг), который, в частности, указал на то, что с этого времени, ничто не будет как прежде в Нагорном Карабахе. Ситуация вокруг этого территориального спора преодолела свой рубеж – точку невозврата.

От себя заметим, что в геополитическом смысле «окончательное решение» вопроса Нагорного Карабаха означает только одно – произойдет сближение сухопутных границ между Турцией и Азербайджаном. В идеале для Турции, желательно добиться непосредственного смыкания границы между двумя странами. Тогда, действительно, можно будет уже говорить об основе объединения / пробуждения «тюрского мира» уже не в пропагандистском и не в философском смысле, а в смысле географическом.

Даже сближение, если не смыкание, сухопутных границ между Турцией и Азербайджаном будет означать уже, что турецкая политика на постсоветском пространстве ознаменовалась громкой победой Турции, которая, заметим, стала возможна отнюдь не при огромных бюджетах ведомств мягкой силы и отнюдь не при подавляющем военном доминировании в регионе. Речь идет о том, что Турция сделала то, что не смогла сделать в 1990-е годы – подвинуть зону российского влияния в сторону российских же границ.

Опустив в сторону юридическую сторону вопроса и то, что согласно принятым международными организациями резолюциям, которые согласовывались и Россией, Нагорный Карабах – это территория Азербайджана, просто заметим, что не совсем понятно, какой «силой мысли» Россия пыталась удержать этот вопрос в подвешенном состоянии. При заметном укреплении Турции и её связей с Азербайджаном, а также турецким действиям, которые, все чаще предполагают использование силовых методов, нынешнее развитие событий можно считать заранее предопределенным.

Уже сегодня речь идет о том, что Турции удается одерживать победу на идейно-ценностном уровне, который материализуется в конкретные достижения. Подчеркнем: мы становимся непосредственными свидетелями того, что сильная идея имеет свойство материализоваться сначала в вектор исторического процесса, а потом уже и в конкретные изменения на географических картах.

Следующим выступающим на мероприятии стал Эркин Хейдерли, представитель Министерства иностранных дел Азербайджана.

Как он отметил в самом начале своего выступления, война является возможностью для того, чтобы определиться с тем, кто является твоим другом, а кто является твоим врагом. В частности, как он указал, заметную поддержку независимому Азербайджану оказывал ещё основатель и первый президент Турции М.К.Ататюрк, благодаря которому Нахичеван оказался в составе Азербайджана.

Как отметил представитель азербайджанского МИДа – позади тридцать лет бесплодных мирных переговоров, которые не привели ни к чему, кроме как к топтанию на месте.  При этом, как он подчеркнул, Азербайджан всегда мог решить вопрос Нагорного Карабаха чисто военными методами. Однако, страна неизменно придерживалась дипломатического урегулирования вопроса. Что, впрочем, не принесло никаких плодов.

В свою очередь, Армения занимается чисто имитацией процесса мирных переговоров. На фоне того, как 20% территории Азербайджана являются оккупированными и на территории страны находится приблизительно 1 млн беженцев из Нагорного Карабаха.

И это происходит на фоне того, что по Нагорному Карабаху различными международными организациями принято 4 резолюции: Европейской комиссией, Европейским парламентом, Организацией исламского сотрудничества и Организацией Объединенных Наций.

Как подчеркнул докладчик из азербайджанского МИДа, Армения является «хронически больной страной», в том числе, в экономическом и в социальном смыслах. И целью нынешнего руководства является отвлечение внимания населения от реальных проблем внутри страны.

При этом азербайджанский докладчик отметил, что Никол Пашинян пришёл ко власти в Армении под флагом демократизации страны. Однако, сегодня, по его мнению, нет отличий от авторитаризма. Уже прозвучал тезис от Никола Пашиняна о «новых землях» для Армении и, в этом смысле, 27 сентября 2020 года стало точкой разлома.

Как указала представитель МИД Азербайджана, в своих ударах, Армения не разбирала между военными и гражданскими лицами. Здесь он упомянул инцидент о гибели азербайджанской семьи в двумя детьми.

При этом докладчик указал на то, что Армения сейчас деморализована. С другой стороны, Азербайджан имеет сейчас возможность и должен обеспечить территориальную целостность своей страны.

За этими выступлениями последовала сессия «Вопрос – Ответ» в ходе которой также прозвучал ряд любопытных тезисов, касающихся нынешнего противостояния в Нагорном Карабахе.

Резюмируем те из них, которые представляются наиболее интересными в контексте нашей публикации.

Первое и главное, как заметили докладчики Россию в этом конфликте не видно. Возможно более активную роль будут пытаться играть США или Франция (впрочем, США с учетом президентских выборов – тоже под вопросом – В.К.). На самом деле, это – очень важный тезис, свидетельствующий не о том, что Россия пытается занять сбалансированную позицию между Арменией и Азербайджаном и стать миротворцем, а о том, что Россия ослабла на постсоветском пространстве.

В этом же русле идет и тезис о том, что сейчас наблюдается ослабление отношений между Арменией и Россией. Об этом свидетельствует то, что Армения пытается обратиться к механизмам ОДКБ, не встречая поддержки со стороны России, которая «пеняет» Армении на «заигрывания» с западными игроками и «игры» в западную демократию.

Сегодня, как отметили докладчики, Армения пытается использовать «черную пропаганду». А также подключать к конфликту и христианский фактор. Более того, проводит параллели и с событиями 1915 года. В своих действиях Армения опирается и на факт наличия у страны достаточно сильной диаспоры в ЕС. Её представители играют немалую роль в европейских средствах массовой информации. Кроме того, есть проармянские и даже армянские политики. В своих действия Армения опирается и на те стереотипы, которые есть и на существующую «тюркофобию».

Заметим, что идея про «тюркофобию» — это достаточно новый тезис. До сих пор, чаще можно было слышать тезис об «исламофобии». А также о «паранойе» Запада в отношении имперского прошлого Турции и всего того, что связано с Османской Империей. Если раньше Турция воевала с явлением «исламофобии», пытаясь приравнять её к антисемитизму и публикуя свои ежегодные Отчеты (кстати, этим также занимается Фонд политических, экономических и социальных исследований Турции – В.К.), то теперь, все чаще, говорится о том, что Турции не стоит стесняться своего османского прошлого и не стоит его «ретушировать» новой Турецкой Республикой. Теперь же ещё и возникает и термин «тюркофобия», который, со временем, может получить и более широкое распространение, чем озвучивание его в ходе конференции.

Ещё одной осью конфликта в Нагорном Карабахе докладчики назвали отношения между Россией и Ираном. Как было упомянуто, Россия «поставила Иран в трудное положение» тем, что попыталась осуществить поставки вооружение через его территорию в Армению. При том, что роль Азербайджана для Ирана является совершенно особой.

В очередной раз, докладчиками на конференции было отмечено, что Армения – это слабый игрок в противостоянии с Азербайджаном. И именно слабый игрок должен быть, прежде всего, заинтересован в том, чтобы проблема урегулировалась именно путем переговоров. Однако, Армения заняла агрессивную позицию по отношению к Азербайджану и просчиталась. Тем, что в Ереване не ждали, что последует такая «нетипичная», жесткая реакция на свои действия.

При всем при том, что есть и ещё один аспект – это уже отношения между Азербайджаном и Россией, а также между Азербайджаном и Ираном, которые могли бы оказать существенное влияние на конфликт, но сейчас оказались в двойственном положении и воздерживаются от решительных действий. Таким образом, активного вмешательства со стороны России и Ирана, как заметили участники конференции, не ожидается.

Как отметили участники конференции, после того, как окажется решенным вопрос Нагорного Карабаха, регион ожидает подлинный «бум».

Вот этот тезис участников конференции вызывает дополнительные вопросы. В частности, главный: как нынешний подвешенный статус Нагорного Карабаха мешает «буму», надо понимать – экономическому, в регионе Южный Кавказ? То есть, какие проекты не удается реализовывать из-за этого? И второй вопрос заключается в том, что, если даже предположить, что Азербайджан достигнет своей цели чисто военным путем и займет как оккупированные Арменией азербайджанские районы, так и всю территорию Нагорного Карабаха, означает ли это, что на этом все закончится, столкновения прекратятся, не будет межэтнических трений и наступит «мир и процветание»? То есть, участники конференции все проблемы Южного Кавказа сводят именно к тому, что им самим надо, а именно к нагорно-карабахской проблематике и к тому анклаву, который препятствует сращиванию «двух государств с одним народом».

Разумеется, в ходе конференции докладчики коснулись и вопросов «черной пропаганды» и, в частности, того тезиса, что Армения дезинформирует мировое сообщество о том, что, дескать, Турция направляет боевиков (сирийских – В.К.) в Азербайджан для участия в Нагорно-Карабахском конфликте. Что, разумеется, не соответствует действительности. Однако, по словам докладчиков, Армения пытается использовать те же инструменты в Нагорно-Карабахском конфликте, что и Греция в Восточном Средиземноморье: речь идет, разумеется, о привлечении Европейского союза на свою сторону и преподнесение именно Азербайджана, поддерживаемого Турцией (разумеется, чисто экономически и морально – В.К.), как агрессоров. В этом смысле, продолжает звучать риторика от армянской стороны, что повторяется история 100-летней давности (то есть, события 1915 года — В.К.). А, кроме того, «христианский мир» — в опасности с учетом того, что Турция начала шире проецировать свою силу на разные регионы мира. С другой стороны, чтобы вовлечь Россию в конфликт в Нагорном Карабахе, Армения пытается срежиссировать якобы имевший место инцидент со сбитым самолетом Су-25 со стороны азербайджанского (или все же турецкого) самолета F-16.

Итак, подводя черту под итогами турецко-азербайджанской конференции, организованной со стороны Фонда политических, экономических и социальных исследований Турции, можно отметить следующее.

Два рассмотренных нами мероприятия являются не только донесением до экспертного сообщества официальной позиции Турции по конфликту в Нагорном Карабахе (не путать с общественным мнением, по которому работают обычные СМИ — В.К.), но и блиц-обсуждением текущего положения дел в Нагорном Карабахе с экспресс-анализом происходящего.

К каким же выводам пришли докладчики?

  1. Армения, в своем нынешнем состоянии, достаточно ослабла экономически и внутриполитически, чтобы дать отпор силовому решению проблемы Нагорного Карабаха. Армения – это «больной человек» Южного Кавказа.
  2. Армения отдалилась от России на достаточную дистанцию, чтобы вызвать раздражение со стороны Москвы, которая не будет втягиваться в нынешнее противостояние, обнаружив себя в треугольнике Турция – Азербайджан – Армения. Аналогичный треугольник может построить для себя и другая региональная держава в лице Ирана.
  3. Армения сейчас ищет поддержку на Западе и рассчитывает на помощь, прежде всего, Франции, которая настроена крайне антитурецки. Пусть это и не говорится, однако, подспудно вызывает большой вопрос, будет ли Франция непосредственно втягиваться в конфликт в Нагорном Карабахе, даже при наличии сильной армянской диаспоры. Понимая это, Армения «пытается представить» нынешний конфликт, как атаку на христианство в регионе и использовать стратегию Греции – выставление европейского щита турецким притязанием в регионе. Да ещё и продвигая при этом националистическую риторику про «Великую Армению».
  4. С другой стороны, Азербайджан, при активной роли Турции, достаточно окреп за последние годы в военном отношении, чтобы решить застарелый вопрос военным путем. При этом, упомянутые выше треугольники и дилеммы приводят к тому, что ни одна из третьих стран, включая даже и Россию, по крайней мере пока, не будет вмешиваться в нынешний конфликт. Решительных действий также не следует ожидать и со стороны ЕС, которым нечем «наказывать» Азербайджан, а турецкое участие в конфликте ещё требуется доказать.

 

Тем не менее, истекшие дни противостояния в Нагорном Карабахе указывают на то, что блицкриг со стороны Азербайджана не удается, а, следовательно, война входит в затяжную стадию. Затяжной конфликт – не в интересах ни Азербайджана, ни, в особенности, интересах Турции. Иначе под ударом, действительно, могут оказаться объекты энергетической инфраструктуры Южного Кавказа, связывающие Азербайджан – Грузию – Турцию, что сразу поставит под вопрос достижения турецкого ТЭК последних лет, когда страна вышла на европейский рынок с предложением себя в качестве транзитной территории, альтернативной России.

51.48MB | MySQL:101 | 0,469sec