О состоянии экономики Омана

21 октября Сайт Gulf Business сообщил о том, что после более чем годичного перерыва Оман наконец возвращается на международный долговой рынок. Стремясь укрепить доверие инвесторов, сейчас он  проводит предварительные переговоры, чтобы заручиться поддержкой «некоторых государств региона», говорится в проспекте его облигаций. Сейчас трейдеры, торгующие деривативами, сократили ставки на девальвацию оманского риала в ожидании того, что более обеспеченные страны Персидского залива придут на помощь этой стране (как они сделали это для Бахрейна два года назад), если ее привязка к доллару окажется под угрозой[i]. Ведь экономика Омана в этом году перенесла двойной удар по причине пандемии коронавируса, локдауна и низких цен на нефть, как сообщает Reuters[ii]. Поэтому облигации Омана считаются не слишком перспективными и занимают чуть ли не первую позицию в рейтинге худших в регионе в этом году.

       Ситуация с экономикой султаната с каждым годом все обостряется, поскольку ее устойчивость находится в зависимости от ситуации на глобальных нефтяных рынках. В 2019 году доля совокупного национального дохода от продажи нефти и газа в Омане составляла 73% (до обвала нефтяных цен в 2014-2016 гг. она достигала 85%). Недавняя ситуация с коронавирусом и сокращение поставок ведущему мировому импортеру нефти привела к резкому сокращению производства углеводородов во всех странах ОПЕК, включая Оман, который экспортирует в Китай 32-35% всей своей нефти[iii].

Оман отстал от большинства стран ССАГПЗ в осуществлении налоговых реформ, несмотря на сокращение резервов и дефицит бюджета, который, согласно оценкам S&P Global Ratings, в этом году может достичь 19% ВВП[iv]. По данным Morgan Stanley, бюджет султаната теряет порядка 1,3-1,4 млрд риалов (3,4 млрд долларов). «Учитывая слабость позиций Омана, покупателями, скорее всего, будут те, кто приписывает большую вероятность поддержки (со стороны стран Залива – авт.) по модели бахрейнского типа», — считает Тодд Шуберт, руководитель отдела исследований в Bank of Singapore. «Это значительно снизит давление на повышение внутреннего долга или сокращение резервов», — говорит Моника Малик, главный экономист Коммерческого банка Абу-Даби. «Потребность в финансировании в будущем будет оставаться высокой, поэтому дальнейший доступ к международному долговому рынку имеет важное значение для Омана»[v].

Давняя роль султаната в качестве посредника по региональным и международным вопросам, в том числе с Ираном, а также его географическое положение на одном из самых оживленных морских путей в мире делают его стабильность важной для государств Персидского залива и международных союзников, таких как США. В то же время то, что Оман старается сохранять политику нейтралитета и не принимать чью-либо сторону в региональных спорах,  может осложнить его ситуацию с получением помощи от соседних стран Персидского залива. До сих пор велись разговоры о потенциальных эмиратских инвестициях в оманские проекты, а не о каких-либо финансовых депозитах, отметил в своем комментарии изданию The Financial Times один западный чиновник[vi]. Сейчас же разговор идет о финансовой помощи, а это поставит Маскат в зависимость от Эр-Рияда и Абу-Даби и может ухудшить его отношения с Дохой (которые до сих пор оставались нейтральными – авт.). Сближение с Китаем, который за последние несколько лет активизировал свои инвестиции как в отношении экспорта углеводородов и нефтехимии, так и инфраструктурных проектов Омана, связанных с программой «Один пояс, один путь», могло бы стать наилучшим вариантом для султаната. «Аль-Джазира» напомнила, что в 2017 году ведущие китайские банки дали Оману в долг 3,5 млрд долларов. «Учитывая глубокие экономические связи, Китай может быть хорошей возможностью, но у США, вероятно, будут возражения», — считает Джонатан Фултон, доцент Zayed University в Абу-Даби.

По предварительным сведениям, вначале Оман планировал продавать свои долларовые облигации с погашением через 3, 7 и 12 лет, причем ориентир их доходности составлял порядка 7%. 21 октября «Аль-Джазира» сообщила о том, что султанат отказался от планов разместить облигации с трехлетним сроком погашения и будет продавать последние только  с 7-летним сроком погашения на 1,25 млрд долларов и с 12-летним сроком погашения на 750 млн долларов, по информации источника, осведомленного об этой сделке[vii]. Заметим, что эта информация появилась всего через несколько дней после того, как S&P снизило долговой рейтинг Омана до B+, что на четыре ступени ниже инвестиционного уровня. В то время как правительство уже объявило, что хочет ввести ранее отложенный 5%-ный налог на добавленную стоимость в апреле 2021 года, S&P отметило, что меры жесткой бюджетной экономии, вероятно, будут вводиться только постепенно. «Сейчас сложное время для Омана», — сказал Абдул Кадир Хусейн, глава отдела управления активами с фиксированным доходом Arqaam Capital в Дубае. – «Рынок понимает, что султанат нуждается в финансировании. Но сейчас мы уже близки к концу года, поэтому инвесторы обычно склонны немного осторожничать в этот период (из-за неблагоприятной рыночной  конъюнктуры – авт.)”[viii].  Понимая это, такие компании, как Фонд национального благосостояния Турции (Turkey’s sovereign wealth fund) и украинская национальная акционерная компания «Нафтогаз Украины» отложили размещение своих долларовых еврооблигаций»[ix].

Если смотреть на долгосрочные перспективы Омана, то наилучшим решением было бы провести полномасштабную реализацию реформ в области налогообложения и субсидий, что будет крайне болезненны для населения страны, поэтому новый султан Омана Хейсам бен Тарик Аль Саид старается не торопиться.  Но, как показывает время, отсутствие реального прогресса по проведению важнейшей налоговой реформы уже ударило по международной репутации и пошатнуло позиции султаната в международной торговле. Поэтому сейчас правителю Оману нужно пересмотреть финансовую политику страны и решить, как поступить дальше: провести ли сокращение капитальных инвестиций в развитие (что, без всякого сомнения, отразится на темпах экономического роста – авт.), либо вновь прибегая к заимствованиям, что будет неизбежно вести к росту долгового бремени.

[i] https://gulfnews.com/business/banking/oman-set-for-new-bond-sale-and-counts-on-gcc-support-1.74701898

[ii] https://english.alaraby.co.uk/english/news/2020/10/20/oman-considering-possible-financial-assistance-from-gulf-states

[iii] http://www.iimes.ru/?p=67388 «Финансовые риски для Омана в 2020 году» Розов А.А.

[iv] https://english.alaraby.co.uk/english/news/2020/10/20/oman-considering-possible-financial-assistance-from-gulf-states

[v] https://gulfnews.com/business/banking/oman-set-for-new-bond-sale-and-counts-on-gcc-support-1.74701898

[vi] https://www.ft.com/content/2fac87cf-3ed4-4d3e-9ee9-280734d323f9

[vii] https://www.aljazeera.com/economy/2020/10/21/oman-wades-back-into-global-debt-market-with-2bn-bond-sale

[viii] https://www.arabianbusiness.com/politics-economics/453496-oman-dangles-bailout-card-to-win-over-investors-for-bond-sale

[ix] https://www.interfax.ru/business/732198

52.63MB | MySQL:101 | 0,345sec