О внутриполитической ситуации в Турции

Выступая в телевизионной программе две недели назад, глава Турецкой Народно-республиканской  партии (НРП) Кемаль Кылычдароглу призвал главу Партии националистического движения (ПНД) Девлета Бахчели потребовать досрочных выборов: «Спасение этой страны заключается в скорейших досрочных выборах. Я говорю это кому? Я говорю мистеру Бахчели. Если вы любите эту страну, скажите завтра утром «хватит!» — и проведите внеочередные выборы в Турции». ПНД является партнером правящей Партии справедливости и развития (ПСР) в Народном альянсе, имея 340 из 600 мест в парламенте. Если 48 членов ПНД выйдут из альянса, он потеряет свое парламентское большинство. Иными словами, именно эта партия играет важную роль в поддержании политической стабильности в стране. Именно поэтому президент Р.Т.Эрдоган так активно и спекулирует именно на националистической повестке дня за счет «маленьких победоносных войн» в регионе и активной агрессивной риторики в отношении Европы. Именно Бахчели вынудил предыдущее коалиционное правительство во главе с Бюлентом Эджевитом принять решение о проведении досрочных выборов 2 ноября 2002 года. ПНД была в то время одной из трех партий в правительстве. Возможно, именно это побудило Кылычдароглу потребовать от Бахчели повторить то, что он сделал 18 лет назад. Однако на этот раз Бахчели настаивает на том, чтобы выборы состоялись в обычное время, и отклонил обращение лидера НРП. ПСР, которая является главным партнером Народного альянса  также отказалась переносить дату выборов. Президент Турции Р.Т.Эрдоган настаивает на том, что Турция не будет проводить досрочные выборы, называя заявления Кылычдароглу отчаянными попытками отвлечь общественное мнение бесполезными вопросами. Он также отметил, что развитые страны, как правило, проводят свои выборы вовремя. Однако есть и другие причины, помимо отвлечения общественного мнения, которые побудили оппозицию потребовать досрочных выборов. Наиболее заметным из них, вероятно, является боязнь оппозиции в ближайшем будущем изменить местные и региональные уравнения в пользу провластного Народного альянса. Следовательно, Кылычдароглу стремится воспользоваться нынешними политическими и экономическими условиями, учитывая пока схожий уровень электоральной популярности как проправительственных, так и оппозиционных альянсов. На прошлой неделе Эрдоган посетил буровое судно «Фатих», которое обнаружило запасы природного газа в Черном море, и лрд куб. м. Другие турецкие корабли тем временем ведут бурение в Восточном Средиземноморье. Ожидается, что газ из Сакарии будет перекачиваться в Турцию и станет доступен для использования к 2023 году, когда должны состояться выборы. Новые месторождения и новые запасы природного газа или нефти вполне могут быть открыты до этого срока, что почти наверняка увеличит популярность правительства, а также партийного альянса, поддерживающего его. Благодаря поддержке партий Национального альянса НРП победила на недавних местных выборах в некоторых крупных городах, таких как Стамбул и столица Анкара, но ее действия до сих пор разочаровывали избирателей. Это было очевидно на примере мэра Большого Стамбула Экрема Имамоглу, который мало что сделал для жителей, кроме как попытался улучшить свой имидж, приписывая себе достижения, достигнутые его предшественником. В этой связи падение его популярности кажется неизбежным. ПСР до сих пор сохраняет свою популярность в значительной степени, несмотря на заметные откаты на прошлых муниципальных выборах. При этом оппозиционный Национальный альянс сталкивается с проблемами и конфликтами в своих рядах, которые могут разрушить его единство. Прежде всего, имеется ввиду внутриполитическая борьба между бывшим кандидатом на пост президента на недавних президентских выборах Мухаррема Индже и Кемаля Кылычдароглу. Вторая партия Национального альянса, Хорошая партия, также страдает от внутреннего кризиса. 15 депутатов от этой партии из 38, которые она имеет в турецком парламенте, были маргинализированы на последней Генеральной конференции партии. Депутат парламента от Стамбула Умит Оздаг был одним из этих маргиналов, хотя и является одним из основателей партии. В своем недавнем телевизионном выступлении Оздаг обвинил главу отделения Хорошей партии в Стамбуле Бугру Кавунчу в принадлежности к организации ФЕТО, которая якобы осуществила неудавшуюся попытку государственного переворота в июле 2016 года. Лидер Хорошей партии Мерал Акшенер отвергла эти заявления и назвал Оздага «лжецом». Вот эти процесс и побуждают Кылычдароглу беспокоиться о будущем Национального альянса и лоббировать досрочные выборы, чтобы купировать внутрипартийные кризисы. Как полагают некоторые обозреватели, в данном случае он пытается активизировать внутреннюю повестку дня в ущерб внешней, которая помогает Р.Эрдогану консолидировать свой электорат. Имеется ввиду, что Турция сосредоточена сейчас на некоторых серьезных региональных проблемах, таких как конфликт между Азербайджаном и Арменией за Нагорный Карабах, спор с Грецией о морском суверенитете, а также нынешний кризис отношений Анкары с Парижем. Собственно эта тактика постоянных внешних обострений является для Эрдогана единственным способом держать свой электоральный рейтинг на приемлемом уровне, но у этой тактики есть один «минус»: она постоянно требует движения. При этом дела у Тукрции в тех же Ливии и Сирии идут не совсем по плану. В Ливии бесконечный диктат Эрдогана в отношении лидеров Мисураты и премьера ПНС Ф.Сарраджа с целью побудить продолжить наступление провалились, что привело к обострению отношений с тем же Сарраджем и началу некого внутриливийского диалога по планам американцев. Рискнем предположить, что в итоге такая же история ждет Эрдогана и в Азербайджане. Особенно, если Баку не сможет во внятной форме реализовать военный сценарий в Нагорном Карабахе. Но даже и без этого, президент Ильхам Алиев и азербайджанская элита совершенно не готовы «быть вторыми в Риме, чем первыми в деревне». Они используют Анкару для достижения своих четких тактических интересов, и это совершенно не означает, что они готовы «любить Эрдогана навсегда». Вернее, они готовы «любить» его до определенного предела. Ни один правитель даже самой маленькой страны не готов отдавать свою вотчину более крупному союзнику и играть в этом тандеме «вторым номером». Этот момент «своей вотчины» универсален: вспомните того же А.Лукашенко. И этот нюанс является самым главным ограничителем всех этой «пантюркистской» экспансии Эрдогана: все тюрки готовы брать у Анкары деньги и оружие, но делиться своим экономическим и политическим суверенитетом совсем не готовы.

62.36MB | MySQL:101 | 0,490sec