О трех факторах, реально повлиявших на процесс урегулирования ливийского конфликта

Эксперты портала New Libya в своем очередном обзоре обращаются к прообразу возможного будущего государственного устройства, которое, на наш взгляд, скорее будет конфедеративным, чем унитарным. Подробно приводится роль и место трех составляющих переговорного процесса, причем, пожалуй, впервые, комментируется значение консультаций в Швейцарии, о которых практически ничего не было известно из официальных СМИ.

Это предположение основано на реструктуризации исполнительной власти, которая, как планируется, будет состоять из президентского совета, который будет включать только президента и двух заместителей вместо девяти, и правительства национального единства, независимого от совета.

Встречи в Бузнике, в Марокко, и в Монтрё, в Швейцарии сократили разрыв между ливийскими враждующими сторонами, что позволило сформулировать предварительную «дорожную карту» для продвижения к всеобщим, президентским и парламентским выборам в конце 2021 или в начале 2022 года. «Бузника» на марокканском диалекте означает переулок, это минимизация «Занги» (улица), которая, однако, расширилась для членов двух ливийских делегаций, чтобы изложить параметры политического решения кризиса продолжающегося с 2014 года. Это решение, согласно результатам трехдневных переговоров, основано на реструктуризации исполнительной власти, приведенной выше.

Параллельно с этим, инициатива ООН, выдвинутая США и Германией, идет к своему воплощению в виде создания демилитаризованной зоны от города Сирт (450 км к востоку от Триполи) до базы Джуфра, с развитием совместного международного механизма наблюдения за соблюдением режима прекращения огня, который не был реализован, из-за позиции командующего ЛНА Халифы Хафтара, который последовательно выступал против всего этого курса. Помощник госсекретаря США по делам Ближнего Востока Дэвид Шенкер, возможно, имел в виду как раз его, когда выступал на лекции в Институте Брукингса, и упомянул о присутствии в Ливии «упрямых людей». Он также подчеркнул в этой лекции, что ливийский конфликт нельзя разрешить военным путем, и это противоречит известной позиции Хафтара. Последний не раз ранее отказывался подписать соглашение о прекращении боевых действий, настаивая на военном урегулировании, которого не было и не будет.

Однако сегодня ливийцы опасаются возможности того, что Палата представителей (Тобрук) и Высший государственный совет (Триполи) согласятся вступить в новую переходную фазу, которая включает расширение полномочий их членов, вместо того, чтобы соглашаться на новые выборы, на которых народ будет выбирать новых представителей.

Позиции сторон

Высший государственный совет часто подчеркивал необходимость проведения референдума по конституции перед тем, как отправиться на выборы, в то время как лава палаты представителей Акила Салех предпочитает избирать члена от каждого из трех регионов (Феццан, Барка (Киренаика) и Триполитания), чтобы сформировать президентский совет, который будет базироваться на какое-то время в Сирте. Переходный период займет от 18 до 24 месяцев. Здесь очевидна разница между тем, что предлагали встречи Бузника / Монтрё относительно проведения выборов в течение 18 месяцев, и тем, что премьер-министр ПНС Ф.Саррадж призывал к предстоящим президентским и парламентским выборам в марте следующего года.

Однако реализация предварительных шагов, которые были согласованы в принципе, потребует времени из-за нежелания властей как на Востоке, так и на Западе взять на себя обязательства по их реализации. Эти шаги призваны положить конец многочисленным фактам незаконного задержания и осуждения по политическим мотивам, активизировать закон об амнистии для политических заключенных, работать над безопасным возвращением депортированных и перемещенных лиц, число которых превышает 425 000 человек, и возмещения вреда, не нарушая при этом личного права на судебный процесс. Следующим шагом будет выбор членов нового президентского совета и премьер-министра в рамках работы Ливийского комитета по политическому диалогу. Последнему будет поручено сформировать правительство «таким образом, чтобы принять во внимание единство Ливии и ее географическое, политическое и социальное разнообразие», а затем предложить ему заручиться доверием депутатов.

Кандидаты в регулирующие и надзорные учреждения

Участники встреч сообщили, что они достигли договоренности относительно надзорных учреждений, а также названий и должностей, предложенных для их руководства, что означает прогресс в объединении этих учреждений, разделенных сегодня между Триполитанией и Киренаикой. Согласно статье 15 Схиратского соглашения, в руководство контролирующих органов входят: управляющий Центрального банка Ливии, глава Аудиторского бюро, глава Управления административного контроля, глава Комиссии по борьбе с коррупцией, председатель Высшей избирательной комиссии и ее члены, председатель Верховного суда и Генеральный прокурор.

В этом смысле можно сказать, что трехдневные переговоры в Бузнике определили параметры временного решения и уполномочили Ливийский комитет политического диалога оценивать работу власти и периодически следить за ней, чтобы знать, в какой степени были выполнены ее задачи, одновременно призывая Палату представителей и Высший государственный совет «согласовать вопрос о суверенных позициях и избирательном процессе в стране на разумных условиях». Некоторых наблюдателей может удивить относительная гладкость встреч в Бузнике и в Монтрё, по сравнению с бесплодными переговорами в прошлом, в Париже, Палермо, Москве и других столицах и городах, где проходили ливийско-ливийские диалоги. Это правда, что встречи в Бузнике были продлены с одного дня до трех из-за глубоких разногласий по ряду вопросов, но характер достигнутых результатов сделал это продление приемлемым и оправданным.

Американское давление

Из бесед с персоналиями, участвовавшими во встречах с обеих сторон, становится ясно, что три основных фактора подтолкнули дело к консенсусу, достигнутому на встречах в Бузнике и Монтрё. Первым из этих элементов является роль США, которые сильно давили, особенно на Хафтара, чтобы наложить своего рода дисциплинарные рамки, с целью удержать его от саботажа переговоров. Помощник госсекретаря США по делам Ближнего Востока, Д.Шенкер признал эту «работу» по Ливии, когда подтвердил, что он и госсекретарь, Майкл Помпео «много времени посвятили ливийскому досье и что он постоянно обсуждал этот вопрос со своими британскими и французскими коллегами». Об этой роли свидетельствует и «теплый прием» результатов консультаций, который продемонстрировала американка Стефани Уильямс, заместитель специального представителя генерального секретаря ООН в Ливии. Посол США в Ливии Ричард Норланд посетил Хафтара в его штаб-квартире на базе «Аль-Раджма» после двух одновременных заявлений о прекращении огня, сделанных 21 августа главой Президентского совета Ф.Сарраджем и спикером парламента Акилой Салехом, чтобы заверить его, что эти два заявления «представляют собой основу для всех ливийских партий, которые имеют дух национальной ответственности». Было отмечено, что С.Уильямс была тем, кто поспешил объявить из Монтрё, что «консенсус участников в ходе консультаций о том, что президентские и парламентские выборы должны быть проведены в конце 18-месячного периода, в соответствии с конституционными рамками, которые должны быть согласованы, с началом этого периода с возобновлением работы Президентского совета и формированием правительства национального единства, наконец- то, достигнут».

Роль Центра гуманитарного диалога

Вторым неотложным элементом является Швейцария через Центр гуманитарного диалога, который является неправительственной организацией, официально специализирующейся на улаживании конфликтов и работающей в Ливии в течение многих лет в секрете, вдали от внимания средств массовой информации. Специалисты Центра провели сотни встреч с двумя сторонами конфликта в Ливии, не объявляв никаких результатов.

Центр гуманитарного диалога сыграл эффективную роль в координации с бывшим специальным представителем генерального секретаря Организации Объединенных Наций в Ливии, доктором Гасаном Саламе в подготовке предварительных документов для Национальной конференции, которая должна была состояться в ливийском городе Гадамес в середине апреля 2019 года, но Хафтар начал атаку на Триполи десятью днями ранее, чтобы сорвать конференцию. Центр также стоял за последней по времени консультативной встречей в Монтрё с участием группы ливийских деятелей и в присутствии миссии ООН в Ливии. Она завершилась подтверждением необходимости формирования президентского совета, независимого правительства национального единства и проведения выборов в срок, не превышающий 18 месяцев. Вот почему С.Уильямс считала, что роль, которую играет Центр, воплотилась в «решающий поворотный момент в долгих усилиях по поиску всеобъемлющего решения ливийского кризиса».

О роли Марокко в мирном процессе

Третий элемент, который не оказывал такого давления, сколько играл роль посредника, — это Марокко. Марокканцы какое-то время работали над созреванием ливийских позиций, чтобы двигаться к миру, готовясь к встрече за столом диалога. Марокканские переговоры были скрытными, пока усилия не достигли заключительной стадии, кульминацией которой стал одновременный визит Акилы Салеха и Фаиза Сарраджа в Марокко, чтобы внести последние штрихи в проект соглашения, который обсуждался позже на встрече в Бузнике.

Хотя посредничество между ливийскими сторонами было одной из осей алжирско-марокканского соперничества, а президент АНДР Абдельмаджид Теббун неоднократно приглашал ливийцев на встречу в Алжире, и в июне прошлого года он принимал и Сарраджа, и Акилу Салеха, его дипломатическая машина оказалась тяжелее и менее эффективна, чем ее марокканский аналог. Следовательно, марокканцы стремились не привлекать к себе внимания на ливийской сцене, за исключением выступления министра иностранных дел Буриты на открытии заседания в Бузнике, в котором подчеркивалась важность коммуникации в их роли посредников. Отсюда марокканцы подчеркнули, что соглашение в Бузнике пришло во исполнение статьи 15 Ливийского политического соглашения, подписанного в Схирате, и для подтверждения результатов Берлинской конференции, которые поддерживают политическое решение в Ливии, а также, на основе соответствующих резолюций Совета Безопасности ООН. Важно, что два соперника наконец согласились выпустить совместное заявление после переговоров в Бузнике, что было невозможно с Хафтаром на встречах в Париже, Палермо, Абу-Даби, Москве и Берлине. Также важно, что две стороны согласились в этом совместном заявлении «определить прозрачные и объективные критерии и механизмы для занятия суверенных позиций».

«Ястребы» в обоих лагерях

Однако, обе делегации, вернувшиеся в Ливию, найдут в собственных лагерях экстремистские голоса, отвергающие политическое решение и призывающие к военному урегулированию, и среди них не только Х.Хафтар и некоторые из его старших офицеров. В другой команде также будут те, кто отказывается перенести столицу, хотя бы и временно, в город Сирт, и в авангарде их будут триполийцы и мисуратцы. По этой причине было решено возобновить встречи в последнюю неделю сентября этого года, «чтобы завершить процедуры, гарантирующие выполнение и активацию этого соглашения», и, фактически, чтобы снять возражения против соглашения с обеих сторон. Более вероятно, что Саррадж, например, будет недоволен реструктуризацией президентского совета и созданием правительства национального единства, которое заменит правительство, которое он возглавляет с декабря 2015 года.

Скорее всего, получается, что то, что было достигнуто в Бузнике и Монтрё, останется только входом на мирный путь, а не самим путем, поскольку основные вопросы, без которых не может быть мира, все еще не ставятся на переговорах, включая вывод тяжелого оружия из городов, возобновление строительства единой армии и институтов безопасности, роспуск ополченцев и соглашение по формуле их реинтеграции, вывод иностранных наемников из страны и возвращение перемещенных лиц в свои дома. Удастся ли посредникам решить эти проблемы за пределами залов заседаний, до того, как Организация Объединенных Наций узаконит их, на официальных встречах и в повестках дня, возможно, станет известно в ближайшие дни.

51.49MB | MySQL:101 | 0,622sec