К итогам конституционного референдума в Алжире

Явка на общенациональном референдуме по поправкам в конституцию в Алжире, который прошел в воскресенье, составила 23,7%. Об этом сообщает информационный портал Тэ-эс-а (TSA, Tout sur l’Algérie) со ссылкой на официальные источники. Всего на референдуме имели право выразить свою позицию свыше 24 млн алжирцев. В этой связи отметим, что алжирское правительство пыталось добиться высокой явки избирателей, необходимой для придания легитимности конституционному референдуму. С помощью референдума Алжир стремится завершить последний год политических потрясений и решить насущные экономические и дипломатические проблемы, обременяющие алжирское правительство. Алжир переживает серьезный финансовый кризис из-за своей глубокой зависимости от доходов от углеводородов, которые резко упали в этом году из-за вызванного пандемией коронавируса  падения спроса. Алжир не имеет значительного внешнего долга благодаря тому, что в течение многих лет он избегал зависимости от внешних субъектов и институтов. Но значительная зависимость страны от нефтегазовых доходов означает, что в 2020 году она столкнется с 20-процентным дефицитом бюджета. Ожидается также, что в следующем финансовом году резервы иностранной валюты сократятся на 13%, поскольку Алжир изо всех сил пытается восполнить дефицит бюджета. Но алжирские выборы исторически характеризуются низкой явкой избирателей, и относительно небольшой объем нынешних поправок не вдохновит достаточно алжирцев, чтобы изменить эту тенденцию. К тому часть оппозиции призвала к бойкоту голосования. Представленный проект поправок был выработан группой экспертов в области конституционного права на основе более чем 5 тыс. предложений, внесенных представителями политических сил, гражданского общества, профсоюзов и студенческих движений. 6 сентября текущего года поправки к конституции одобрило правительство Алжира, после чего 10 и 12 сентября то же самое сделали депутаты нижней (Национального народного собрания) и верхней (Совета нации) палат парламента.
По словам президента Алжира Абдельмаджида Теббуна, пакет конституционных поправок «соответствует требованиям построения современного государства и отвечает запросам» народного протестного движения «Хирак». Представленный документ содержит 73 рекомендации, разделенные на шесть основных областей. К ним относятся «усиление разделения властей» в отношении прерогатив президента, главы правительства и парламента, судебной системы и борьбы с коррупцией. В соответствии с предлагаемыми изменениями, Статья 2, которая закрепляет ислам как религию государства, останется вместе с большинством «общих принципов» конституции по таким вопросам, как демократия, плюрализм и социальная справедливость. Небольшие изменения, как ожидается, будут сделаны вокруг вопроса децентрализации, с некоторыми муниципалитетами, действующими в рамках своей собственной «специальной системы». Однако, как именно это будет достигнуто, остается неясным. Наиболее спорный компонент проекта подпадает под предлагаемые изменения к Статье 29, которая касается роли армии. Впервые поправки также наделят президента Алжира правом направлять войска за границу для участия в миротворческих миссиях с одобрения парламента в две трети голосов (в настоящее время алжирские военные обладают почти единоличной властью над своими действиями). Это также чревато некоторым народным возмущением, поскольку алжирские военные традиционно придерживаются принципа невмешательства. Один из главных вопросов заключается в том, позволит ли перестройка исполнительной власти в рамках установления контроля над вооруженными силами играть Алжиру более значительную роль в операциях по обеспечению безопасности и дипломатических вопросах в Северной Африке и Сахельском регионе в странах Африки к югу от Сахары, а также на более широком Ближнем Востоке. Алжир традиционно избегает таких сценариев, но конец эпохи А.Бутефлики может привести к началу нового более активного этапа в этой политике. Что касается основных прав, то в проекте не содержится существенного развития гражданских и политических прав — основы народных демократических требований — и, в отличие от Туниса, в проекте конституции отсутствует положение об ограничениях, в результате чего отсутствуют указания на то, как можно ограничить права. Конституционные поправки были представлены как способ, с помощью которого власть будет лучше сбалансирована в попытке увести страну от авторитаризма. Однако конституция по-прежнему обеспечивает широкие полномочия президента в отношении правительственных назначений, включая увольнение премьер-министра, делегирование полномочий вице-президенту и контроль над институтами. Одним из основных изменений в проекте является введение 30-дневного лимита на чрезвычайное положение, в соответствии с которым любое требуемое продление должно быть возобновлено на совместной парламентской сессии. Несмотря на незначительные изменения в судах и судебной системе, президент по-прежнему сохраняет значительный контроль над ними. Как глава Высшего судебного совета, президент по-прежнему может назначать его членов, что прямо противоречит заявлениям о том, что проект обеспечит разделение властей. Это вряд ли ослабит критику влияния государства на процессы над активистами и журналистами, арестованными в ходе подавления инакомыслия. И вряд ли он сможет подавить беспокойство по поводу того, что активисты рассматривают борьбу с коррупцией как кампанию по сведению счетов против влиятельных членов окружения бывшего президента Абдельазиза Бутефлики. Таким образом, важнейшие изменения в основном законе касаются возможности продления президентского мандата только один раз, сокращения полномочий главы государства во избежание авторитарных перегибов, а также обеспечения разделения и баланса властных полномочий.
Кроме того, поправки призваны закрепить основные права и общественные свободы, таких как голосование и обучение на местном языке амазигов, гарантировать независимость правосудия, усилить механизмы предотвращения коррупции и борьбы с ней. Как пообещал Теббун, вслед за референдумом последует «пересмотр избирательного кодекса, чтобы обеспечить законность выборов для защиты народной воли и поощрения появления на политической сцене нового поколения избираемых должностных лиц».
По мнению инициаторов внесения поправок, новая конституция Алжира «ответит на требования участников массовых протестных акций», которые начались 22 февраля 2019 года. Поначалу люди добивались ухода с поста президента Абдельазиза Бутефлики (1999-2019). После того, как 2 апреля 2019 года он сложил полномочия, они стали требовать немедленной отставки других представителей режима, включая не только высокопоставленных чиновников, но и армейскую верхушку. По мнению протестующих, только коренное изменение системы власти даст возможность поменять политический и социально-экономический курс и вывести Алжир из затяжного кризиса. По мнению критиков, предложения законопроекта недостаточно значительны, чтобы удовлетворить широко распространенные требования о глубоких реформах. Многие алжирцы решили бойкотировать этот процесс, полагая, что он направлен лишь на обеспечение долговечности режима и умиротворение гражданской оппозиции при сохранении баланса сил в правительстве. Заявления общественных деятелей и политиков, таких как министр молодежи и спорта на прошлой неделе, который заявил, что алжирцы, не согласные с референдумом, должны «покинуть страну», не вселили надежды в предлагаемые изменения. Многие алжирцы по-прежнему не убеждены в том, что у них есть будущее в этой стране. При этом оппозиция утверждает, что предлагаемые конституционные поправки не идут ни в какое сравнение с реформами, к которым стремится «Хирак» и которые закрепляют суверенитет народа. По мнению многих аналитиков, несмотря на выраженные Теббуном и его единомышленниками стремления к «новому Алжиру», отсутствие прозрачности процесса и подавление оппозиции и инакомыслия — а это означает, что взгляды движения «Хирак» исключаются, а результат референдума несколько предопределен — лишь усиливает общественное мнение о том, что застой, несправедливость и влияние элиты на политическую власть продолжают укореняться в алжирской жизни.
В этой связи американские эксперты полагают, что предложенный пакет поправок, вынесенных на конституционный референдум, вряд ли побудит достаточное количество алжирцев выйти и проголосовать против изменений. Но несмотря на то, что поправки, скорее всего, будут приняты, они, тем не менее, остаются спорными среди активистов и протестующих в стране, что предвещает продолжение беспорядков. Предлагаемые изменения усилят роль премьер-министра (который технически является главой правительства в Алжире, в то время как президент выступает в качестве главы государства). Оппоненты опасаются, что это даст безграничные полномочия исполнительной власти, тем более что поправки все еще предоставляют президенту значительную власть над премьер-министром. При этом новые конституционные поправки лишь незначительно корректируют нынешний язык конституции, касающийся свободы прессы, языка и гражданского общества, чего, по мнению критиков, будет недостаточно для проведения ощутимых реформ.

51.88MB | MySQL:104 | 0,889sec