О проблемах реформирования силового блока Судана

Отмена санкций США в отношении Судана откроет путь к двустороннему сотрудничеству, в том числе и в военной сфере. И время в данном случае имеет решающее значение: несмотря на мирное соглашение, существуют трения между различными группами ополченцев, которые составят будущую суданскую армию. К этому надо прибавить и серьезные разногласия между гражданскими и военными властями в свете стойкого желания первых максимально дистанцировать вторых от основных финансовых потоков и тем самым максимально минимизировать их влияние. В процессе исключения из американского списка государств — спонсоров терроризма Судан вновь официально сможет заимствовать средства у международных доноров, а также запрашивать помощь у иностранных армий для реорганизации своих собственных вооруженных сил. При этом командование суданской армии находится в щекотливом положении, поскольку условия мирного соглашения предусматривают, что ей придется включить в свой состав различные ополченческие группировки, против которых она в прошлом воевала. Первое соглашение, подписанное в Джубе 3 октября с рядом повстанческих группировок предусматривает, что эти группы будут постепенно обучаться и включаться в состав армии после временного периода, в течение которого им будет разрешено сохранять свое легкое вооружение.
Верховное командование египетской армии уже заявило, что оно готово внести свой вклад в подготовку и реорганизацию Вооруженных сил Судана, в то время как Соединенные Штаты готовы финансировать развертывание консультантов для разработки необходимых юридических текстов. С прошлого года Хартум уже сотрудничает с ЦРУ в реформировании Национальной службы разведки и безопасности (NISS). Во время своего визита в Вашингтон в начале декабря прошлого года премьер-министр Судана Абдалла Хамдок пообещал продолжить реформы NISS, в том числе и в рамках передачи ключевого компонента вооруженных сил страны Сил быстрого развертывания (RSF) генерала Мухаммеда Хамдана Далго (Хемити), которые ранее подчинялись NISS, под командование суданской армии.

Роль NISS теперь ограничивается сбором и анализом разведданных, а не выслеживанием, арестом и преследованием инакомыслящих — эти операции теперь прекращены. В рамках другого крупного проекта власти также закрыли три медиа-рупора NISS: ежедневную газету Sudan Vision, суданский Медиа-Центр и Хартумский электронный Медиа-Центр. В том же духе 26 сентября премьер-министр подписал в Нью-Йорке «глобальное обязательство защищать свободу средств массовой информации».

Эта капитальная перестройка NISS прокладывает путь к расширению сотрудничества с ЦРУ, которое собирается открыть аванпост в Хартуме в соответствии с планом, который был первоначально согласован между главой Суверенного совета Абдель Фаттахом аль-Бурханом и администрацией президента США Д.Трампа. ЦРУ поможет создать академию подготовки новых агентов безопасности и на более позднем этапе окажет содействие в реорганизации Вооруженных сил Судана с помощью египетских военных экспертов. К этой работе сейчас присоединились и Германия. Но об этом отдельно.
Реформирование силового блока Судана, который долгое время был основой выживаемости суданского режима, является тем более насущной темой, что баланс между его различными компонентами быстро смещается в пользу заместителя председателя Суверенного совета Хемити. Хотя он никогда не проходил формальной военной подготовки, не обучался в военных учебных заведениях и его послужной список не соответствует его званию генерала, Хемити остается номинальным руководителем RSF — военизированного органа, состоящего из бывших ополченцев, некогда лояльных свергнутому президенту Омару аль-Баширу, а затем сыгравших решающую роль в его свержении. Эти ветераны боевых действий в Дарфуре, которых раньше называли джанджавидами, представляют собой нечто вроде преторианской гвардии, которая на сегодня сохраняет полную лояльность Хемити, хотя фактическим главнокомандующим армией является Абдель Фаттах аль-Бурхан, председатель Суверенного совета. Влияние Хемити в том числе базируется и на его контроле над месторождениями золота в стране, в частности в Дарфуре, а также каналами контрабанды. Он на сегодня является одним из немногих игроков в Судане, кто имеет достаточные средства, чтобы самостоятельно оплачивать труд своих солдат, и он в настоящее время занят подбором новых рекрутов. Пытаясь спроецировать образ государственного деятеля (он даже отказался от военной формы в пользу сшитых по мерке гражданских костюмов), Хемити работает и над развитием сети своих внутренних союзников. К последним, в частности относится его брат и «правая рука» Абдула Рахим Хамдан Дагало, который работает среди молодого населения в Дарфуре, играя на недоверии молодежи по отношению к Хартуму. Он всячески подчеркивает свои «дарфурские корни» и призывает их объединиться против «элит в джеллабах» — другими словами, исламистов, — которые монополизировали власть с момента обретения страной независимости. Это рефрен резонирует с идеологией дарфурских повстанцев, даже несмотря на то, что большинство из них в прошлом сражалось против джанджавидов Хемити. Еще один союзник Хемити в провинции – шейх титульного этноса Дарфура Ахмед Хусейн Аюб Али Динар, который с 2019 года работает над сближением между Хемити и племенной верхушкой фур. Многие повстанцы из Дарфура бежали в Ливию в период с 2014 по 2016 год и большинство из них сейчас сражаются в рядах ЛНА во главе с Халифой Хафтаром. При этом отряды Хемити обеспечивают беспрепятственное пересылку денег от этих наемников своим семьям на родине, что еще больше работает в пользу повышения авторитета Хемити в Дарфуре.

51.44MB | MySQL:101 | 0,367sec