Ливия: о проведении 6-го раунда заседаний совместного военного комитета «5+5» в г. Сирт

На фоне начавшегося в Тунисе интенсивного политического диалога военная компонента ливийского конфликта временно отошла на второй план. Тем не менее, она представляет, пожалуй, основной предмет готовящихся договоренностей. В обоих лагерях существуют серьезные военные партии, состоящие и из официальных силовых подразделений, и из различных полувоенных отрядов, некоторые из которых по численности и оснащению вполне могут потягаться с коллегами из МВД или из «народной» и «национальной» армий. Помимо них есть «серая зона»: это часто упоминаемые иностранные наемники, в первую очередь, относимые к российской ЧВК «Вагнер», а также личный состав МО РФ, чье пребывание в Ливии либо упорно отрицается в Москве, либо игнорируется. Абсурдность подобной линии поведения очевидна, хотя бы на фоне информации сайта Flight Radar, фиксировавшего десятки рейсов транспортных и пассажирских самолетов ВКС РФ из Хмеймима в Ливию и обратно с указанием их регистрационных номеров. Также в интернет попали десятки фотографий с современно военной техникой российского производства, не находящейся на вооружении ВС Египта или ОАЭ и не находившейся в арсеналах Джамахирии, сделанных в различных ливийских локациях. Правовая и коммерческая составляющие такой российской активности в Ливии продолжают оставаться вне рамок общественного контроля, например, со стороны профильных комитетов ГД, и никак не комментировались теми организациями, которые отвечают за военно-техническое сотрудничество.

Рано или поздно, по мере формирования нового облика ливийского политического пространства, вопрос: а что, собственно делают в Ливии эти люди, и на каком основании, прозвучит. По понятным причинам, Триполитания выступит против присутствия этих сил, а прекращение боевых действий, возобновление добычи нефти, возвращение к своим обязанностям ливийских структур, отвечающих за охрану объектов нефтяной промышленности делают их дальнейшее (а оно обходится весьма и весьма недешево) пребывание лишенным смысла. Кроме, разумеется «геополитического». Мы допускаем возможность попытки договориться с ливийцами о включении наемников в число советников по обучению ливийской армии и продаже ей уже находящейся в стране российской военной техники, но вопросы финансового и политического свойства делают такой вариант весьма гипотетическим: во-первых, никуда не делись турки, у которых имеются свои собственные соображения на этот счет и влиятельные союзники среди ливийцев. Во-вторых, ливийцы сейчас стеснены в средствах, а процесс формирования единых вооруженных сил только-только обсуждается. Соответственно, чем и как они будут вооружаться, как за это и кто будет платить, еще предстоит реить. Будут ли все это время ливийцы мириться с тем, что в их стране находятся сотни вооруженных иностранцев, летают иностранные боевые самолеты, а воздушное пространство частично контролируется чужаками, большой вопрос. Декларации на всех уровнях звучат прямо противоположные, а иностранцев из Ливии выдворяли и куда более многочисленных и серьезнее вооруженных, достаточно вспомнить эвакуацию американских и британских баз в начале 1970-х гг. Остается, разве что, передать завезенное имущество в дар в расчете на будущие закупки.

Пока эти вопросы остаются без ответа, а процесс нормализации ситуации носит низовой характер. Директор Департамента моральной ориентации вооруженных сил ПНС, Насер аль-Каед сказал, что в начале текущего раунда переговоров совместного военного комитета «5 + 5» обсуждаются детали формирования комитетов, которые будут контролировать районы, подлежащие демилитаризации, учреждение наблюдательных миссий и патрулей с обеих сторон и участие «совместными силами безопасности, чтобы поддерживать и полностью контролировать их».

Н.аль-Каед заявил в своем выступлении на спутниковом канале «Танасух», цитируемом порталом «Оэа», что он надеется, что обе стороны смогут сформировать совместные силы для обеспечения безопасности Сирта и Аль-Джуфры, как это предусмотрено в соглашении, объяснив, что это будет сделано, «если обе стороны будут придерживаться того, что согласовано, полагая, что в этом нет никаких трудностей». Разумеется, вопросах о наемниках (для упрощения изложения мы будем использовать этот термин в отношении иностранной вооруженной силы в Ливии – авт.), сразу встал на повестку дня. Кроме российских, там присутствуют еще суданские, чадские, сирийские наемники, не говоря о разведывательных и наблюдательных постах ВС Турции, разного рода советниках и представителях Сил специальных операций тех же РФ, Франции, Египта, Италии и США.

По оценке Н.аль-Каеда, до сих пор неясно, что намерены делать все эти наемники и будут ли они на самом деле готовы уйти, при этом он отметил, что «они опустошили зал «Уагадугу» и гостиницу «Махари»», это выяснилось в рамках подготовки к заседаниям комитета.

Комплекс «Уагадугу» в центре Сирта представлял собой место проведения заседаний Всеобщего народного конгресса при М.Каддафи и включал в себя современные помещения, оборудованные всем необходимым для размещения и проживания тысяч гостей. Он, как и гостиница «Махари» были местами расквартирования наемников, выступавших на стороне ЛНА.

Н.аль-Каед продолжил комментировать ситуацию с наемниками, сказав: «Обсуждается, что время принятия и выполнения решений составит 90 дней, в течение которых выяснится, намерена ли противоположная сторона вывести их и демонтировать свою оборонительную систему, или она уклоняется от этого, пока что никто не может этого проанализировать».

Что касается механизма, который будет использоваться для эвакуации всех наемников, он ответил, что это один из первых пунктов, по которому все иностранные силы, незаконно присутствующие в Ливии, будут выведены из страны, отметив, что для этого будут созданы контрольные комитеты, уполномоченные следить за выводом личного состава и вывозом техники, демонтажном сопутствующего оборудования, разминированием и удалением взрывоопасных предметов и демилитаризацией территорий и объектов.

Насколько это все, пока еще, представляет собой дальнюю перспективу стало ясно, когда Н.аль-Каед прокомментировал прибытие делегации представителей Запада в аэропорт Сидры вместо Сирта и военные маневры наемников к югу от города, заявив что прилет в аэропорт Сидры был организован с самого начала, потому что он удален от систем ПВО, которые могли нацелиться на делегацию, в то время как маневры, как полагали в Триполи, были организованы ранее, но считалось, что это будет дальше к югу, а не недалеко от Сирта.

Н.аль-Каед подчеркнул, что существует реальное намерение со стороны Организации Объединенных Наций и ряда стран, добиться эвакуации всех наемников, но на это потребуется время, чтобы «со всем разобраться», объяснив, что, хотя «все согласны с самой деятельностью комитета «5 + 5», что касается наемников, то у них есть явные константы и сторонники».

В телефонном интервью спутниковому каналу «Ливия панорама» представитель ВС ПНС так пояснил происходящее: «С обеих сторон есть те, кто хочет воспрепятствовать любому развитию событий, и у любого действия есть те, кто ему противодействует и кто стремится к его успеху. Уход наемников был одним из первых условий, и если это не будет выполнено, то все соглашение будет считаться расторгнутым. Есть признаки того, что наемники начали уходить из некоторых районов в Сирте, и это может быть хорошим шагом для выполнения соглашения, как оно есть. В рамках этого соглашения, Сирт и Джуфра должны быть свободны от каких-либо боевых сил, а спокойствие и порядок в них обеспечивается силами безопасности, поддерживаемыми вооруженными силами с обеих сторон».

6-й раунда встреч совместного военного комитета «5 + 5», начался в Сирте 10 ноября, для обсуждения ряда вопросов безопасности и военных дел, включая полное прекращение огня, как это предусмотрено в Женевском соглашении и соглашении, достигнутом накануне в Гадамесе.

На встречах будет обсуждаться уход иностранных и наемных элементов с ливийских территорий, формирование пространства безопасности для полного соблюдения режима прекращения огня в соответствии с Женевским соглашением и соглашением в Гадамесе, а также открытие основных дорог и переходов, соединяющих ливийские города.

11 ноября член совместного военного комитета, командующий полевой операцией в Триполи, генерал-майор Ахмед Абу Шахма объяснил, что Сирт был выбран в качестве штаб-квартиры комитета «5 + 5», потому что город расположен в центре Ливии и является срединной точкой для встречи делегаций, в дополнение к его близости к присутствию сил сторон на Востоке и Западе.

Во время интервью спутниковому каналу «Ливия панорама» в кулуарах второго дня 6-го раунда заседаний комитета «5 + 5» в Сирте, Ахмед Абу Шахма охарактеризовал отношения друг к другу членов комитета как «замечательные», поблагодарив персонал, наблюдающий за подготовкой и оборудованием в штаб-квартире комитета, в отеле «Махари», выразив надежду, что «ливийцы воссоединятся после заключения соглашения и что силы обеих сторон вернутся в свои казармы, чтобы в Ливии воцарилась безопасность и стабильность».

Военачальник от ПНС заявил журналистам: «У нас было достаточно войн и крови. Пора удовлетворить потребности ливийцев на Востоке и Западе», добавив: «Война порождает бедствия и является причиной того, что ливийский народ в последние годы страдает от нехватки топлива, ликвидности, нестабильности безопасности и вмешательства некоторых стран в результате этих конфликтов».

Ахмед Абу Шахма указал, что обе делегации комитета согласились с текущей оценкой ситуации и что они подписали официальное соглашение в Женеве, указав, что в настоящее время они продолжают поэтапно выполнять это соглашение, формируя подкомитеты и обеспечивая безопасность для защиты дорог и определения районов для отвода сил обеих сторон.

Далее он отметил, что предметы первой необходимости и медикаменты будут доставлены во все города, особенно на юге страны, отметив, что международное сообщество, а также большинство ливийцев на Востоке и Западе приветствуют соглашение о прекращении огня, воссоединение страны и прекращение кровопролития.

«Даст Бог, мы будем одной рукой в ​​построении Ливии и стабилизации ее безопасности, чтобы она стала суверенной страной с такими же суверенными военными, безопасными и гражданскими институтами», —  считает Ахмед Абу Шахма, подчеркнув наличие «чистого намерения» среди членов военного комитета продвигаться вперед к выполнению Женевских соглашений.

Активизация внутриливийского диалога с перспективой консолидации государственных структур Ливии и восстановлением международной субъектности как единой страны выводит на повестку дня многие проблемы, ранее казавшиеся не столь актуальными на фоне существовавшего положения вещей. Так, Египет, никогда не бывший союзником Ливии и претендовавший ранее на роль, чуть ли не ее спасителя от «террористов» теперь рискует не только остаться не у дел как миротворец, но и столкнутся с ситуацией, когда пресловутое соглашение о демаркации морских границ, подписанное между Триполи и Анкарой, больше не будет оспариваться кем-либо из Бенгази. И Каир предпочитает подстраховаться заранее.

Президент АРЕ Абдель Фаттах ас-Сиси, высоко оценил отношения своей страны с Грецией, особенно в условиях вооруженных конфликтов в регионе, в частности, в Ливии, подчеркнув, что сотрудничество между двумя странами за последние годы развилось до «беспрецедентного уровня, подняв его до уровня стратегического партнерства».

В статье, которую от лица египетского лидера разместили в греческой газете «Пима» во время его визита в Афины, А.Ф.ас-Сиси заявил, что подписание соглашения, определяющего исключительную экономическую зону для двух стран, представляет собой фундаментальный поворотный момент и качественный сдвиг в уровне и характере отношений между Египтом и Грецией.

Это соглашение полностью соответствует принципам морского права Организации Объединенных Наций, представляет собой модель для укрепления регионального сотрудничества в регионе Восточного Средиземноморья, помогая открыть широкие горизонты для использования ресурсов, имеющихся в исключительной экономической зоне обеих стран, в дополнение к инициативе двух стран по созданию механизма трехстороннего сотрудничества с Кипром  и их совместные усилия по запуску Восточно-Средиземноморского газового форума.

Президент Египта осудил усилия Турции по угрозе безопасности и стабильности в регионе Восточного Средиземноморья путем проведения «экспансионистской политики и провокационных действий, серьезных нарушений норм международного права и Устава Организации Объединенных Наций, отсутствия уважения к государственному суверенитету и постоянной поддержки террористических групп, что требует решительной международной позиции по отношению к ней, чтобы заставить ее прекратить подобную деятельность».

В части ливийского кризиса, как примера «вопиющего вмешательства Турции, путем финансирования и поддержки вооруженных формирований, а также передачи им тысяч иностранных боевиков-террористов и  попытки контролировать ресурсы и богатство Ливии, что является явным нарушением соответствующих резолюций Совета Безопасности», А.Ф.ас-Сиси считает,  что «всеобъемлющее политическое решение остается единственным способом достижения стабильности в Ливии,  что означает устранение корней кризиса путем соблюдения соответствующих резолюций Организации Объединенных Наций и результатов Берлинского процесса и Каирской декларации». В этом с ним трудно не согласиться. Что до первой части его оценки, так это зависит, с какой стороны посмотреть.

Как можно предположить, само начало внутриливийского диалога и появление предпосылок для договоренностей между Западом и Востоком сразу выводит за рамки мирной составляющей этого процесса всех тех, был бенефициаром эскалации военной составляющей. Прежде всего это ОАЭ, Египет и РФ, в меньшей степени Саудовская Аравия. «При своих» остаются Турция, сделавшая упор на экономическую составляющую отношений с Ливией, для которой она является крупнейшим экономическим партнером, но не забывшая, кроме морского соглашения обзавестись двумя военными базами в Хомсе и в Утии, Италия и Германия, сумевшие выдержать ровный курс между Триполи и Бенгази, и, в немалой степени, способствовавшие началу и развитию диалога. Спокойно и конструктивно выглядит будущее отношений Ливии с Тунисом и Алжиром, Мальтой, Южной Кореей и Китаем, который вообще умудрился ни с кем не конфликтовать. Невнятная, порой откровенно провокационная позиция Франции закономерно выливается в ее слабое место в перспективе внешнеполитических и внешнеэкономических приоритетов Триполи.

51.52MB | MySQL:109 | 0,368sec