О возможности заключения мирного соглашения между Сирией и Израилем. Часть 2

Израильский премьер также критиковал предварительные условия Сирии для начала переговоров и требования Дамаска получить официальные заверения Израиля о его готовности вывести войска и поселения к границам 4 июня 1967 г. Однако горький опыт прежних раундов сирийско-израильских переговоров и напряженность в  сирийско-американских отношениях не оставляли Б.Асаду иного выбора.

В израильском руководстве не переставали опасаться, что в условиях растущей поляризация внутри арабского мира и усиления радикальных суннитских группировок устойчивость власти Б.Асада в САР остается под вопросом. В случае смены власти в Сирии любое соглашение, достигнутое с нынешним сирийским правительством, могло бы оказаться бесполезным. Израиль же, столкнувшись с новым радикальным исламским режимом в САР, мог оказаться в уязвимом положении.                 В процессе принятия решений по вопросам войны и мира Б.Асад, как представитель алавитского меньшинства, вынужден думать не только о судьбе Сирии, но и  будущем алавитской общины в САР. Радикальная суннитская оппозиция в случае прихода к власти в стране вряд ли будет склонна проявлять такую же гибкость. Скорее всего, она, пользуясь правом суннитского большинства, может взять на себя ответственность начать войну  с Израилем за освобождение Голанских высот. С этой точки зрения проблема роста радикальных исламских группировок в регионе в одинаковой степени должна волновать не только Сирию, но и Израиль. Для Израиля этот вопрос может приобрести особую остроту в случае попытки прихода к власти в Сирии «Братьев-мусульман» в союзе с радикальными салафитами в условиях общего ослабления основных политических институтов сирийского государства.

Ослабление региональных позиций Сирии в результате гражданской войны  привело к тому, что Дамаск сегодня в лучшем случае может выступать на равных с «Хизбаллой», ХАМАСом, «Исламским джихадом» в решении ливанских и палестинских проблем.

В недавнем прошлом, когда представительства большинства указанных организаций базировались на  сирийской территории и находились под неусыпным контролем сирийских спецслужб, вряд ли приходилось сомневаться в том, что в случае возобновления сирийско-израильских переговоров,  Дамаск как можно быстрее попытался бы изменить характер и формат своих отношений с этими организациями. Так как любая провокация в Ливане, на палестинских территориях могла быть использована Израилем для срыва переговорного процесса, ответственность за который израильская сторона переложила бы на Сирию.

Так же обстоят дела в отношении Турции и Ирана, которые фактически делят сегодня сирийскую территорию и ожесточенно борются за сферы влияния в этой арабской стране.

Прежде, выстраивая свои отношения с Ираном, сирийскому руководству приходилось учитывать не только региональный баланс сил и свое место в нем. Дамаск должен был считаться с тем обстоятельством, что в отличие от Турции и Ирана, Сирия не являлась в полном смысле этого слова региональной державой и ее возможности  влиять на важнейшие региональные процессы были объективно ограничены, особенно в сложившейся политической обстановки вокруг САР и на Ближнем Востоке в целом. Стоит предположить, что сирийское руководство не было настолько слепо, чтобы не видеть, что в отличие от прежних времен характер  сирийско-иранских отношений существенно изменился и не в пользу Дамаска. Тем более что Дамаск традиционно  выступал против любой региональной системы однополюсного типа, рассматривая ее в качестве потенциальной угрозы для собственного суверенитета и независимости. Если, смотреть с этого угла зрения на прежнюю сирийскую позицию в контексте проблемы возобновления мирного сирийско-израильского  диалога, то она становится абсолютно логичной и понятной.

Анализируя проблему сирийско-израильских отношений необходимо учитывать широкий региональный и международный контекст. Установление пусть даже «холодного» мира между Сирией и Израилем окажет незамедлительный эффект на региональный баланс сил, а с учетом международной значимости Ближнего Востока как важнейшей транспортной артерии и энергетической кладовой способно повлиять на  изменение характера всего спектра международных отношений. На региональном уровне не все арабо-мусульманские государства Ближнего Востока сегодня готовы к такому повороту событий, поскольку примирение Сирии с Израилем ломает готовящиеся рядом региональных и международных игроков на Ближнем Востоке, схемы новой региональной структуры безопасности в регионе, где доминирующую роль рассчитывают играть Иран, Турция, Египет и Саудовская Аравия.

Таким образом, мир между Сирией и Израилем является одним из ключевых стратегических моментов определяющих будущее  всего Ближнего Востока и с этой точки зрения затрагивает во многом противоположные и несхожие интересы и позиции многих участников ближневосточного политического процесса.

На наш взгляд, нормализация сирийско-израильских отношений может иметь оздоравливающий характер для всего региона. Главный вопрос заключается в том, насколько обе стороны готовы к неизбежным внутренним трансформациям в случае подписания мирных соглашений.

Что касается Б.Асада, то, понимая, что мир с Израилем сегодня может на деле помочь ему сохраниться на властном поприще, сирийский президент не может не считаться с тем, что этим шагом он ставит под вопрос передачу власти в стране своему старшему сыну Хафезу. С другой стороны, сможет ли сирийский режим удержать (и как долго) хрупкий баланс сил в своих отношениях с Ираном и «Хизбаллой» с учетом того, что Б.Асад на практике утратил контроль за принятием политических решений.

Со своей стороны, Израиль несмотря на все внешне очевидные выгоды от такого соглашения, не может не понимать, что его сущностные содержания, прочность и длительность во многом зависят от того, как данный шаг будет воспринят Тегераном и Анкарой, Каиром и Эр-Рияд и получит ли он поддержку со стороны России и США.

Россия, как стоит полагать, в принципе поддерживает нормализацию арабо-израильских отношений, в целом и сирийско-израильских, в частности. Москва надеется, что в этом случае процесс политического урегулирования в Сирии может получить определенный прогресс. США готовы поддержать любую инициативу, которая на их взгляд способна ослабить позиции Ирана в Сирии и на Ближнем Востоке в целом. Однако недавний провал «секретного» визита в Дамаск высокопоставленного американского представителя и его переговоров с сирийскими властями по вопросу об освобождении американских заложников, может поубавить энтузиазм США

Иран постарается сохраняя свои интересы, прежде всего, в вопросе демаркации израильско-ливанской границы, поддержать нормализацию сирийско-израильских отношений, в надежде, что данный шаг способен укрепить позиции Б.Асада и сделать его более независимым от Москвы в принятии политических решений. Анкара, возможно, также будет готова поддержать данный шаг, если будет уверена, что это частично ослабит ее бремя от наплыва сирийских беженцев и поможет реализации ее новых геополитических устремлений на Большом Ближнем Востоке. С арабской стороны уже два года как предпринимаются попытки рядом арабских стран вернуть Дамаск в лоно арабской уммы. Не секрет, что КСА, ОАЭ, Египет поддерживают контакты с режимом Асада и готовятся к нормализации отношений с ним, надеясь таким образом ослабить влияние Турции на севере Сирии и попытаться ослабить влияние Тегерана на Дамаск.

Пока в официальном и в Сирии, и в Израиле хранят молчание по данному вопросу. Действительно, мирный процесс может длиться долго и не обязательно завершиться подписанием мирных соглашений. Как говориться — ни мира, ни войны, а политический  (и иной) капитал прирастает.

51.47MB | MySQL:101 | 0,354sec