Ситуация в Ливии: октябрь 2020 г.

5 октября правительство Германии выразило «осторожный оптимизм» относительно шансов на достижение политического решения конфликта в Ливии по завершении прошедшей в тот день международной видеоконференции, организованной после состоявшегося ранее возобновления диалога между противоборствующими в этой стране сторонами. По оценке главы МИД Германии Хейко Мааса, «есть причины для осторожного оптимизма», одна из них – «знаки перехода от логики войны к логике политики» со стороны враждующих в Ливии сторон.

Х.Маас вместе с генсеком ООН Антониу Гутерришем сопредседательствовали на встрече. По оценке последнего, «недавние события представили редкую возможность, чтобы достичь реального прогресса в поисках мира и стабильности в Ливии».

Как сообщалось, проведенные в конце сентября в египетской Хургаде переговоры между военными представителями враждующих сторон заложили основу для установления прочного режима прекращения огня. Ранее в сентябре прошли межливийские консультации в Бузнике (Марокко) и Монтре (Швейцария). На первых было достигнуто соглашение относительно того, кто займет наиболее важные государственные посты, на вторых – соглашение о проведении выборов через 18 месяцев после формирования нового правительства национального согласия (ПНС).

И Х.Маас, и А.Гутерриш вновь настаивали на безусловном выполнении эмбарго на поставки оружия в Ливию как предварительном условии возвращения к мирным переговорам. «Мы не выйдем из военного тупика до тех пор, пока воюющие стороны будут получать оружие и живую силу», — сказал Х.Маас. «Нарушения эмбарго носят скандальный характер. Иностранные поставки оружия и другая военная помощь должны быть немедленно прекращены», — вторил ему А.Гутерриш.

6 октября в Женеве было объявлено, что ООН из-за нехватки средств не смогла провести в уходящем году расследования преступлений, совершенных в раздираемой между Востоком и Западом Ливии. Напомним, что еще в июне Совет ООН по правам человека принял без голосования резолюцию, в которой содержалось требование направить в Ливию «расследовательскую миссию» с задачей задокументировать преступления, совершенные с 2016г. всеми сторонами конфликта. В августе ООН назначила экспертов в состав этой миссии, которая должна была работать в течение полугода и представить доклад в марте 2021 г.

Однако ООН в настоящее время переживает серьезный кризис из-за нехватки наличности, поскольку ряд стран не внес предусмотренные ежегодные суммы. Поэтому она оказалась не в состоянии финансировать ряд миссий. В результате Совет ООН по правам человека перенес на 2021 год реализацию порядка 15 его резолюций, включая ливийскую. Теперь предполагаемая дата публикации доклада по Ливии – сентябрь 2021 г.

6 октября по завершении 4-хдневного второго раунда переговоров, проходивших между делегациями парламентов двух сторон ливийского конфликта в марокканском городке Темара, было объявлено о достижении «консенсуса» по «глобальным соглашениям» относительно возможного объединения властных структур Запада и Востока. Эти соглашения, для того, чтобы они вошли в силу, должны были утвердить международно признанный парламент в Тобруке и взаимодействующий с ПНС Высший государственный совет.

В пятницу 9 октября при определенных ограничениях вновь открылись для верующих мечети в Триполи и его окрестностях. До этого они почти 7 месяцев были закрыты из-за пандемии коронавируса. К тому дню в Ливии были зафиксированы 41378 случаев инфицирования коронавирусом, 621 человек умер.

11 октября ливийская Национальная нефтяная компания NOC объявила о прекращении форс-мажорного режима и возобновлении добычи нефти на нефтяном поле Аш-Шарара, простаивавшем до этого в течение 9 месяцев. Поле Аш-Шарара находится в районе Убари в 900 км к югу от Триполи. До приостановки работы на нем ежедневно добывалось 315 тысяч баррелей нефти, примерно треть от общего объема добычи нефти в Ливии. Добычу там ведет СП Akakus, в котором участвуют NOC, испанская Repsol, французская Total, австрийская OMV и норвежская Statoil. Ситуация форс-мажора позволяла NOC в случае необходимости не выполнять свои контрактные обязательства.

В коммюнике, опубликованном на сайте NOC, компания сообщила, что заключила «соглашение чести» с вооруженными группами, контролирующими месторождение, согласно которому они «снимают все препятствия» и избегают каких-либо действий, угрожающих безопасности персонала и технологических процессов.

Работа Аш-Шарары неоднократно блокировалась группой «Охранники нефтяных объектов», союзной с Ливийской национальной армией Халифы Хафтара.

23 октября NOC объявила об отмене форс-мажора на нефтеэкспортных терминалах Рас Лануф и Ас-Сидра. 26 октября форм-мажор был отменен на последнем из числа ранее заблокированных месторождений – Аль-Филь, что в бассейне Морзук в 750 км к юго-западу от Триполи. Эксплуатируется СП MOG с участием NOC и итальянской группы Eni. Ранее на нем добывалось около 70 тысяч  баррелей нефти в день.

Напомним, что еще 18 сентября фельдмаршал Халифа Хафтар, безуспешно пытавшийся в течение 14 месяцев овладеть Триполи, согласился снять блокаду с объектов нефтедобычи, установленную в знак протеста против несправедливого – по оценке командования ЛНА – распределения доходов от добычи нефти между Западом и Востоком.

15 октября ПНС объявило об аресте бывшего сотрудника ливийской береговой охраны, находящегося под санкциями ООН и разыскиваемого Интерполом по обвинению в незаконном трафике людей. Абд ар-Рахман аль-Милад по кличке Аль-Бидджа был арестован Директоратом безопасности Триполи на основании запроса Интерпола.

Главным октябрьским сигналом постепенного примирения между Западом и Востоком стало возобновление 16 числа воздушного сообщения между Триполи и Бенгази. До этого дня оно отсутствовало в течение полутора лет. Рейсы будут выполняться между аэропортами Миитига (Триполи) и Бенина (Бенгази). Предполагается, что самолеты авиакомпании Afriqiyah Airways будут выполнять два рейса в неделю.

Несмотря на возобновление воздушного сообщения между Триполи и Бенгази, ПНС и восточное правительство в октябре продолжали обвинять двух друга в использовании «террористических групп».

21 октября в Женеве стороны внутриливийского конфликта, представленные военными в формате «пять плюс пять», договорились о восстановлении движения на основных автотрассах и возобновлении полетов на внутренних авиалиниях. О достижении такой договоренности объявила исполняющая обязанности главы Миссии ООН в Ливии (Manul) Стефани Уильямс. По ее оценке, эти решения «будут иметь прямое и конкретное воздействие на жизнь ливийцев».

Запад и Восток также договорились об увеличении объемов нефтедобычи. Договорено также о том, чтобы потребовать от полевых командиров на местах «работать вместе с представителями NOC».

По словам С.Уильямс, стороны также договорились прекратить «риторику ненависти» в СМИ и социальных сетях, работать по поддержанию спокойствия на линии соприкосновения и по обмену пленными.

21 октября глава МИД Франции Жан-Ив Ле Дриан заявил в Сенате, что к тому дню в Ливии сложились три фактора, способствующих поиску мира в этой стране. По его оценке, для того, чтобы этот процесс развивался в позитивном направлении, к нему должны присоединиться соседние страны – Египет, Чад, Нигер, Алжир, Тунис, Марокко, Италия и Мальта. «Прежде всего, действует перемирие на линии Сирт – Джуфра», — отметил он. По его мнению, теперь противоборствующие стороны могли бы перейти «от перемирия к прекращению огня». Во-вторых, это разблокирование объектов нефтедобычи и нефтеэкспортных терминалов. Третий фактор – политический. После встречи в Монтре делегации Запада и Востока намеревались продолжить переговоры в Тунисе с целью подготовки выборов и пересмотра конституции.

23 октября в Женеве после продолжавшихся 5 дней переговоров стороны внутриливийского конфликта подписали соглашение о немедленном «национальном и постоянном прекращении огня». По словам С.Уильямс, этот процесс должен сопровождаться уходом из Ливии «наемников и иностранных бойцов в трехмесячный срок» начиная с того дня. Это соглашение тут же подверг сомнению президент Турции Р.Т.Эрдоган, поскольку, очевидно, оно шло вразрез с его очевидными планами. Анкара оказалась в этом плане в одиночку.

26 октября ПНС вставило свои «два пятака», «твердо» осудив высказывания президента Франции Эммануэля Макрона относительно свободы публиковать карикатуры на кого бы то ни было, включая пророка Мухаммеда. ПНС потребовало от него принести извинения мусульманскому миру. С соответствующим заявлением выступило МИД ПНС. ПНС считается признанным рядом западных стран, но оно нелегитимно, если исходить из положений Схиратского мирного соглашения 2015 г., согласно которому его полномочия должен был подтвердить находящийся на востоке страны международно признанный парламент. Симпатии ПНС и Анкары, которая поддерживает Триполи, к «Братьям-мусульманам» (организация запрещена в РФ), общеизвестны.

В Триполи даже прошла манифестация против высказываний Э.Макрона, которая собрала аж примерно 70 человек.

Тем временем буквально через 3 дня после подписания Женевских соглашений ПНС и Катар – еще один покровитель «Братьев-мусульман» — подписали в Дохе соглашение о сотрудничестве в области безопасности. Это соглашение было немедленно осуждено Х.Хафтаром.

В целом представляется, что Женевские соглашения по Ливии очень  хрупкие, и их выполнение во многом зависит от Анкары. Если она будет проигрывать в одних местах, где присутствуют ее интересы (Сирия, Карабах), станет неизбежным обострение ситуации в других местах, и в частности, в Ливии.

51.59MB | MySQL:101 | 0,343sec