Ситуация в Марокко: октябрь 2020 г.

2 октября побывавший в Рабате с визитом шеф Пентагона Марк Эспер подписал приуроченное к этой поездке соглашение с Марокко о военном сотрудничестве на период до 2030 года. Как отметил на совместной пресс-конференции глава МИД Марокко Насер Бурита, это соглашение направлено на модернизацию марокканских военной промышленности и армии.

5 октября марокканская полиция объявила об аресте 4-х лиц в возрасте от 23 до 26 лет, подозреваемых в связях с «Исламским государством» (ИГ, запрещено в РФ) и обвиняемых в подготовке «опасных и неизбежных терактов». Все они были арестованы в одном из народных кварталов Танжера, сообщалось в коммюнике Центрального бюро криминальных расследований (ЦБКР), специализирующемся на борьбе с терроризмом. В нем отмечалось, что нейтрализация этой ячейки «подтверждает наличие террористической угрозы такфиристского толка » для королевства.

28 октября королевский прокурор Рабата сообщил, что в тюрьме города Тифлет, что в 60 км от столицы Марокко, один из узников, недавно попавший за решетку по обвинению в принадлежности к «террористической ячейке», напал на охранника, захватил его в заложники в камере, где начал избивать металлическим предметом. На место происшествия немедленно была отправлена бригада быстрого реагирования. Она освободила охранника, которого отправили в больницу. Там он от полученных ран скончался. До этого ранения получили еще 3 охранника. Прокурор предписал провести тщательное расследование обстоятельств случившегося.

Нападавший входил в ячейку ИГ, нейтрализованную 10 сентября близ Рабата. При аресте в его жилище антитеррористическая полиция обнаружила химические вещества, которые являются компонентами взрывчатки.

В 2019г. в Марокко по официальным данным по делам, связанным с терроризмом, были арестованы 79 человек.

В октябре Марокко продолжало предоставлять площадки для межливийских переговоров. 6 октября по завершении 4-дневного второго раунда переговоров, проходивших между делегациями парламентов двух сторон ливийского конфликта в марокканском городке Темара, было объявлено о достижении «консенсуса» по «глобальным соглашениям» относительно возможного объединения властных структур Запада и Востока. Эти соглашения, для того, чтобы они вошли в силу, должны были утвердить международно признанный парламент в Тобруке и взаимодействующий с  Правительством национального Согласия(ПНС) Высший государственный совет.

7 октября Париж объявил, что свыше 900 марокканских сезонных рабочих будут доставлены на остров Корсика для «спасения» урожая клемантинов. Соответствующее решение было принято на основании «исключительного» санитарно-дипломатического протокола. Предполагалось, что все марокканские рабочие пройдут тесты на коронавирус перед убытием из Марокко и  по прибытии во Францию, а также повторно – через неделю после прибытия. 5 рейсов самолетов на Корсику были профинансированы тамошними землевладельцами, которым было важно не потерять урожай цитрусовых. Обратные рейсы также оплатили корсиканцы. Обычно на острове за сезон снимают от 20 до 30 тысяч тонн клемантинов. С сезонными рабочими заключаются контракты на 3 – 4 месяца.

8 октября правительство Марокко приняло решение в очередной раз продлить на месяц – до 10 ноября — режим чрезвычайного санитарного положения, в условиях которого из-за пандемии королевство живет с середины марта. К тому дню ежедневно заражались коронавирусом свыше 2 тысяч марокканцев. Всего было зафиксировано 140 тысяч зараженных, из которых 2439 человек скончались.

9 октября король Мухаммед VI призвал марокканцев к «всеобщей мобилизации» перед лицом «беспрецедентного» санитарного кризиса, который больно ударил по экономике страны. Запись выступления монарха была сделана в королевством дворце в Рабате и распространена в парламенте.
7 октября марокканская юстиция объявила о начале расследования по делу активиста и интеллектуала Маати Монджиба, подозревавшегося в «отмывании средств» и наличии у него «подозрительной (по происхождению) недвижимости». 60-летний историк на это сообщил, что в этих обвинениях нет ничего нового. Они были выдвинуты еще в ноябре 2015 г. Тогда кроме «финансовых махинаций» его обвинили в «покушении на безопасность государства». Процесс по этим обвинениям с того времени переносился раз 20. По его словам, новое преследование связано с его интервью одной из радиостанций, в котором «я говорил о роли Direction generale de la surveillance du territoire (DGST, контрразведка) в подавлении оппозиции, ведении политических и медийных дел в Марокко». «К счастью, меня не обвиняют в сексуальных домогательствах», — иронизирует он, памятуя о таких обвинениях в адрес нескольких критических настроенных марокканских журналистов. Среди них, в частности, 33-летний Омар Ради, еще в июле оказавшийся в предварительном заключении по обвинению в насилии и шпионаже.

Очередная дата по процессу, тянущемуся с 2015 года, была назначена на 29 октября. Одновременно с М.Монджибом в Марокко судят 7 журналистов и правозащитников.

16 октября впервые в качестве главы МВД Франции побывал Жеральд Дарманин. В повестке дня переговоров с марокканскими официальными лицами, и в частности, с главой МВД Марокко Абдельуафи Лафтитом, значились борьба с наркотрафиком, незаконной иммиграцией, терроризмом, и даже – вопрос подготовки имамов для мечетей во Франции. По словам французского министра, по первой из указанных выше тем идет обсуждение проекта двустороннего договора.

По данным независимой организации «Всемирная инициатива против транснациональной организованной преступности», Марокко является «квази-монополистом» по поставкам в Европу каннабиса. Объем производства этого наркотика в королевстве оценивается в более чем 700 тонн в год, что соответствует примерно 23 млрд долларов. Согласно французским данным, объемы захватов партий каннабиса во Франции растут из года в год, и практически весь он – марокканского происхождения.

С другой стороны, Ж.Дарманин признал, что есть и обратный поток. «Франция должна делать больше для того, чтобы защитить Марокко  от наркотрафика, исходящего из Европы, и касающегося психотропных веществ и синтетических наркотиков», — сказал он.

Относительно незаконной иммиграции французский министр затронул тему одиночек – несовершеннолетних, их идентификации и их дальнейшего сопровождения. «Когда речь идет о взрослых мигрантах, мы договорились, что нормальным будет продолжить – вопреки кризису, связанному с ковид — процесс, результатом которого будет их возвращение на территорию Марокко. В случае несовершеннолетних мы продолжим практику их защиты и возвращения в семьи в Марокко, либо в марокканские образовательные центры», — сказал он.

Вплоть до настоящего времени ни одна европейская страна не придумала механизм возвращения в страны генерации одиночек – несовершеннолетних, которые находятся под защитой ряда документов, и в частности, Международной конвенции по правам ребенка.

27 октября МИД Марокко объявило, что Буркина-Фасо и некое африканское королевство Эсватини открыли генеральные консульства в столице сахарских провинций королевства городе Эль-Аюн. Несколькими днями ранее находящийся южнее Эль-Аюна портовый город Дахла принял консульства Буркина-Фасо, Экваториальной Гвинеи и Гвинеи – Бисау.

За прошедший год примерно 15 африканских стран открыли свои дипломатические представительства в Эль-Аюне и Дахле, сделав это как знак признания того, что сахарские провинции являются неотъемлемой частью Марокко.

Рабат контролирует примерно две трети территории сахарских провинций, которые защищены т.н. марокканской стеной – фортификационным укреплением протяженностью свыше 1 тысячи км. Марокко предлагает сахарским провинциям статус автономии под контролем Рабата, в то время как базирующийся на территории Алжира и пользующийся поддержкой последнего сепаратистский Фронт ПОЛИСАРИО требует проведения референдума о самоопределении этой территории.

В отсутствие прогресса на переговорах, проходивших под эгидой ООН, Рабат за последние месяцы устроил ряд демонстративных шагов, и в частности, открытие консульств ряда африканских стран, которые вызвали резкую реакцию Фронта ПОЛИСАРИО. Что касается Марокко, то по мнению главы МИД королевства Насера Буриты, открытие дипломатических представительств в сахарских провинциях является «позитивной эволюцией, и в частности, в поддержке, оказываемой братскими и дружественными странами марокканской принадлежности Сахары».

В целом, повышенная активность Марокко на сахарском треке могла вызвать только одно – реакцию сепаратистов из Фронта ПОЛИСАРИО. Это и произошло, но уже в начале ноября, когда резко обострилась обстановка в сахарских провинциях.

51.51MB | MySQL:112 | 1,036sec