О проблемах в отношениях газовых монополистов с компанией «Хеврат хашмаль» и Государством Израиль

Последние полгода прошли под знаком «войны» между газовыми монополистами, совладельцами месторождений «Тамар» и «Левиафан»  и министерствами энергетики и экологии Израиля. При этом если  монополисты в основном судиться с партнерами и государством, срывая ранее запланированные проекты, то государство используя возможности антимонопольного законодательства и свои курирующих данные проекты министерства меняет стратегию развития отрасли, при этом не забывая штрафовать газодобытчиков при первой же возможности.

В начале, как уже писалось ранее см («Газовые партнерства «Тамар» и «Левиафан» отказываются брать на себя обязательства по экспорту газа в Египет»  от 24 августа, 2020), компании  Delek Drilling и Noble Energy отказались идти с государством на совместное финансирование по строительству дополнительного газопровода в Египет, для увеличения поставок газа. Стоит отметить, что имеющийся в данный момент подводный газопровод не в силах обеспечить весь объём оговоренных поставок газа.

В ответ Министерство энергетики приняло доктрину: «Солнце вместо газа», согласно которой , в течение ближайших 10 лет 30% электроэнергии будет производиться с использованием возобновляемых источников энергии. Как результат данной доктрины, см материал от 30 октября ( «Министерство энергетики Израиля останавливает строительство газовых электростанций в пользу электричества от возобновляемых источников энергии»), министерство остановило строительство новых электростанций на газу, в результате чего в стране оказались излишки газа. В связи с чем, в  начале 2021 года государство должно по новой рассчитать необходимого для экономики количество газа и увеличит квоту на экспорт газа, в связи с образованием  «неиспользуемых», но ранее запланированных объёмов для внутреннего рынка. Как результат такой стратегии, а так же приватизации ряда электростанций государственной электрической кампании «Хеврат хашмаль», у газовых монополистов, существенно уменьшился внутренний рынок сбыта газ, в результате чего они вынуждены пересматривать свою экспортную политику, а значит и решать инфраструктурные проблемы .

Совсем недавно на газовый рынок Израиля пришёл один из крупнейших игроков данной отрасли — американская нефтегазовая компания Chevron, выкупившая полностью доли компании Noble Energy и получившей контроль над израильскими газовыми месторождениями «Тамар» и «Левиафан». Не успев вступить в права, Chevron сразу заявил о прекращении поставок газа израильской электрической компании «Хеврат хашмаль».

Прекращение поставок газа из месторождения «Тамар» последовало после того, как компания «Хеврат хашмаль», обратилась за получением газа по новому годичному контракту, подписанному с частью членов консорциума «Тамар» . По этому контракту газ должен поставляться за 3,75 доллара за британскую термическую единицу, вместо 6,4 доллара по старому контракту от 2012 года. Контракт был подписан с компаниями «Исрамко», «Тамар Петролеум», «Эверест» и «Дор Газ», контролирующими вместе 53% месторождения. Однако, по условиям консорциума, компании «Делек» и «Нобле энерджи» имеют право заблокировать контракт, подписанный частью членов консорциума.

Антимонопольное управление добивалось отмены права вето. Около месяца назад юридический советник правительства постановил, что компания «Делек» Ицхака Тшувы не имеет права вето, тогда как право вето «Нобле энерджи» (перешедшее после ее поглощения к Chevron) действительно до конца 2021 года.

В Chevron заявляют, что готовы возобновить поставку газа «Хеврат хашмаль» из месторождения «Тамар», но в рамках старого контракта от 2012 года, по которому цена британской термической единицы составляет 6,4 доллара, вдвое больше текущей рыночной цены. Закупка этого газа обойдется госкомпании в лишние 50 млн долларов за год.

Следует отметить, что после продажи двух крупнейших электростанций в частные руки, на долю «Хеврат хашмаль» приходится менее 60% рынка электроэнергии. При этом частные компании имеют собственные контракты на закупку газа, не связанные со старым контрактом от 2012 года. Поэтому на тот момент остановка поставок газа «Хеврат хашмаль» из месторождения «Тамар» не грозила стране перебоями в энергоснабжении. При этом , на случай ЧП,  компании имеются резервы сжиженного газа, закупленные в последние месяцы по значительно более низким ценам на фоне глобального экономического кризиса. Кроме того, у компании имеется контракт на поставку газа из месторождения «Левиафан» по цене 4,78 доллара за британскую термическую единицу.

В принципе Chevron, прекратив поставки с «Тамар» по цене 3,75 доллара за БТЕ видимо и добивался, что «Хеврат хашмаль» будет вынуждена брать газ с «Левиафана», по цене 4,78 доллара за БТЕ, что в принципе дороже более чем на 25%. И если не произойдет вмешательства со стороны государства, Chevron и «Делек» в любом случае остаются выигрыше, поскольку в месторождении «Левиафан» владеют 85% акций, а в «Тамар» — только 47%.

И хотя данные вопрос еще не решен, государство, в лице Министерства экологии  видимо «ответило» на шантаж, оштрафовав  на 3,78 млн шекелей энергетическую компанию «Нобле энерджи»  за превышение квоты выброса отходов в море с газовой платформы «Левиафан», расположенной в 10 километрах к западу от пляжа Дор.

«Chevron должна извлечь урок из грубого нарушения «Нобле энерджи». Мы не позволим крупным компаниям угрожать общественному здоровью. Наша позиция предельно ясна: тот, кто загрязняет, — платит», — сообщила министр экологии Гила Гамлиэль.

Решение о штрафе было принято после слушаний, в которых приняли участие представители руководства компании – и после того, как в последние месяцы на месторождении, начавшем коммерческую добычу, было зафиксировано несколько нарушений. В частности, на платформе не было установлено оборудование, позволяющее следить за выбросами в режиме реального времени. В начале мая, когда произошла утечка газа, которая могла привести к жертвам в случае воспламенения, «Нобле энерджи» не придала этому необходимого значения.

51.97MB | MySQL:101 | 0,347sec