Об оценках американских экспертов экономической ситуации в Турции

По оценке американских экспертов, Турция стоит сейчас перед жестким экономическим выбором. Решение Центрального банка 19 ноября должно дать ответ на то, какой путь выбирает Анкара.
Первый вариант: Турция могла бы продолжить свой нынешний путь, искусственно поддерживая экономический рост за счет низких процентных ставок, рискуя одновременно усилить тем самым давление на финансовую систему и свою валюту и, возможно, спровоцировать кризис платежного баланса с коллапсом банковской системы и вероятным суверенным дефолтом. Второй вариант: атака на высокую инфляцию, сжатие импорта и создание основы для возвращения к устойчивому росту.
Собственно решение Комитета по денежно-кредитной политике Центрального банка Турции 19 ноября должно определить, стоит ли менять курс и резко повышать процентные ставки. Руководство Турции, включая президента Реджепа Тайипа Эрдогана, повысило сейчас ожидания инвесторов благодаря недавним заявлениям и кадровым перестановкам: Турецкая лира на этом фоне восстановила около 10% своей стоимости по отношению к доллару. Среди многообещающих заявлений надо отметить, обещание 11 ноября нового главы Центрального банка Наси Акбаля восстановить прозрачность и предсказуемость денежно-кредитной политики; заявление Эрдогана о начале периода экономических и правовых реформ, включая осуществление «политики горьких пилюль, если это необходимо», чтобы вернуть экономику в нужное русло. При этом он особо отметил, что снижение инфляции до однозначных цифр является высшим приоритетом правительства; новоназначенный министр финансов Лютфи Эльван заявил 17 ноября, что «процесс экономического роста Турции будет разработан и контролироваться таким образом, чтобы это не противоречило нашей борьбе за макроэкономическую стабильность и против инфляции».
Невыполнение этих ожиданий может ввергнуть Турцию в краткосрочный валютный, платежный и банковский кризис. Рынки в целом ожидают, что Центральный банк повысит свою недельную ставку рефинансирования по крайней мере на 475 базисных пунктов до 15% с 10,25% в настоящее время. Это соответствовало бы инфляции около 12%, что сделало бы процентные ставки положительными примерно на 3 процентных пункта. Но это не учитывает премию за страновой риск в размере не менее 4 процентных пунктов, как показывает текущая стоимость пятилетних дефолтных свопов и текущий спред доходности турецких еврооблигаций по сравнению с 10-летними казначейскими ценными бумагами США в размере более 5,8%. Тем не менее, есть предположение, что Центральный банк может попытаться уйти с гораздо меньшим увеличением базисного пункта всего на 150 в условиях резкого замедления роста внутреннего кредитования, который составил 40,4 % в период с июня по сентябрь 2019 года, но только 2,1% в сентябре. Неясно, воспримут ли рынки это как шаг в правильном направлении или увидят, что они сигнализирует лишь о минимальных действиях и не вызывают устойчивого доверия. Эрдоган традиционно выступает за политику, которая поощряет рост кредитования, чтобы стимулировать внутреннее потребление и инвестиции, а это означает, что он может захотеть избежать значительного повышения процентных ставок. Независимо от краткосрочных действий Центрального банка, Турция сталкивается с трудной ситуацией, которую она должна решить скорее раньше, чем позже, или с риском повышенной неопределенности:
— Инфляция является перманентной проблемой в Турции, и инвесторы не доверяют Центральному банку в рамках управления этим вопросом, особенно после того, как рост уровня цен достиг 25% в 2018 году, что в пять раз превышает целевую ставку. А турецкие экономисты недавно привели доказательства того, что правительство, возможно, занижает инфляцию, особенно учитывая однозначную политизированность прогнозов и анализов в официальном турецком Статистическом институте. Слабая лира в сочетании с высокими инфляционными ожиданиями подрывает внутренние сбережения населения и инвестиции.
— Незначительный рост в третьем квартале не компенсировал 10-процентного снижения (в годовом исчислении) в первом полугодии, и турецкий ВВП, по прогнозам, к концу года сократится до 5% в течение 2019 года. Рост был поддержан кредитными стимулами, которые увеличивают потребительский кредит с продленными сроками погашения и субрыночными процентными ставками. Но это повысило спрос на импорт, усугубив хронический дефицит текущего счета. Это плюс другие экономические дисбалансы оказали понижательное давление на лиру и увеличили риск нестабильности.
— Обесценивающаяся валюта не помогла сократить дефицит текущего счета. Это объясняется тем, что зависимость от импортируемых энергоносителей, оцениваемых в долларах, и высокая доля импорта в экспорте ограничивают рост конкурентоспособности из-за слабой лиры. Дефицит текущего счета вырос с профицита в размере 2,8 млрд долларов в первые девять месяцев 2019 года до 2,4 млрд долларов в тот же период 2020 года, что сопровождалось оттоком капитала и дальнейшим сокращением валютных резервов.
Реальное и длительное ужесточение денежно-кредитной политики является первым условием для подтверждения доверия к политике со стороны внутренних и международных инвесторов, но прежняя политика в этом направлении Эрдогана не обнадеживает. Поступают противоречивые сообщения о том, действительно ли президент отказался от своего предпочтения в пользу низких процентных ставок независимо от их стоимости. Даже говоря «о горьких пилюлях», Эрдоган посетовал на «оковы» процентных ставок, которые терпит Турция. Таким образом, нет никакой гарантии, что он не будет стремиться вернуться к высоким темпам роста за счет снижения ключевых ставок в качестве платформы для своего переизбрания в 2023 году, хотя он может назначить голосование и раньше, исходя из внутренней политической конъюнктуры.

Существенное ужесточение бюджетной политики также необходимо, даже исходя из увеличения госрасходов в связи с пандемией COVID-19. Среднесрочный план правительства, представленный в конце сентября, не был переработан. Он прогнозировал положительный рост на 2020 год, включая дефицит бюджета в размере почти 5% ВВП на 2021 год и 4% на 2022 год. Дефицит бюджета растет с 2018 года: он превысил на сегодня установленные лимиты 2019 года на 70%, а внебюджетные мероприятия и гарантии равняются примерно 4% ВВП 2019 года. Дефицит бюджета 2020 года вырос на 44% за первые 10 месяцев по сравнению с аналогичным периодом 2019 года. В среднесрочном плане также не были устранены структурные проблемы, связанные с экономическими циклами подъема-спада Турции, включая высокую зависимость от притока капитала, высокую инфляцию, несоответствие в корпоративном долге между доходами в лирах и обязательствами в иностранной валюте, ухудшение качества банковских активов и кредитоспособности, а также хронически низкие внутренние сбережения по отношению к внутренним инвестициям, то есть дефицит текущего счета.
Турция не испытывала трудностей с доступом к мировым рынкам капитала, но структура внешнего долга с коротким сроком погашения должна вызывать озабоченность, поскольку более 50% из 440 млрд долларов долга должны быть погашены к 2023 году, сообщает Bloomberg News. Турция смогла разместить еврооблигации на 2 млрд долларов в начале октября, но только с доходностью 6,4%, что было на 200 базисных пунктов выше, чем предыдущий выпуск в феврале. Кризис ликвидности или давление на внешнее финансирование из-за возвращения глобального неприятия рисков приведет непосредственно к кризису задолженности и платежного баланса.

52.09MB | MySQL:109 | 0,361sec