Ливия: о встрече в Мисурате местного актива и делегации сторонников Джамахирии

Еще одна, если не сенсация, то весьма и весьма показательная информация пришла из Ливии, и касается она события, произошедшего 7 декабря.

Доктор Муса Ибрагим, бывший пресс-секретарь Главного народного комитета ВСНЛАД,  направил в этот день жителям города Мисурата, будь то «рядовым гражданам или гражданским, общественным, военным или другим лидерам», открытое послание, которое он назвал «патриотизмом от всего сердца», относительно «ливийско-ливийского» диалога, состоявшегося внутри Мисураты. 5 декабря, в котором приняли участие общественные группы, сторонники Джамахирии, руководство и жители города.

Это мероприятие носило сугубо кулуарный характер и в его правдоподобность, зная отношения между «зеленой» партией и этим городом-государством, невозможно было бы поверить, если бы не выступление М.Ибрагима. В 2011 году этот человек был бессменным пресс-секретарем Джамахирии и наряду с доктором Юсефом Шакиром и журналистом Салахом Ахмаром, он по праву может считаться ее главным пропагандистом. Выходец из Злитня, он получил блестящее образование за границей и до войны принадлежал к умеренным критикам позднего джамахирийского застоя, тем не менее, полностью встав на защиту страны после начала агрессии НАТО. Его аргументированные, спокойные пресс-конференции в отеле «Риксос» приводили в бешенство «псов» информационной войны, наподобие «Аль-Джазиры», когда раз за разом он опровергал все их инсинуации и откровенную ложь. Немаловажным обстоятельством является и то, что М.Ибрагим и сегодня является не частным лицом, а, фактически, все тем же пресс-секретарем «зеленой» оппозиции и это его выступление является первым на нашей памяти, после одного-двух заявлений Айши Каддафи, заявляющим о наличии у сторонников Джамахирии организации, структурных связей и определенной политической линии. Что свидетельствует об управляемости процессов, а, следовательно, и о наличии неафишируемых пока, лидеров. То, что все это до сих пор не выставляется на показ объяснимо: «зеленым» нельзя раньше времени выходить из тени, чтобы снова не стать объектом травли и охоты на них не местных, а иностранных сил. Судя по всему, сдвиги на ливийском политическом поле, где из шаткого равновесия, уже упоминавшихся нами ранее, трех сословно-племенных группировок, международные кураторы пытаются сформировать что-то похожее на единое и управляемое государство, подвигнули сторонников Джамахирии к прощупыванию почвы на предмет будущих политических союзов. То, что они начали с Мисураты тоже объяснимо: выходцы из этого города на сегодня образовали мощную военно-политическую партию, контролируя ННК, МВД, силы антитеррора, действующий аэропорт ливийской столицы, важнейшие порты, множество менее значимых постов в аппарате ПНС и местных муниципалитетах и, при определенном стечении обстоятельств, самостоятельно вполне способны уничтожить и ПНС, и нанести серьезное поражение ЛНА. Чего не скажешь об их противниках: ни ЛНА, ни ПНС, сами по себе, возникни такая ситуация, не смогут одержать победы над Мисуратой, разве что, объединившись. Самая сильная партия, самый сильный враг, поэтому «зеленые» решили попробовать с ним договориться, либо закрыть тему возможного союза, поскольку времени на выстраивание долгих схем, нет.

Сделать этот шаг сторонникам Джамахирии было неимоверно трудно: с мисуратскими они буквально, кровники. В 2011 году ни на одном участке, где велись боевые действия, они не носили такого ожесточения, как в Мисурате. Танки, «Грады» и САУ ливийской армии буквально перепахали некоторые его районы, ведя огонь прямой наводкой по зданиям. В свое время, боевая песня ополчения Варфаллы и Таверги, «Мисурата, пришла твоя смерть, мы идем, чтобы забрать тебя», была хитом среди сторонников Джамахирии, а сам город был, практически на две трети, захвачен, и был бы неминуемо взят целиком и зачищен, если бы не решение М.Каддафи поверить обещаниям его вождей, ошибка, сыгравшая в дальнейшем, роковую роль.

Впоследствии Мисурата сполна расплатилась с Джамахирией: именно ее отряды проломили оборону Триполи с запада, а их свирепость, количество и вооружение (турки работали в городе с июня 2011, помогая создавать пулеметно-ракетометные пикапы и «шуш – БТРы», включая чудовища на базе тяжелых грузовиков с десятком пулеметов), впечатлили местных революционеров настолько, что Триполи, одно время, был почти под полным контролем «желтых» отрядов (отличительным знаком Мисураты были желтые полосы на технике). О роли мисуратских боевиков во взятии Сирта в октябре 2011 года и последующих трагических событиях тоже хорошо известно.

М.Ибрагим подтвердил в видеовыступлении, цитируемом порталом «Оаэ», что встреча прошла в позитивной атмосфере, в ходе нее обсуждались «благородная история Ливии, арабо-исламская идентичность, объединяющая всех, а также общие национальные знаменатели и принципы, от которых ливийцы на всей ливийской земле, включая Мисурата, не могут отказаться». Подчеркнуто, что ее участники признали, что существует «реальный горизонт для понимания и достижения решения ливийского кризиса, который обрушился на страну с 2011 года».

Далее он заявил: «Для меня большая честь, что я был одним из тех, кто координировал и усердно работал над завершением этого диалога», добавив: «Мы намеренно отправились в город Мисурата при том, что некоторые из лидеров Джамахирии, до сих пор находятся в ее тюрьмах».

М.Ибрагим отметил, что «цель встречи состоит в том, чтобы донести до мира сообщение о том, что ливийцы могут справиться с кризисом в стране самостоятельно, когда есть добрые намерения и способность преодолевать боль и раны, а также она была направлена на обеспечение интересов Ливии не в настоящее время, а в будущем, для будущих поколений».

Он подчеркнул, что есть несколько явных фактов, которые не нуждаются в доказательствах, главный из которых заключается в том, что «Мисурата — город, который дорог ливийцам, и что он является частью Ливии и ее социальной ткани, подчеркнув, что ливийцы связывают их с Мисуратой узами принадлежности, происхождения, родства, соседства и арабской исламской идентичности».

«Второй факт заключается в том, что город Мисурата имеет очень великую историю, джихадистскую и героическую, на протяжении веков, которую знали все ливийцы, и на протяжении всей истории Ливии у него были лидеры из числа шейхов, судей, ученых, писателей, что ливийцы гордо свидетельствовали, потому что они представляют кровь от крови ливийских ученых и лидеров».

История у Мисураты непростая, она представляет собой стартовую площадку, точку для движения вперед. Когда тот, кто владеет этой великой историей, не может искажать или игнорировать ее, цитируя имя Саадуна аль-Свехли и вспоминая великие битвы, такие как «Побережье Мисураты» и вокруг Мисураты во время «великой волны джихада» и сопротивления итальянскому врагу. (М.Ибрагим имеет ввиду события 1911 года, когда Италия высадила морской десант у города, и последовавшие за этим сражения у Хомса и Злитеня).

«Третий факт заключается в том, что город Мисурата все еще страдает от ливийского кризиса, и у него есть свои раны, печали, чаяния, страхи и опасения, как и в любом другом ливийском городе. Мисурата потеряла тысячи молодых людей на различных фронтах и имеет тысячи раненых и тысячи психологически раненых в результате последствий войны, а также тысячи вдов и сирот» — рассуждает М. Ибрагим, добавив: «Мисурата прожила годы ожидания и напряжения, и в течение многих лет она, как и другие города, страдала от разжигания ненависти и злобы, которые привели к его изоляции от ливийского окружения, которое любит ее». Кризис стал разрывом между Мисуратой и остальной ливийской историей, с которой он был связан на протяжении столетий, переживая вместе со всей страной великие испытания».

«Все это настоящие боли, которые заставляют Мисурату иметь право выражать их и говорить о них и рассматривать их как часть кризиса и часть решения», — делает вывод М.Ибрагим, добавив, что «любое пренебрежение мнением Мисураты и игнорирование ее боли, неприемлемы».

«Четвертый факт заключается в том, что Мисурата в результате крупного кризиса, постигшего родину в 2011 году и позже, была продвинута к политической цели, которая дистанцировала ее от группы ливийцев или большей части ливийской национальной ткани.  Мисурата чувствовала себя одиноким, изолированным, преследуемым и ненавидимым субъектом, что вынудило связаться с иностранными державами, но, поскольку это национальный город, а его жители — моджахеды, они не могут согласиться с тем, что они связаны с иностранными военными или политическими силами или силами с политической идеологией, которые пренебрегают религией ради политики», считает М.Ибрагим.

«СМИ и племенной дискурс, полный ненависти, не помогли ей, равно как и вооруженная риторика, которая продолжалась в стране и не прекращалась. Это скажут и каждый зинтанец, и каждый ливиец с запада страны.  Мисурата ближе к этим городам сердцем, душой и разумом, чем иностранная держава или местная идеология, являющаяся клиентом иностранцев».

«Пятый факт заключается в том, что Мисурата не отличается от любого ливийского города и не отличается от любого политического течения в своей вере в общие национальные знаменатели. Режим Джамахирии считает, что Мисурата верит в национальное единство, единство ливийской земли и ливийский суверенитет и не приемлет раздела Ливии, а также верит в важность справедливости и развития и создания политической системы, объединяющей всех ливийцев под своим знаменем. Мисурата верит в прекращение практики языка ненависти, присутствующего в учебных программах, в средствах массовой информации и социальных сетях, подчеркнув, она хочет добра для Ливии, но пока не нашла способа или основания, которые позволили бы общаться с ливийцами на основе взаимопонимание».

«Вот почему я говорю вам, люди в Мисурате и ее лидеры, что мы, сторонники режима Джамахирии, наиболее надежного политического течения, почему? Мы огромное течение в Ливии, у нас есть племена и крупные города. На западе, в центре и на юге страны у нас есть сторонники, в том числе военные, племенные, городские и технократские лидеры, и у нас есть исторические заслуги и стойкость в принципах и заветах. Для жителей Мисураты, когда они открывают свои сердца, это означает, что они должны отказаться от иностранных отношений, отказаться от использования вооруженных конфликтов,  от тюрем и камер, сесть рядом с вашим братом, ливийским патриотом, который тверд в своих принципах, не предал и не искал помощи иностранцев, и убедиться, что вы понимаете большинство ливийцев и понимаете другие города, крупные племена и лидеров, которые работали в Ливии на протяжении десятилетий, и которые связаны с лидерами, шейхами, интеллектуалами Мисураты.

Сторонники режима Джамахирии являются важной составляющей частью ливийского национального единства, в рамках которого должен состояться всеобъемлющий диалог между ними и лидерами и народом города Мисурата и восточной Ливии, это должно быть сделано для того, чтобы лишить иностранцев, которые стремятся продолжить разделение между ливийцами и грабежи богатств Ливии, попирать ее суверенитет, такой возможности»,-заявляет М.Ибрагим.

«Мы — сторонники Джамахирии, у нас есть принципы, убеждения и национальная позиция, и поэтому с нас легко понять, потому что мы не цветные, мы неизменяемы, мы не боимся и не дрожим, мы большая часть населения и важный политический блок, и как бы иностранцы ни пытались нас исключить, они все еще не смогли сделать это по прошествии девяти лет», — подчеркнул М. Ибрагим, сказав в  заключение: «Итак, наши братья в Мисурате, мы протягиваем вам руку вместе с сотнями и сотнями национальных лидеров из режима Джамахирии, и я надеюсь, что диалог, состоявшийся несколько дней назад в Мисурате, станет началом серьезной работы по спасению Ливии».

Реакция лидеров Мисураты, участвовавших во встрече на предложение «зеленых» пока неизвестна, зато общественная реакция не заставила себя ждать. Мы приведем выдержки из ответа журналиста и гражданского активиста, Ахмеда аль-Равати на письмо  Мусы Ибрагима.

Ответ излишне эмоциональный, явно не политический, но позволяющий представить, как общественное мнение Мисураты относится к Джамахирии. Отвечая Мусе Ибрагиму, автор пишет: «Мисурата — великий город не потому, что вы убеждены в этом, а потому, что он убедил вас в течение десяти лет, что он превосходит все ваши союзы, которые вы заключили, последним из которых является ваш союз с Хафтаром и его операцией «Достоинство», и вашу систему, стремившуюся чтобы сломить его величие, и мы не соблазняемся вашими диферамбами.  Саадун аль-Свехли — не единственный герой и муджахед в Мисурате, у нее есть  Халбус, аль-Нимр, бин Хамида, аль-Рувияти, Гили, бин Тахер, Аль-Хусан, Кашира, Шарихан и Башага (многие из упомянутых были главарями мисуратских боевиков и убиты в боях 2011 г.)  … Режим Джамахирии — неудачник и он должен сначала извиниться перед ливийцами, прежде чем просить прощения и вернуться к своему истинному размеру в рамках национального проекта и азбуки гражданства», считает аль-Равати добавляя: «Вы не лидеры предыдущего или более позднего режима, чтобы пригласить нас объединить усилия с вами и передать наши руки в ваши руки, поэтому не замахивайтесь больше своего истинного роста, сограждане».

Он подчеркнул, что Муса Ибрагим — не тот, кто определяет, чего хочет Мисурата для Ливии, прибавив: «Вы меньше, чем автор надежного слова, проповедник или советник для ребенка, не говоря уже о Мисурате и всех ее людях. Мисурата уже сильно пострадал от языка ненависти, но не забывайте, что большая часть его исходила от вашей системы и ее остатков, мы смогли сломить вашу гордость и убить вашего кумира и вытирать ваши носы о землю каждый раз, когда вы пытаетесь вернуться и отомстить…Мисурата, действительно, страна героизма и ученых, но это не благодаря вам, а, скорее, благодаря настойчивости и борьбе ее народа, после того, как вы игнорировали всю Ливию и стерли всю ее благородную историю на протяжении более 40 лет, так что не забывайте, что Ваша замечательная общественная система во главе с Ахмедом Ибрагимом, отвечавшим за образования стала причиной невежества поколений».

В заключение своей речи Ахмед аль-Равати заявил, что не возражает против всестороннего национального примирения, но не приемлет перекупов, лицемерия, показной набожности и злобы.

Ответ аль-Равати, ставший, как и обращение М.Ибрагима достоянием общественности, скорее всего, отражал настроение мисуратской стороны на встрече. Итак, попробуем разобраться в том, что произошло. Джамахирийская партия заявила о себе открытым способом и предложила альянс Мисурате на будущих выборах, выступив с позиции равенства сторон и, наверняка, поставив условия освобождения всех своих сторонников из тюрем города. Примечательным в словах М.Ибрагима является апеллирование к истории освободительного движения, религии, общей этничности всех ливийцев и отрицание иностранного влияния.

Согласится ли Мисурта на предложение «зеленой» оппозиции? На наш взгляд, нет, ее позиции сейчас достаточно сильны, а степень накопленных противоречий и принципиальных разногласий с джамахирийской партией, велика и никуда не делась. В Мисурате правит бал партия радикально настроенных «самостийников», и статус ливийской Ганзы их вполне устраивает.

Были ли столь наивны сторонники Джамахирии, отправившиеся в логово своих злейших врагов? Отнюдь нет, произошедшее, скорее всего, кроме демонстрации собственной позиции и намерений, предназначено для противников Мисураты из числа всех остальных, мол, «думайте, вот мы, и мы будем бороться за власть, решайте, кто вы нам».  Мы, скорее, поставим на союз альянса триполийских умеренных, националистически настроенных группировок, к которым присоединятся Завия, Сурман и Сабрата. Феццан поддержит «зеленых» и, как не странно, найдется у них немало сторонников и у восточной партии.

«Зеленая» оппозиция постепенно начинает выходить на политическую сцену. Основные маркеры ее позиции заявлены М.Ибрагимом и вряд ли претерпят изменения при обсуждении с другими партиями. С учетом того, что она обладает солидными финансовыми ресурсами на предвыборную компанию и вполне может заверить тех же Турцию и Италию в сохранении их бизнес-интересов, в случае прихода к власти, недооценивать ее роль в будущих событиях мы бы не стали.  Психологически, ливийцы еще не готовы к возвращению «Зеленого знамени», но речь об этом и не идет.  Джамахирийская партия должна постепенно инкорпорироваться во власть, легализоваться и запустить процесс реабилитации М.Каддафи. И самое главное – выдвинуть из своих рядов нового лидера и новую, модифицированную версию Джмахирии. На самом деле, почти все элементы этой конструкции существуют. Что до позиции Мисураты, то, сегодня, она сильна, но как знать, что будет завтра.

51.63MB | MySQL:101 | 0,356sec