О введении США санкций против Управления оборонной промышленности Турции

Министерство финансов США наложило 14 декабря  санкции на агентство в Министерстве национальной обороны Турции и его руководителя в связи с приобретением и активацией страной системы противоракетной обороны российского производства.  «Сегодня Соединенные Штаты вводят санкции против Управления оборонной промышленности (УОПТ) Турции <…> за сознательное заключение значительных сделок с «Рособоронэкспортом», главным органом экспорта вооружений России, в виде покупок зенитных ракетных систем С-400», — отмечается в документе. «Санкции включают в себя запрет на выдачу всех экспортных лицензий США и разрешений для Управления оборонной промышленности, а также заморозку активов и визовые ограничения для руководителя Управления оборонной промышленности Исмаила Демира и других сотрудников управления», — пояснил госсекретарь.  В свою очередь на сайте американского Минфина отмечается, что рестрикции в рамках закона «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA), помимо Демира, вводятся в отношении еще трех граждан Турции — Фарука Йигита, Мустафы Альпера Дениза и Серхата Генчоглу. Йигит является заместителем руководителя ведомства, а двое других возглавляют профильные отделы, связанные с противовоздушной обороной. По словам Помпео, введение санкций является «четким сигналом» о том, что США будут «в полной мере применять CAATSA» и «не потерпят значительных сделок с российскими оборонным и разведывательным секторами». «Я также призываю Турцию немедленно решить проблему С-400 в координации с Соединенными Штатами», — заявил шеф американской дипломатии.  Как утверждается в отдельном документе пресс-службы Госдепартамента, «сегодняшние действия нацелены не на то, чтобы подорвать военные возможности и боеготовность Турции или любого другого союзника либо партнера США, а на то, чтобы заставить Россию понести издержки в ответ на ее широкомасштабные враждебные действия». Отмечается, что санкции были введены по пяти пунктам, предусмотренным CAATSA. Помимо визовых санкций и блокировки активов перечисленных представителей ведомства, устанавливается также запрет на выдачу экспортных лицензий США и разрешений на передачу любых товаров и технологий турецкому оборонпрому. Запрещается предоставление финансовыми организациями США кредитов для этого ведомства, сумма которых превышает 10 млн долларов в год. Экспортно-импортному банку США не разрешено будет предоставлять содействие экспорту в интересах управления. Кроме того, США должны будут выступать против выдачи международными финансовыми институтами кредитов, выгоду от которых получает оборонпром Турции. Напомним, что УОПТ  в 2018 году указом президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана было взято  под его  прямой контроль. МИД Турции осудил санкции как «серьезную ошибку» и призвал Вашингтон пересмотреть свое «несправедливое решение». В Анкаре заявили, что санкции неизбежно нанесут ущерб взаимным отношениям, и пригрозили неопределенными ответными шагами. Как полагают американские эксперты, несмотря на грозную риторику представителей  нынешней администрации, введенный пакет санкций во многом носит  характер символический.  Президент США Дональд Трамп угрожал санкциями Анкаре уже более года, тем не менее, его администрация не решилась выполнить угрозу и попыталась решить этот вопрос дипломатическим путем. Переговоры по устранению озабоченностей обеих сторон зашли в тупик, когда Турция активировала и начала испытания ракетной системы. Последние по времени испытания прошли в октябре На телефонном брифинге  14 декабря  американские официальные лица заявили, что Вашингтон пытался отговорить Анкару от покупки российских С-400, в том числе предлагая альтернативные системы ПВО. «Мы очень сожалеем, что это было необходим» — сказал Крис Форд, помощник госсекретаря США по вопросам международной безопасности и нераспространения. Он добавил, что санкции должны послать предупреждение другим странам по всему миру, чтобы «принять к сведению… что они должны избегать дальнейших приобретений российского оборудования, особенно тех, которые могут спровоцировать санкции». Мэтью Палмер, заместитель помощника госсекретаря США по европейским и евразийским делам, подчеркнул, что санкции не направлены на подрыв военного потенциала Турции. Скорее, по его словам, закон «призван наложить издержки на Россию» из-за ее «пагубной» деятельности в мире. «Это не то, к чему мы относимся легкомысленно. Мы по-прежнему ценим вклад Турции в НАТО… Однако его приобретение С-400 прямо противоречит обязательствам всех союзников, взятым на саммите НАТО в Варшаве в 2016 году, по повышению устойчивости Альянса за счет сокращения зависимости от российской техники», — сказал Палмер. Опять же отметим, что сам Трамп такие санкции сейчас вводить не хотел, но просто вынужден был это сделать в силу вступившего в силу нового оборонного бюджета США. И сделал он это в максимально мягкой форме.

Вторая причина – позиция Конгресса США. Санкции против Турции сопровождаются сильной двухпартийной поддержкой обеих палат Конгресса, которые настойчиво призывали администрацию Трампа ввести санкции против Турции за ее первоначальную покупку системы С-400. Конгресс утверждает, что эта мера необходима в соответствии с законом «О противодействии американским противникам через санкции» (CAATSA) 2017 года, который призван отговорить страны от покупки военной техники у России.  Предполагается, что санкции, вероятно, серьезно ударят по турецкой экономике, которая уже борется с вызванным коронавирусом замедлением темпов роста, двузначной инфляцией и сильно истощенными валютными резервами в результате не совсем продуманной финансовой стратегии. Даже сама угроза санкций уже оказала давление на турецкую валюту, которая достигла серии рекордных минимумов в этом году и упала на 0,4% по отношению к доллару в этом месяце.

Как полагают американские эксперты,  более серьезные  санкции, скорее всего, будут введены в какой-то момент, поскольку избранный президент Джо Байден, как ожидается, будет более жестким по отношению к Турции, чем Трамп, который имел в основном теплые отношения с Эрдоганом, несмотря на растущую враждебность среди американских законодателей по отношению ко все более агрессивной внешней политике Турции.  Рискнем с этим не согласиться.  Реально серьезные санкции против оборонпрома Турции маловероятны в силу того, что они потребуют кардинального пересмотра всего комплекса внутренних соглашений в системе НАТО, которые определяют приоритетный режим ВТС между членами альянса.   Исключение Турции из этих программ по факту означает замораживание ее членства в Альянсе, на что ни Вашингтон, ни ЕС не пойдут. И собственно не случайно санкции касаются кредитных линий по закупке нового вооружения именно США, как страны, но никак не касаются аналогичных инструментов по линии НАТО. В этой связи американцами и в дальнейшем, скорее всего, будет использован испытанный алгоритм угрозы или введения символических санкций, которые сами по себе способны серьезно ухудшить экономическую ситуацию внутри страны. А именно внутриполитическая повестка дня является для Эрдогана приоритетом, и собственно все его последние шаги в рамках культивирования «неоосманской политики» являются лишь отголосками именно этой стратегии игры на националистическом поле.

51.97MB | MySQL:101 | 0,359sec