О значении Закона о санкционировании национальной обороны (NDAA) для стран Ближнего Востока

Палата представителей и Сенат США в декабре  подавляющим большинством приняли законопроект о расходах на оборону в размере 740 млрд долларов явно в противовес  намерениям уходящего президента  Дональда Трампа по сокращению военного присутствия в ряде стран Ближнего и Среднего Востока. В этой связи закономерен вопрос: что означает новый военный бюджет США для будущей политики  США в этих регионах?   Закон о санкционировании национальной обороны (NDAA) включает положение, запрещающее любые сокращения войск в Афганистане без достаточных оснований, и требует от президента ввести санкции против Турции в связи с ее покупкой российской системы противоракетной обороны (что он, кстати, довольно оперативно и сделал. Правда, скорее в символической форме).  Отметим, что Трамп выступал в довольно жесткой форме  против законопроекта, который был принят с 335 против 78 голосов в Палате представителей  8 декабря, а затем принят в Сенате 11 декабря 84 и против13 голосов. При этом это решение было фактически окончательным, поскольку у  Палаты представителей  сейчас достаточно голосов, чтобы  заблокировать возможное президентское вето. Это сделало подписание этого законопроекта президентом фактически решенным делом.  Тем не менее, несмотря на политическое столкновение между Трампом и законодателями, принятый законопроект  остается крупнейшим оборонным бюджетом в истории Соединенных Штатов, превысив прошлогодний на 2 млрд долларов, и подвергается критике за финансирование военных операций за рубежом, а не за использование этих денег для внутренних нужд.  Законопроект содержит ряд положений, которые будут иметь потенциальные последствия для Ближнего Востока, будь то продолжение оказания помощи одним странам или введение санкций в отношении других.

  1. Помощь США Израилю была одним из основных элементов оборонного бюджета правительства на протяжении десятилетий, и законопроект этого года продолжает эту тенденцию. В законопроекте говорится, что США выделят Израилю 3,3 млрд долларов иностранной военной помощи в 2021 году: цифра, которая ежегодно повторяется в течение последних 10 лет. Эта помощь включает в себя 73 млн долларов для противоракетной системы малой дальности «Железный купол» — программы совместного производства оружия США и Израиля. Еще 77 млн пойдут на систему противоракетной обороны верхнего уровня Arrow 3, А 50 млн — на систему вооружения David Sling. NDAA также включает положение, предусматривающее передачу Израилю высокоточных боеприпасов сверх годового лимита. В течение нескольких месяцев, предшествовавших принятию законопроекта, велись публичные дебаты по поводу условий предоставления военной помощи Израилю. Некоторые кандидаты в президенты от Демократической партии во время праймериз заявили, что они будут увязывать военную помощь Израилю, чтобы остановить аннексию части оккупированных палестинских территорий. В июне более дюжины американских законодателей пообещали принять закон, который будет обусловливать военную помощь Вашингтона Израилю, чтобы гарантировать, что американцы «никоим образом не поддерживают аннексию». Несмотря на эти усилия, в законопроекте Палаты представителей вообще не было упомянуто об ограничении этой помощи каким-либо условиями.
  2. NDAA призывает правительство США опубликовать обширный доклад о войне в Йемене, в том числе о поддержке Вашингтоном возглавляемой Саудовской Аравией коалиции и жертвах среди гражданского населения. Закон требует от администрации президента, которую к тому времени возглавит Джо Байден, представить политический доклад по Йемену Конгрессу в течение 120 дней.  Этот доклад должен включать в себя информацию о том, какие действия США предприняли для облегчения гуманитарных страданий, направления американской гуманитарной помощи, усилия по облегчению гуманитарного доступа в Йемен и описание ущерба гражданскому населению, включая жертвы. Администрация Трампа находится в процессе определения повстанческой группировки хоуситов в Йемене в качестве террористической организации, что, по мнению правозащитников, окажет катастрофическое воздействие на гуманитарную помощь и ее доступ  в страну. В марте 2015 года возглавляемая Саудовской Аравией коалиция начала военную кампанию против хоуситов с целью восстановления правительства президента Абд Раббо Мансура Хади. Организация Объединенных Наций назвала этот конфликт «худшим гуманитарным кризисом» в мире. Ранее в этом году администрация также значительно сократила помощь Йемену, снизив ее примерно на 700 млн долларов. При этом часть экспертов продолжает утверждать, что законопроект не останавливает продажу оружия Саудовской Аравии и ОАЭ, которые использовали оружие американского производства для нападений на гражданских лиц.  При этом ряд американских экспертов утверждает, что администрация президента США Джо Байдена вряд ли отменит последнюю сделку ОАЭ-США по оружию после вступления в должность, хотя она может ограничить использование американского оружия в ряде спорных региональных операциях Абу-Даби. Объединенные Арабские Эмираты станут первым арабским государством, которое приобретет американские истребители F-35 — передовые истребители-невидимки, ранее зарезервированные Вашингтоном для НАТО и его ближайших союзников в Азии, таких как Япония. 9 декабря   Сенат США не смог заблокировать продажу Абу-Даби передовых истребителей-невидимок F-35, беспилотных летательных аппаратов и вооружения на сумму 23 млрд долларов. При этом администрация Байдена еще не дала понять, что у нее есть какие-либо планы по отмене сделки ОАЭ-США по оружию. Объединенные Арабские Эмираты, тем временем, будут продолжать пересматривать некоторые из своих противоречивых региональных стратегий, чтобы минимизировать возможные риски в рамках выстраивания отношений с новой американской администрации. Объединенные Арабские Эмираты недавно сократили свои силы в Йемене и смягчили свою позицию по поводу трехлетней блокады Катара, поскольку Абу-Даби пытается дать понять, что он изменит свои региональные приоритеты, чтобы они больше соответствовали ценностям администрации Байдена. Решение ОАЭ нормализовать свои отношения с Израилем в начале этого года также частично было продиктовано желанием повысить свой имидж среди американских политиков, которые широко поддержали этот шаг. В этом же контексте Абу-Даби, вероятно, также сократит свои продажи вооружений и сотрудничество с американскими конкурентами в Китае и России. Это будет препятствовать России и Китаю закрепиться на богатом оборонном рынке арабских государств Персидского залива. Напомним, что Объединенные Арабские Эмираты закупили российское и китайское оружие, чтобы помочь диверсифицировать своих поставщиков, включая российское стрелковое оружие, противотанковые ракеты, китайские беспилотники и китайские самоходные реактивные системы залпового огня. Абу-Даби также в настоящее время работает как с Пекином, так и с Москвой над созданием собственной оборонной промышленности, хотя эти усилия включают менее продвинутые системы вооружений и, таким образом, не вызвали заметных возражений США.
  3.  Законопроект предусматривает выделение  сотни миллионов долларов для операций по обеспечению безопасности в рамках своего Фонда подготовки и оснащения для борьбы с ИГ (CTEF), включая 645 млн долларов для операций по обеспечению безопасности в Ираке и дополнительные 200 млн долларов для Сирии, которые пойдут на мероприятия, связанные с противодействием присутствию группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России) в обеих странах. С тех пор как Трамп объявил о  победе над ИГ в 2018 году, он неоднократно заявлял, что планирует вывести американское военное присутствие с Ближнего Востока. Американские военные заявили в сентябре, что выведут из Ирака 2200 военнослужащих, оставив 3000  для сдерживания активности  ИГ. Позднее Пентагон добавил, что выведет еще 500 военнослужащих. Хотя ИГ представляет собой гораздо меньшую угрозу, чем несколько лет назад, оно по-прежнему способно начать дешевую, низкотехнологичную и партизанскую войну в сельских районах Генерал Кеннет Маккензи подсчитал, что ИГ все еще имеет около 10 000 сторонников в ирако-сирийском регионе и остается реальной угрозой.
  4. Законопроект также включает в себя положение, которое требует от президента ввести санкции против Турции в связи с ее закупкой и испытаниями российской системы противоракетной обороны С-400. Покупка С-400 Турцией, союзником США по НАТО, была и остается предметом разногласий между Вашингтоном и Анкарой.  После того как в прошлом году в Турцию были поставлены первые ракетные комплексы, США исключили эту страну из своей программы истребителей F-35 и отменили продажу этих самолетов. Закон делает введение санкций в отношении Турции обязательным для президента и даст ему на это 30 дней. Как мы видим,  он сыграл на опережение и выпустил пакет пока  символических персональных санкций против  Анкары, которая в ответ заявила, что системы С-400 не будут интегрированы в системы НАТО, чтобы они не представляли угрозы, и призвала создать совместную рабочую группу. Ибрагим Калын, пресс-секретарь турецкого председательства, заявил в среду, что этот вопрос может быть решен и что это уже не «технический военный вопрос», а «политический вопрос». «Точка зрения Конгресса была настолько узкой и односторонней, что они теряют из виду более широкую картину здесь»,-сказал он.
51.48MB | MySQL:101 | 0,401sec