Смогут ли США и Россия изменить формат западносахарского конфликта

Прошел месяц с момента «разморозки» западносахарского конфликта. Чего же добились за этот срок Фронт ПОЛИСАРИО и стоящий за ним Алжир? Обратимся к посвященному этому брифингу «сахарского Министерства обороны», проведенному 14 декабря. На нем его пресс-секретарем Сиди ульд Оукалом было заявлено, что «за месяц освободительной войны было проведено 185 артиллерийских обстрелов 10 военных секторов оккупантов из 12, расположенных вдоль разделительной стены позора, в результате чего они понесли значительные потери».

Известно, что «37 артиллерийских обстрелов были произведены по сектору Хуза, 35 – по сектору Мехбес, 32 — по военным объектам оккупационной армии в Форсии, и 9 — по сектору Смара. Кроме того, Сахарская армия подвергла бомбардировке 37 позиций оккупантов в Амкале, 11 — в Умм-Дрике, 17 — в Бакари, 18 — в Усерде, 9 — в Текле и 1 — в Бир-Гандузе.

По словам Сиди ульд Оукала, месячные итоги «освободительной войны показали, что Сахарская армия постоянно нападает, в то время как марокканские силы только обороняются, а их руководство скрывает масштабы потерь».

При этом он подчеркнул, что «Сахарская армия находится в хорошем боевом положении для продолжения бомбардировок концентраций марокканской армии».

Исходя из данного доклада, на этом боевые успехи западносахарцев закончились. Ни одной боевой позиции марокканцев им захватить не удалось.

А что же марокканские военные? К огорчению алжирской и западно-сахарской сторон они не обращают внимания на эти обстрелы, за которыми показ не следовали попытки по захвату опорных пунктов Рабата. Видимо, этим отчасти и объясняется их пассивность. Таким образом, данная реакция делает «размороженный» конфликт невероятно скучным и не заслуживающим серьезного внимания мировой общественности.

Соответственно, нет серьезных успехов на другом важном фронте борьбы – дипломатическом, ибо одно неизбежно следует из другого.

Не случайно, что представительство Фронт ПОЛИСАРИО при Организации Объединенных Наций призвало её «выполнить свои собственные резолюции, касающиеся деколонизации Западной Сахары», вновь выразив сожаление в связи «с препятствиями на пути реализации международных усилий по достижению мирного и прочного урегулирования конфликта в последней африканской колонии», созданными Марокко.

Поддержка западносахарцев со стороны Африканского союза выглядит куда более осязаемой, но на практике она не выходит за рамки призывов и пожеланий. Что и понятно – страны Африки не желают реально ссориться с Марокко, одним из самых могущественных государств континента, и стоящих за ним аравийских монархий. От них они рассчитывают получать серьезные инвестиции, которых при всем желании от того же Алжира получить физически невозможно.

Причем «негативное» влияние Рабата и его союзников, как сетуют алжирские и западносахарские источники, распространяется и на влиятельные международные организации. Так, по их данным, через «их колониальную хозяйку» Францию они по-прежнему успешно срывают обсуждение данной проблемы через Совбез ООН.

Но особой критики со стороны Западной Сахары заслужили США. В частности, их посол в Алжире Абделькадер Талеб Омар открыто обрушился на американского президента Дональда Трампа, открыто поддержавшего в этом противостоянии Марокко.

«Сахарское Правительство осудило эту позицию Соединенных Штатов, которая является неприемлемой и лишенной всякой легитимности».

В этой связи он призвал мировое сообщество отвергнуть ее как «противоречащую международной законности».

По его мнению, этому должна способствовать позиция ряда влиятельных структур и держав. По данным Абделькадера Талеба Омара, «мы получили на это хорошие отклики, в том числе от Организации Объединенных Наций, Европейского союза и некоторых великих держав, таких как Россия, которая осудила и отвергла это решение, идущее вопреки консенсусу в Совете Безопасности. Есть много других стран, таких как Швеция, Норвегия, Великобритания и Испания, которые заявили, что ни одна страна в мире, независимо от ее могущества, не может таким образом влиять на конфликт.

Испания, бывшая колониальная владычица Западной Сахары, заявила, что она обратилась к команде нового президента США Джо Байдена с просьбой исправить эту ошибку, положить конец односторонности, которой отличился Дональд Трамп, и отдать предпочтение многосторонней работе в урегулировании конфликтов.

Все эти страны рассматривают подобное поведение главы США как угрожающее международным отношениям.

Кроме того, арабские и мусульманские страны параллельно оказали помощь народу сахрави, раскритиковав лицемерие и предательство Марокко делу Палестины в пользу Израиля».

Однако, по признанию Абделькадера Талеба Омара, «народ сахрави не ожидал такого решения президента США, потому что время безоговорочной поддержки Рабата Вашингтоном ушло в прошлое в 1990 году и с этого времени американское участие в процессе выражалось в поддержке усилий ООН по деколонизации. Однако решение Трампа радикально изменило ситуацию».

Соответственно, в Алжире и Западной Сахаре ожидают с приходом Дж.Байдена радикальных изменений внешней политики Вашингтона.

Однако всё не так просто. Ведь действия Трампа создают серьезную неприятность для претендующего на его замену Байдена.

Разумеется, пересмотреть американскую внешнюю политику на первый взгляд несложно. Однако это нанесет большой ущерб международному имиджу США, который и до этого отличались ситуативностью и непостоянством своей внешней политики. И подобные метания поставят еще острее вопрос относительно договороспособности Вашингтона.

Однако предположим, что в случае повышения активности России на западносахарском направлении США будут на это реагировать соответствующим образом, чтобы не допустить укрепления её позиций в регионе.

Однако и рассчитывать на то, что Вашингтон вдруг радикально поддержит Алжир по западносахарскому вопросу, чтобы выбить карты из рук Москвы, также не следует. Скорее всего, с высокой долей вероятности, дело ограничится традиционной говорильней.

Причем даже если и США, и Россия выступят против Марокко, катастрофы для последнего не произойдет. Во всяком случае, в Совете Безопасности ООН его интересы продолжит отстаивать Франция, и при таком раскладе его не удастся использовать против него. Ситуацию, при которой бы Париж отказался защищать свои интересы в Марокко, а значит, и в Западной Сахаре, представить сложно.

Что же должно произойти для того, чтобы мировое сообщество объединилось против королевства? Для этого Его Величество должен совершить какую-то совсем глупую ошибку, которая бы низвела его до уровня М.Каддафи. К примеру, ответить западносахарцам на их обстрелы массированным авиа или артналетом, в котором бы погибла масса мирных жителей.

Однако такого подарка он, кажется, своим врагам давать не намерен.

Есть и другая, еще менее вероятная перспектива – если Алжир открыто вступит в военное противостояние с Марокко. Однако урок, полученный в начале 1960-х гг., когда алжирская армия потерпела тяжелое поражение от марокканских коллег, она пока повторять не намерена.

 

52.02MB | MySQL:101 | 0,365sec