Турция на Кавказе и в Центральной Азии после Нагорного Карабаха. Часть 2

10 декабря 2020 года в Баку состоялся совместный азербайджано-турецкий парад победы по итогам очередного витка конфликта за обладание территорией Нагорного Карабаха. Хотя, возможно, следовало бы сказать, что этот парад состоялся не с участием Турции, а в честь Турции.

В предыдущей части нашей публикации на сайте ИБВ (ссылка: http://www.iimes.ru/?p=74702) мы говорили о той тридцатилетней работе, которая была проделана Турцией на постсоветском пространстве – с акцентом на Южный Кавказ (Грузия и Азербайджан) и на Центральную Азию.

Результатом стало то, что в целом ряде «слоев» той реальности, в которой существует современная «многослойная многополярность», у Турции сложилось перед Россией определенное преимущество.

Заметим, что в наши дни уже не только Россия, но и Турция считает постсоветское пространство зоной не просто стратегических, но жизненных (!) для себя интересов. Обратим правда внимание, что жизненным пространством для Турции постсоветское пространство и бывшие территории Османской Империи становятся лишь в определенной парадигме. Парадигму эту можно сформулировать лозунгом нынешнего турецкого руководства про «вековое пробуждение тюрок».

Военный парад в Баку был встречен не только в Центральной Азии и на Южном Кавказе с интересом. С нескрываемым интересом его встретили в другом регионе постсоветского пространства – на Украине.

В Киеве, очевидно, пытаются разыграть карту турецкого «активизма» в том направлении, чтобы втянуть Турцию в конфликт вокруг Донецка и Луганска, а также претензий на возвращение Крыма.

Делается это с помощью сделок в сфере оборонно-промышленного комплекса, а также обещаний передачи туркам критических для страны технологий производства. К примеру, в сфере авиастроения.

Мы не раз писали на сайте ИБВ, что Украина для Турции является не только территорией экономических интересов – наращивания турецкого экспорта, и приобретения недорогих, но важный активов. Украина может стать для Турции триггером технологического скачка. В конце концов, те технологии, что недостают Турции, могут быть приобретены на Украине.

В этом смысле, интересные новости поступают по итогам визита в Киев турецкой делегации, возглавляемой министрами иностранных дел и обороны Турции Мевлютом Чавушоглу и Хулуси Акаром 18 декабря 2020 г.

В то время, как США ввели санкции против Управления оборонной промышленности Турции (SSB) и лично её главы, Исмаила Демира, Украина договаривается о расширении сотрудничества именно что с SSB.

Как сообщается турецкой прессой, Украина готовится приобрести еще одну партию турецких беспилотных летательных аппаратов (БПЛА), а также купить корветы турецкого производства для дальнейшего укрепления своего Военно-морского флота. Официальные лица Министерств обороны Украины и Турции подписали соответствующие соглашения в Киеве в пятницу 18 декабря.

Как было отмечено в официальном Твиттере Управления оборонной промышленности Турции (SSB): «Сотрудничество в сфере оборонной промышленности между Турцией и Украиной продолжает расти». Как сообщается, в рамках упомянутых сделок, Украина стремится укрепить свой Военно-морской флот для повышения безопасности в Черном и Азовском морях.

В частности, речь идет о возможности приобретения корветов, разработанных в рамках турецкого проекта MİLGEM (в переводе: «Национальный корабль»).

И даже более того:

Выступая перед встречей в формате «квадриги» между министрами иностранных дел и министрами обороны Украины и Турции в Киеве, министр обороны Украины Андрей Таран сказал, что Турция может помочь Украине достичь своей главной цели — стать членом НАТО.

Цитируем: «Турция является ключевым членом НАТО и может помочь Украине в этом отношении. Поэтому мы открыты для расширения сотрудничества во всех сферах».

Также он добавил, что Украина решила приобрести БПЛА турецкого производства после того, как президент Украины Владимир Зеленский решил модернизировать армию страны.

Цитируем: «Не нужно никого убеждать, что турецкие БПЛА — самое эффективное современное оружие. Все видели это в Сирии, Ливии и совсем недавно во время боевых действий в Нагорном Карабахе».

«Я и наш президент лично были свидетелями высокой эффективности купленных нами турецких «Байрактаров». Помимо закупок, мы хотим вместе производить и передавать технологии в Украине. Украина может делиться собственными технологиями с турецкими компаниями, это — проект для всеобщего блага».

В этой связи возникает несколько вопросов:

  1. Как именно Турция может помочь Украине вступить в НАТО — своим авторитетом в НАТО, может быть?
  2. В НАТО не принимают страны, находящиеся в состоянии вооруженных конфликтов — идет ли речь о том, что на Украине рассчитывают, что Турция поможет устранить этот барьер?
  3. На что от Запада и США, в частности, рассчитывают на Украине, заключая новые сделки с Управлением по оборонной промышленности Турции, попавшим в американский санкционный список?

Касательно последнего, понятно, что американские санкции касаются только американских компаний, но коль скоро Украина так стремится в НАТО, то, вступая в договорные отношения с турецким Управлением оборонной промышленности, она, тем самым, нарушает негласный, более широкий санкционный режим. Не является открытием то, что американцы все вводимые собой санкции понимают расширительно. Даже если они являются, на первый взгляд, исключительным делом США.

Но, очевидно, на Украине почувствовали тренд – запрос со стороны Турции на то, чтобы «ковать железо, пока горячо» на постсоветском пространстве и пытаются втянуть турок как можно глубже в противостояние с Россией. Решая для себя давнишнюю актуальную задачу по тому, чтобы вбить клин между Россией и Турцией (как ни относиться к нынешним российско-турецким отношениям, следует заметить, что система сдержек и противовесов, а также контакт на уровне первых лиц – налицо, что, допустим, лишний раз подтвердила пресс-конференция президента В. Путина и его высказывание про Р.Т. Эрдогана «не виляет хвостом» — И.С.).

Разумеется, у Украины не могла не вызывать раздражение сделка по АЭС «Аккую». Украинские официальные лица не раз публично — официально и неофициально предостерегали Турцию от того, чтобы поручать российской стороне столь крупный и комплексный проект на своей территории. Они при этом, совершенно справедливо, кстати, указывали туркам, что «Аккую» — это больше, чем проект и он будет иметь за собой множество последствий. Для Украины, очевидно, нежелательных.

Речь идет как о том, что российские компании будут эксплуатировать АЭС на своей территории, будет осуществляться постоянная поставка ядерного топлива, утилизация отработанного топлива.

Компания, эксплуатирующая АЭС «Аккую», будучи на 100% российской, станет важным игроком в этом смысле на турецком рынке. Причем, продолжаться это будет на протяжении всего жизненного цикла станции – а это, как минимум, 60 лет. И более того, турецкие студенты-ядерщики будут проходить обучение по специальности в российских ВУЗах – что также имеет немалое значение для российско-турецких научно-технических и даже, в определенном смысле, гуманитарных связей. Российско-турецкие отношения, таким образом, получат десятки, если не сотни молодых турецких специалистов со знанием русского языка и привязкой к полученному им образованию, жизненному опыту и связям в России.

Сделка же по строительству газопровода «Турецкий поток» не просто вызвала раздражение на Украине. Это – прямой удар по национальным украинским интересам сохранить за собой транзит российского газа в Европу. Однако, никакие соображения, высказанные Киевом Анкаре по этому поводу, турками во внимание приняты не были.

Но при всем при этом, на Украине отчетливо понимают турецкий интерес и к Крымскому вопросу, и к постсоветскому пространству и пытаются развернуть себе его на пользу, пользуясь той эйфорией, которая воцарилась после того, что произошло в Нагорном Карабахе.

Ситуация на Украине, как можно заметить, была воспринята однозначно как то, что Турция и Азербайджан «подвинули» Россию и Армению. Почему же то же самое нельзя повторить на востоке Украины и даже в Крыму?

Тут, конечно, украинские политики, мягко выражаясь, нереалистичны. По крайней мере, в том, что касается Крыма. Однако, восточные районы Украины – это совсем другое дело. Коль скоро, даже Россия не признала официально ни ДНР, ни ЛНР и официально за них не воюет.

Тут просматривается ситуация, в чем-то аналогичная ситуации с Нагорным Карабахом. В том смысле, что признания его не было даже со стороны самой Армении, и международно признанным фактом являлась его принадлежность Азербайджану. То есть, с правовой точки зрения, Азербайджан «возвращал свое». Оставалось лишь только дождаться удобного случая и создать напряженность между Арменией и Азербайджаном и совершить «возмездие». Почти идентичная ситуация на сегодняшний день сложилась и на востоке Украины.

Вот, собственно, этот момент и пытается «оседлать» Украина.

Но тут следует учесть один серьезный момент. Турки понимают украинскую «горячность» в том, чтобы затянуть себя в этот конфликт. И всячески её подогревают, обозначая свое (мнимое, пока во всяком случае – И.С.) вовлечение в конфликт предметом торга. На самом деле – это отличный рычаг для того, чтобы, прежде всего, туркам можно было бы занять на Украине «стратегические высоты».

Как могут выглядеть эти самые стратегические высоты?

Как минимум, напрашивается следующее: приватизация / получение активов / долей в СП важных предприятий на территории Украины, принятие участие в крупных строительно-подрядных работах на территории страны, получение экономических преференций при инвестициях на Украину, получение торговых преференций при экспорте турецких продукции и услуг на территорию Украины. Короче, если говоря одной фразой, объявление на Украине для Турции «дня открытых дверей» и режима наибольшего благоприятствования.

Далее, поставка крупных партий турецкого оружия, о чем, собственно, уже сказано выше – про турецкие беспилотники и продукцию турецкого судостроения. Реализация совместных турецко-украинских программ подготовки военнослужащих. Приглашение к себе украинских военнослужащих на различные краткосрочные и долгосрочные программы и стажировки. В идеале для Турции – соглашение о предоставлении Турции военных баз на своей территории.

Получение от Украины критичных для себя технологий: в сфере ОПК, авиастроение, двигателестроение, машиностроение, в том числе, атомное. Последнее – особенно важно в том смысле, что Турция заинтересована в получении компетенций в сфере атомной энергетики и атомной энергии в целом и Украина может быть одним из технологических доноров Турции.

Причем, говорим здесь, во-первых, про мирный атом. Зачем Турции развивать собственную научную школу в сфере использования атомной энергии, если можно «приобрести» кадры и компетенции на той же Украине. Намного более эффективный путь.

Во-вторых, про ядерное оружие ничего не говорится, однако, президент Р.Т.Эрдоган уже несколько раз высказывался на эту тему в том духе, что, если режим нераспространения разваливается на глазах, то почему Турция также не должна «интересоваться этим вопросом»? В этом смысле, у Турции уже есть определенные наработки и плюс особые отношения с Пакистаном, которые могут получить и такое вот измерение. Украина для Турции может стать ещё одним технологическим донором. Причем для этого надо, всего лишь, пригласить к себе на постоянную работу «небольшой НИИ».

Переходя к гуманитарному сотрудничеству, первое и главное: работа с крымско-татарскими диссидентами, сбежавшими на Украину со стороны Турции не должна являться проблемой для киевских властей. Собственно, мы видим, что по факту это – уже так. Турция достаточно спокойно себя в этом смысле чувствует на украинской территории.

Более того, Турция со своими крымско-татарскими организациями претендует на то, чтобы стать одним из политических центров борьбы для возвращения Крыма в состав Украины. Борьба эта может быть бесконечной, а вот те преференции, которые Украина за это должна будет предоставлять Турции – весьма конечными и понятными.

Более того, Украина, при наличии у турок такого рычага, не сможет возражать против того, что на её территории будут создавать различные «гуманитарные опорные посты»: турецкие школы Фонда «Маариф», институты Юнуса Эмре, прочие культурные центры. Впрочем, гуманитарные связи между двумя странами и так достаточно сильные: многие говорят про российско-турецкие смешанные семьи. Но не будем забывать, что едва ли сильно меньше турецко-украинских семей. А с точки зрения различных краткосрочных туристических поездок Киев для турок – намного более привлекательное место чем, допустим, Москва и Санкт-Петербург. Перелет ближе и виз для въезда на территории страны оформлять не требуется.

Впрочем, пока ещё Турция так глубоко не «села» на Украине, как в том же Азербайджане. Нет и не может быть между украинцами и турками слогана «два государства – один народ». Так что задача стоит добиться хотя бы лозунга про «особую дружбу» между двумя народами.

Впрочем, заметим, что крупной победой для Турции стало то, что УПЦ перешла под «зонтик» Константинопольской православной церкви. Последствия этого шага для турецко-украинских отношений ещё дадут себя знать уже в среднесрочной перспективе.

Нынешнее турецкое руководство продолжает постепенно и осторожно отходить от риторики построения национального государства в сторону, как мы писали в другом материале, цивилизационного государства.

Делается это с большой оглядкой на внутренний, националистический электорат. Однако, какие бы слова не произносились в Турции турецкими руководителями, де-факто, Турция ушла от идеи о мононациональном государстве в сторону государства, существующего по имперскому принципу. При этом ядро – территория современной Турции – должно сохранять свою мононациональность, чтобы избежать угрозы сепаратизма со стороны востока и юго-востока страны и курдского населения. А вот территории жизненных интересов Турции должны приращиваться уже на базе имперской риторики.

При этом подчеркнем, что мы не говорим о вхождении каких-то территорий непосредственно в состав Турции. Мы говорим о наднациональных проектах, которые будут группировать страны вокруг Турции как ядра и о той сильной проекции своих политических и экономических интересов, которой Турция добивается.

Украина – разумеется, не Азербайджан с точки зрения этнической родственной связи. Но у Украины есть одно неоспоримое преимущество в глазах Турции перед Азербайджаном. Последний стремится к тому, чтобы сохранять ровные отношения с Россией. Украина – это на данном историческом этапе, по крайней мере, «отрезанный ломоть» от России и Турция может продвигаться в деле установления своего влияния на Украину намного дальше. Отсутствие родственных связей между украинцами и турками могут компенсироваться переходом УПЦ под зонтик КПЦ, правильно упакованным, а также сильными гуманитарными связями между «двумя берегами Черного моря». Про экономические и военно-политические отношения мы написали выше.

Реализация этих задач, последовательная и планомерная, приведет к тому, что Украина «сама упадет» в руки к Турции, безо всякой непосредственной вовлеченности Турции в украинские конфликты. По крайней мере, на данном этапе.

51.69MB | MySQL:104 | 0,829sec