Быть или не быть Ирану в FATF?

В Иране, в который раз за последние годы, вышел на повестку дня вопрос о присоединении страны к FATF . Хотя верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи и дал указание Ассамблее определения целесообразности принимаемых решений  (АОЦПР) еще раз рассмотреть вопрос о присоединении Ирана к международным договорам, противодействующим отмыванию денег и имеющим контртеррористическую  направленность, председатель Парламентского комитета по внешней политике и безопасности  генерал Корпуса стражей исламской революции (КСИР)  Моджтаба Зуннур в интервью официальному информационному Агентству Фарс  остается при мнении, что эти правовые документы,  относящиеся к FATF (Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег, финансирования терроризма, (Financial Action Task Force on Money Laundering), никогда не будут ратифицированы  высшими структурами власти Исламской Республики Иран. Здесь следует пояснить, что в условиях, когда возникает необходимость устранения противоречий между иранским парламентом и утверждающим его решения Наблюдательным Советом,  в Иране обращаются к АОЦПР. Это — специфический исламский орган, выполняющий функции арбитра во взаимоотношениях между Наблюдательным советом и парламентом. Его члены назначаются верховным лидером. По этому поводу статья 112  иранской Конституции разъясняет, что, необходимость в решении  Ассамблеи возникает в тех случаях, когда нужно принимать окончательное решение в ситуации, при которой мнение Наблюдательного совета на решение парламента является отрицательным, а парламент или правительство, учитывая государственную целесообразность, не согласны с этим  и настаивают на принятии. Ассамблея является самым молодым органом исламской структуры власти, утвержденным в 1989 г. во время пересмотра и новой редакции Конституции. На ее решения может повлиять только аятолла А.Хаменеи, который самолично формирует состав АОЦПР.

Таким образом, мнение председателя Парламентского комитета по внешней политике и безопасности  М.Зуннура таково, что ни один из четырех документов не пройдет через «сито» АОЦПР. На сегодня зарегистрировано несколько попыток проведения этих важных для международной деятельности ИРИ документов через эту важную структуру, оканчивавшихся их отклонением, ибо вполне логично, что Ирану трудно стать интегральной частью соглашений, препятствующих оказанию помощи террористическим организациям и отмыванию денежных потоков. В последние годы власти ИРИ не раз игнорировали отсрочки, предоставляемые  международными организациями, и страна не сумела в определенные сроки присоединиться к FATF,  и уже внесена в черный список  подобных государств, что, безусловно, влияет на внешнеэкономические операции исламского режима и его возможности  оплачивать поставки крайне необходимых, особенно, в эпоху коронавируса, лекарств  и медикаментов. В феврале 2020 г. FATF второй раз внесла Иран в свой черный список за несоблюдение международных норм финансирования терроризма, что встретило достаточно жесткую реакцию Ирана. В Тегеране посчитали это политически мотивированным, отметив, что «обвинения страны в отмывании денег и финансирования терроризма неприемлемо, ибо это не вписывается в существующие в ИРИ нормы и правила».

Что касается возможности отклонения этих договоров Ассамблеей, то генерал М.Зуннур заявил в интервью Фарс, что он уже неоднократно принимал участие в нескольких заседаниях АОЦПР  и разных комиссий этой структура, и лично знает мнения и аргументы членов АОЦПР, и посему считает, что нет возможности одобрить этот законопроект.  Ситуация  была ясна с самого начала, как только в Иран поступил запрос-приглашение вступить в  FATF , и Мохсен Резаи, секретарь Ассамблеи,  попросил  помощи у президента Хасана  Роухани, чтобы тот обратился к А.Хаменеи, дабы АОЦПР  продолжила и довела до конца  рассмотрение законопроектов. С другой стороны, член Ассамблеи  Мохаммад Садр, в интервью новостному порталу Энтэхаб  заявил, что вопреки словам М.Резаи,  этот вопрос не поднимался на заседаниях Ассамблеи и ее члены не знали ничего об этом. «Эти вопросы пока умалчиваются, и еще неизвестно, какие решения будут приняты по этим вопросам в будущем», — добавил он.

Другой авторитетный член Ассамблеи — Голамреза Месбахи-Могхаддам,  высказался осенью этого года в СМИ о том, что повторное рассмотрение  Ассамблеей законопроектов, что приведет к присоединению Ирана к Конвенции о борьбе с финансированием терроризма, полностью исключается, и документы уже сданы в архив.  Но все не так однозначно: другой член Ассамблеи Маджид Ансари, выразил  мнение, что «единственный способ утвердить   эти законопроекты — это желание и воля иранского руководства». И вот газета «Иран» — орган официального   правительственного информагентства ИРНА  — подвела точку во всей этой разноголосице, написав 17 декабря, что такое решение уже озвучено аятоллой Али Хаменеи, ибо «Иран должен быть выведен из черного списка Целевой группы по финансовым мероприятиям».  Агентство Фарс опубликовало в этой связи 18 декабря заявление канцелярии аятоллы Али Хаменеи, в котором дается указание Ассамблее в связи с просьбой главы исполнительной власти – президента Х.Роухани, продлить срок рассмотрения всех документов, связанных с присоединением Ирана к FATF, и обеспечить их прохождение к заключительной стадии. По сути, это прямое указание  АОЦПР, пользуясь подзабытой советской терминологией, «решить вопрос положительно».

На самом деле, это означает, что верховный лидер Ирана ищет пути преодоления противоречий с Западом, чтобы хотя бы частично облегчить стоящие перед страной экономические проблемы, найти пути взаимопонимания по снятию хотя бы части санкций. Присоединение к FATF  — один из таких рычагов, который будет эффективным и действенным в наведении мостов. Почему же существует такое сопротивление базовых исламских органов власти? Ответ достаточно простой: многие из высших исламских функционеров прекрасно чувствуют себя в условиях санкционного прессинга, когда пышным цветом расцвели всевозможные коррупционные схемы, когда существуют многочисленные возможности отмывания капиталов. В этом  заинтересован и КСИР, своеобразная империя внутри государства, люди которой расставлены на ведущих постах. Не секрет, что нынешний спикер парламента Мохаммад-Багер Галибаф, генерал КСИР и бывший столичный градоначальник,  отчаянно сопротивляется присоединению Ирана к FATF, ибо КСИР в этом совсем не заинтересован. Ситуация представляется такой, что внешне верховный лидер страны пытается позиционировать себя человеком, ищущим возможность диалога с Западом, дабы  продлить существование режима. Возможно,  это понимают и на Западе, давая негласно разрешение, как писала недавно The Wall Street Journal, на продажу нефти в небольших количествах. При этом он пытается быть гибким, дабы не дистанцировать от себя исламскую элиту, на которую он может опираться в нынешнее непростое время.  Ему сейчас важно сохранить опору в КСИР, других военных структурах, исламских органах власти, вот он и пытается совершать всяческие маневры, выбирая  между необходимым и возможным. Вряд ли аятолле А.Хаменеи можно быть оптимистичным в отношение нового американского президента Джо Байдена, якобы способного изменить политику уходящего главы Белого дома Д.Трампа на иранском направлении и снять душащие Иран санкции. Если это и произойдет, то цена этому может быть для ИРИ весьма болезненной. Вот почему верховному лидеру Ирана и дальше придется быть максимально маневренным во всем, что касается политики на западном направлении.

52.05MB | MySQL:101 | 0,364sec