Об отношениях между Тунисом и Алжиром на фоне ситуации в Западной Сахаре

Тунисские и алжирские официальные лица пытаются положить конец напряженности в отношениях между странами, возникшей из-за признания США Западной Сахары марокканской территорией. Министр иностранных дел Туниса Осман Джеранди и посол Алжира в Тунисе Аззуз Баалал встретились 15 декабря в попытке успокоить напряженность после жарких обменов мнениями в последние дни. Джеранди подтвердил «прекрасные отношения» страны с Алжиром и подтвердил позицию Туниса о том, что отношения между Тунисом и Алжиром не могут быть изменены из-за «неофициальных позиций, которые никоим образом не обязывают Тунис». Встреча состоялась на следующий день после того, как бывший министр иностранных дел Туниса Ахмед Оунайес выступил по частному радио с критикой роли Алжира в развитии событий в Западной Сахаре (Алжир является сторонником движения за независимость Западной Сахары). «Алжир играл с огнем и заставил Марокко ускорить процесс нормализации отношений с Израилем и раздела региона Магриба», — сказал Оунайес, вызвав негативную реакцию алжирской общественности. Оунайес, который работал в правительстве Мухаммеда Ганнуши в 2011 году, также сказал, что Алжир «повернулся против Марокко и Туниса после окончания колониального периода» и аннексировал земли своих соседей. Хотя Алжир официально не ответил на комментарии Оунайеса, Джеранди попытался предотвратить эскалацию напряженности, подчеркнув тезис о «гордости своей страны за братские отношения с Алжиром». По словам тунисского аналитика Юсефа Шерифа, возглавляющего Колумбийский Глобальный центр в Тунисе, это не первый случай, когда Оунайес делает подобные комментарии в отношении Алжира. Он выражает позицию той не самой многочисленной части тунисского общества, которые помнят давление Алжира на страну в 1970-х и 1980-х годах, когда союзы времен Холодной войны поставили двух соседей на противоположные стороны. Оунайес, следует напомнить, принадлежит ко второму поколению постколониальных тунисских дипломатов, которые были активны между 1960-ми и 1990-ми годами. Комментарии Оуанайеса перекликаются с чувствами, разделяемыми бывшим президентом Монсефом Марзуки в прошлом месяце, в котором он заявил, что «алжирский режим совершил преступления против своего народа, Союза Магриба и сахарского народа». Он также назвал сахарцев, живущих в лагерях Тиндуфа вдоль границы с Алжиром, «заложниками». Алжирское правительство тогда раскритиковало заявления Марзуки в адрес страны как «неуместные и аморальные, иррациональные и неоправданные».
При этом отметим, что, несмотря на слухи о том, что Тунис может стать одним из следующих арабских государств, нормализующих отношения с Израилем, премьер-министр Хишам Машиши заявил, что его страна не намерена идти по стопам Марокко. В интервью телеканалу France 24 на прошлой неделе, Машиши сказал: «для Туниса этот вопрос не стоит на повестке дня», но сказал, что «уважает выбор братской страны, которую мы очень любим». При этом тот же Ю.Шериф полагает: «что касается Израиля и марокканского решения нормализовать ситуацию, я думаю, что большинство тунисцев встанет в данном случае на сторону Алжира. Я почти не вижу перспектив нормализации отношений между Тунисом и Израилем. Общественное мнение против этого, мощный профсоюз UGTT также против, и поэтому демократическому режиму, правящему Тунисом, будет трудно навязать такой шаг, как это делают автократы в ОАЭ или Марокко».
Эту позицию Туниса поддерживает Алжир, который заявил, что этот шаг Марокко был частью «иностранных маневров, направленных на дестабилизацию страны», и что он по-прежнему проявляет бдительность в своей «непоколебимой поддержке справедливого дела» сахарского народа. 15 декабря Министерство иностранных дел Алжира опубликовало заявление, в котором вновь заявило о «своем категорическом неприятии колониальной идеологии» и подтвердило «свою глубокую убежденность в том, что завершение деколонизации будет неизбежно во всем мире».
Эта ситуация в принципе определяет линию раскола между странами Северной Африки по вопросу Западной Сахары. В противовес Алжиру и Тунису здесь выступают Марокко и Египет, который явно солидаризируется в этом вопросе с позицией своего ключевого союзника ОАЭ. Египет планирует открыть в скором времени свое Генеральное консульство в городе Эль-Аюн в спорной контролируемой Марокко Западной Сахаре. 20 декабря президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси поручил своему министру иностранных дел Самеху Шукри организовать открытие египетского консульства в Эль-Аюне во время встречи со своим марокканским коллегой Насером Буритой. Во время открытия бахрейнского консульства в Эль-Аюне на прошлой неделе Бурита заявил, что в настоящее время в Западной Сахаре насчитывается 20 дипломатических миссий. Около 15 африканских государств также открыли консульства в Западной Сахаре, включая Замбию и Эсватини, которые открыли свои консульства в октябре. В ноябре Объединенные Арабские Эмираты стали первым арабским государством, открывшим там свое консульство. Эль-Аюн — крупнейший город Западной Сахары, который находится под контролем Марокко с момента окончания испанского колониального правления в 1975 году. Получение международного признания за свои притязания на Западную Сахару уже давно является самой важной дипломатической целью Марокко, и решения ОАЭ, Бахрейна и Египта об открытии дипломатических миссий могут помочь укрепить поддержку в этом направлении с другими арабскими союзниками.
Напряженность в регионе усугубляется распадом 30-летнего режима прекращения огня в Западной Сахаре в прошлом месяце после марокканской военной операции в Гергерате, которая побудила Фронт ПОЛИСАРИО объявить перемирие оконченным. На фоне этих проблем возникает дипломатический вакуум: генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш до сих пор не выбрал специального посланника для посредничества между Марокко и Фронтом ПОЛИСАРИО.

51.46MB | MySQL:101 | 0,326sec