Размышления об оценках американскими экспертами современной ситуации в палестинском вопросе

Как полагают американские аналитики, близкие к Госдепартаменту США, палестинцы сталкиваются со все более вероятной перспективой навязывания Израилем решения о создании единого государства на фоне роста влияния иных региональных приоритетов. На фоне иранского досье и тенденции израильско-арабской нормализации отношений за последний год тема палестинской государственности отошла на задний план. По мере развития событий следующего десятилетия палестинцы будут вынуждены выбирать между смещением акцента на свою национализацию внутри Израиля или переходом к выжидательному подходу в надежде на то, что их дело вновь обретет свое прежнее значение. За прошедший год палестинское досье скатилось на самое дно региональных приоритетов. В январе едва не началась региональная война между Соединенными Штатами и Ираном что только лишний раз подчеркнуло факт того, что геополитика Ближнего Востока теперь зависит в большей степени от Тегерана, а не от Рамаллы. В том же месяце администрация президента США Дональда Трампа обнародовала свой план «видение мира», который дал мощный импульс израильскому экспансионизму. Затем, во второй половине года, Объединенные Арабские Эмираты, Бахрейн, Марокко и Судан подписали соглашения о нормализации отношений с Израилем, не требуя обещания палестинской государственности даже в качестве предварительного условия. Даже выборы менее откровенно дружественной Израилю администрации США в ноябре принесли мало утешения палестинцам, поскольку избранный президент США Джо Байден еще не дал понять определенно, что он будет оказывать давление на Израиль, чтобы обратить вспять его территориальные завоевания эпохи Трампа. Пока нет никаких признаков того, что эти тенденции изменятся. Опросы общественного мнения показывают, что население арабских стран Персидского залива теряет интерес к палестинскому вопросу. Европейцы, тем временем, доказали нежелание идти дальше символического отпора израильским стратегиям. И ни одна другая великая держава, включая Турцию, Россию и Китай, похоже, не готова выступить против израильского вторжения на палестинские территории.
Учитывая это сокращение поддержки идеи своей государственности, палестинцы будут в меньшей степени полагаться на внешние силы для оказания давления на израильскую политику. В нынешнем виде Израиль проводит стратегию, которая, вероятно, приведет к созданию единого государства. Сменяющие друг друга правые израильские правительства будут продолжать расширять поселения путем дальнейших формальных или неформальных аннексий. И эти углубляющиеся сети контролируемых Израилем автомагистралей и поселений, в свою очередь, все больше будут отрезать палестинские города и поселки друг от друга. Вопрос в том, как отреагируют палестинцы. Молодые палестинцы могли бы быть более открыты для решения проблемы одного государства, особенно с учетом того, что это представляется более жизнеспособным вариантом, который позволил бы им получить доступ к израильской экономике и возможностям для трудоустройства. Некоторые из них более светски мыслят и более интернационалистичны, чем старшее поколение, и поэтому менее привязаны к исламистским и националистическим идеалам, которые помогли подпитывать поколения в борьбе против израильтян. По мере того как проходят годы и национальный проект независимого палестинского государства кажется все менее жизнеспособным, следующее поколение палестинцев, возможно, будет более охотно настаивать на национализации в качестве одного из последних оставшихся вариантов. Однако они столкнутся с жесткими препятствиями, как среди палестинских лидеров, так и среди правых израильских политических партий. От себя добавим, что американские эксперты снова выдают желательное за действительное. Во-первых, дальнейшая нормализация отношений Израиля с арабскими государствами (даже с теми, которые сейчас сделали в этом направлении первый и во многом больше символический шаг) будет жестко увязываться ими от принятия Израилем устраивающих их моделей палестинской государственности или автономии с сохранением независимости и доступности основных мусульманских святынь. И общественный настрой в этих странах не даст властям большого поля для маневра. Собственно не случайно часть серьезных стран (то же КСА) отказываются от нормализации отношений с Израилем, явно выжидая. Во-вторых, рискнем предположить, что весь этот процесс нормализации в большей степени связан не с принципиальным кризисом идеи палестинской государственности, а с откровенным давлением на арабов со стороны Трампа в формате решения бизнес-интересов его зятя Дж.Кушнера. И с уходом Трампа этот тренд снизиться однозначно. В-третьих,  надежда американских аналитиков на конформизм палестинской молодежи (политическая пассивность в обмен на улучшение экономического положения) не оправдана. Снова все упрощается до предела, при этом совершенно не учитывается фактор роста национализма в арабских странах как попытка местных элит запустить новую идеологическую скрепу. И успех чисто националистического по сути феномена «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) говорит о том, что этот тренд не случаен, а имеет свои базисные предпосылки и в арабском обществе, и арабских элитах. Палестинские группировки, такие как ХАМАС, не готовы отказываться от своих принципов или привилегий, связанных с руководством палестинским делом. Независимо от того, насколько популярным станет решение о создании единого государства среди палестинской общественности, эти фракции, скорее всего, будут сопротивляться национализации, поскольку это также будет означать конец их существования в качестве независимых политических сил. И это обстоятельство также справедливо и для светских партий ООП. В-четвертых, а кто сказал, что резко поправевший Израиль готов приять в качестве своих полноправных граждан миллионы палестинцев, что кардинально изменить внутриполитический и демографический ландшафт? Правое крыло Израиля, поддерживаемое собственной националистической молодежью, явно не готово на такой сценарий. Действительно, если бы палестинцы были полностью национализированы, Израиль немедленно потерял бы свое еврейское большинство. А снижение рождаемости среди светских евреев-израильтян наводит на мысль о том, что в таком двунациональном государстве арабы будут лишь все более увеличиваться в процентном отношении к израильскому населению, угрожая будущему еврейскому характеру Израиля.
В этой связи, как полагают американские эксперты, предпочтителен сценарий, при котором, столкнувшись с сопротивлением национализации как внутри страны, так и в Израиле, палестинцы будут испытывать все большее разочарование, что может повысить риск новых восстаний. Но в отличие от интифад 1980-х и 2000-х годов, которые сопровождались чувством повышенной международной симпатии к палестинскому делу, будущие насильственные восстания будут иметь меньшую международную поддержку, особенно в арабском мире. Они также столкнутся с израильским военным и полицейским аппаратом, который построил стены, установил широкое наблюдение и модернизировал свою тактику борьбы с палестинцами после последней по времени интифады в 2000 году. Таким образом, любое новое восстание вряд ли сдвинет с мертвой точки тему палестинской государственности. Опять же рискнем не согласиться с этим мнением: вопрос в том, чем будет вызвана новая интифада: если продолжением процесса аннексии, то поддержку палестинцы получат. К тому же помимо арабов есть и другие игроки на мусульманском поле. Прежде всего, Турция и Иран. Если геополитический климат в регионе начнет стабилизироваться, например, на фоне очередной ядерной сделки или другого всеобъемлющего соглашения с Ираном, у палестинцев снова могут появиться союзники, чтобы оказать давление на Израиль для урегулирования конфликта. Арабские государства Персидского залива, например, могли бы использовать свои недавно нормализованные экономические отношения и отношения в области безопасности с Израилем для лоббирования интересов палестинцев в будущем. Соединенные Штаты, с их собственным либеральным демографическим дрейфом, медленно уводящим их идеологически от Израиля, также могут снова поставить во главу угла палестинский вопрос. Помогая подавить озабоченность Европейского союза по поводу беженцев и терроризма, более стабильный Ближний Восток может также сделать Брюссель более готовым рисковать своими связями в области безопасности с Израилем, чтобы добиться перемен на палестинских территориях. Но так как многое в регионе и мире остается неопределенным, то и политическое будущее палестинских территорий остается под вопросом.

51.48MB | MySQL:101 | 0,393sec