Турция на Кавказе и в Центральной Азии после Нагорного Карабаха. Часть 3

10 декабря 2020 года в Баку состоялся совместный азербайджано-турецкий парад победы по итогам очередного витка конфликта за обладание территорией Нагорного Карабаха. Хотя, возможно, следовало бы сказать, что этот парад состоялся не с участием Турции, а в честь Турции и её лидера президента Р.Т. Эрдогана. Выглядело так, что именно турецкий президент принимает парад в Баку – серьезная имиджевая победа для турецкого лидера.

В предыдущей части нашей публикации на сайте ИБВ (ссылка: http://www.iimes.ru/?p=74757) мы говорили о том, какой, достаточно мощный, толчок отношениям между Турцией и Украиной дали события в Нагорном Карабахе и «парад победы» в Баку.

Украина расценила эти события как кейс, который можно и нужно тиражировать, пробовать к реализации на востоке страны, усмотрев в Турции ту единственную силу, которая способна, если называть вещи, своими именами, бросить вызов России.

Совершенно неважно при этом, насколько это соответствует реальности – предполагаем, что тут надо будет делать большие оговорки – речь идет о том, что у Турции возник такой образ в глазах украинской стороны. А, следовательно, сложно ожидать, что Турция не будет пытаться этот образ использовать в своих целях. Ну, а Украина, в свою очередь, будет прилагать все возможные усилия, чтобы подогреть те настроения и идеи, которые возникли у определенной части турецкой власти касательно своих дальнейших шагов.

При том, что Турция испытывает большие экономические проблемы – экономический блок при руководстве министра казначейства и финансов Берате Албайраке утратил рычаги влияния на ситуацию. Ручной режим управления, который попытался ввести президента Реджеп Тайип Эрдоган также не привел к нужному эффекту. Очевидно, что экономика – не главный конёк турецкого лидера.

Внутриполитическая площадка продолжает фрагментироваться в нежелательном для турецкого руководства направлении. Возникают новые политические движения, «отщипывающие» электорат от правящей Партии справедливости и развития. Мы не раз писали о том, что пять парламентских партий – это предел для Партии справедливости и развития, за которым последует коалиционное правительство с участием оппозиции.

Коронавирус привел к большим проблемам в турецком секторе услуг, который значительную часть своей выручки черпал от приезжих из-за рубежа. Во многом, сегодня от российского руководства зависит то, что произойдет с турецкой туристической отраслью.

По состоянию на 20-ые числа декабря, когда пишется этот материал Россия может в любой момент закрыть сообщение с Турцией, что станет для страны достаточно чувствительным ударом в ожидании приезжих из России на Новогодние праздники и Рождество. Представляется, что ровно под таким же знаком пройдет весь 2021 год – Россия давно показала, что не будет стесняться использования «асимметричных методов воздействия» на своих «тесных южных партнёров».

Подчеркнем, Турция, одновременно, находится в не самом своем лучшем состоянии и, при этом, ещё и зависит от России. А потому, просто по определению, вынуждена дозировать свои шаги, каждый раз тестируя российскую реакцию и российские красные линии.

Так что, предположить себе сценарий, при котором Турция «завтра» бросится «воевать за Украину» на востоке страны достаточно сложно. Турция будет разыгрывать эту карту в своих интересах и как в плане получения для себя преференций, так и в смысле попыток оказать давление на Россию. Но, вряд ли, более того.

Обратимся теперь к тому, как события в Нагорном Карабахе были оценены в самой Турции.

11 декабря с.г. во влиятельном проправительственном издании «Сабах» появилась статья влиятельного турецкого политолога, генерального координатора главного турецкого мозгового центра SETAV Бурханеттина Дурана. Статья вышла под заголовком: «Три послания, данных из Баку».

Обратимся к тезисам этого материала, который рассказывает о торжественной церемонии – «параде победы», состоявшемся в Баку.

Прежде всего, автор материала указывает на то, что командование Анкары и поддержка БПЛА Турции «сыграли решающую роль в победе Баку в 44-дневной войне».

Тот факт, что Турция внесла свою лепту «в трудные дни» привело к возникновению нового периода в отношениях Турции и Азербайджана. Нынешние события обеспечили, как отметил турецкий автор, спустя 28 лет, «внутреннюю консолидацию» для Ильхама Алиева. И, как пишет автор, Алиев понимает, что в политике балансирования Азербайджана между многими игроками, которая до тех пор проводилась страной, Турция теперь получает особое место.

Цитируем: «Алиев стал тем, кто лучше всего видит «влияние Эрдогана» в этой победе». Конкретным результатом двустороннего сотрудничества станет то, что Баку вместе с Анкарой будет заниматься восстановлением разрушенных территорий.

Второй момент, о котором говорит автор, заключается в той «быстрой победе», которая была одержана в Нагорном Карабахе. Эта победа открывает новую эру и на Кавказе в целом. Как указывается автором, в результате, в регионе возник новый баланс сил.

Цитируем: «Россия уже вынуждена к тому, чтобы отказаться от своего видения региона в качестве заднего двора Советов, и к тому, чтобы, признав, военное и политическое присутствие Турции, работать с ней».

Как указывается турецким автором, нельзя упускать из виду «ту руку мира», которую Эрдоган протянул народу Армении в своем выступлении в Баку: «Необходимо понять, что невозможно ничего достичь при подстрекательстве западных империалистов. Отношения должны быть снова пересмотрены. Если народ Армении извлечет уроки из того, что произошло в Карабахе, то это станет началом новой эры в регионе».

Как пишет автор, тот факт, что Ереван не принимает новую ситуацию при подстрекательстве из Парижа или из «другой столицы» и стремится к «политике мести», не только поддерживает нестабильность в регионе, но и вредит безопасности и благополучию народа Армении.

Как он подчеркивает, если Армения попытается противостоять новой региональной реальности, то, как указывается турецким автором, она окажется зажатой между Западом, Россией, Азербайджаном и Турцией. Чтобы оседлать этот ветер перемен, как пишет автор, требуется нормализовать отношения между Азербайджаном и Арменией и между Турцией и Арменией.

Цитируем автора: «От нормализации более всех выиграет Ереван. Достаточно любопытным предложением являются слова президента Р.Т.Эрдогана «мы откроем двери» для создания на Кавказе платформы «Россия – Турция – Азербайджан – Иран – Грузия – Армения».

И, наконец, третьим результатом событий, произошедших в Нагорном Карабахе, — появления Анкары на Кавказе, автор называет переход к новому периоду отношений между Турцией и Центральной Азией и Ираном. Как указывается автором, «Есть возможность для того, чтобы сформировать более широкую повестку сотрудничества в тюркском мире».

По словам турецкого политолога, возникает новое геополитическое уравнение, которое далеко выходит за рамки территорий Запада, России, Китая, Турции, Ирана и Кавказа. Цитируем: «(Оно) простирается, с одной стороны, до энергетических коридоров, а с другой стороны – до китайского проекта Пояс и путь».

Как отмечает Бурханеттин Дуран, новый баланс сил на Кавказе даст импульс двусторонним отношениям между Тегераном и Анкарой в среднесрочной перспективе.

Цитируем: «Иран будет принимать во внимание укрепившееся положение Турции на Кавказе. Эффект от новой ситуации будет заметен и в других аспектах двусторонних отношений».

На самом деле, действительно Иран не может игнорировать ситуацию, которая возникла в регионе после Нагорного Карабаха. Мы не раз писали о том, что Турция и Иран являются достаточно жесткими конкурентами и в регионе. И пусть никто не обманывается взаимными заверениями и тем, что Турция (официально) не поддержала возврат к санкционному режиму в отношении ИРИ со стороны США. Это – типичная восточная история.

А вот, о чем, на стратегическую перспективу, думает турецкое руководство, стало понятно, после того, как Реджепом Тайипом Эрдоганом было прочитано стихотворение, которое в ИРИ считается, своего рода, символом азербайджанских сепаратистов страны. Отсюда и та резкая реакция, которая последовала со стороны Ирана. И было бы крайне наивным считать, что президент Р.Т.Эрдоган не знает, что и где он говорит. Он для этого – слишком сильный и опытный политик и оратор, чтобы не знать всех коннотаций, которые могут возникать от произнесенных им слов.

Итак, если выделить три главных последствия Нагорного Карабаха, о которых говорит турецкий автор – речь идет о том, что:

  1. Азербайджан продолжит свою политику балансирования в регионе, однако, она не будет прежней. В том смысле, что Турция в этом уравнении займет особое место, несопоставимое с прежним. Это контрастирует с той точкой зрения, которая бытует в России, на тему того, что Азербайджан будет лавировать между целым рядом стран и одной из таких стран является Россия.
  2. Россия больше не рассматривается в качестве единоличной и главной силы на постсоветском пространстве. Теперь Россия должна принять, как считают турки, присутствие Турции и учитывать её в своих региональных расчетах. И Россия, как считают турки, посчитает целесообразным согласиться на то, чтобы на Кавказе, как в той же Сирии, быть с Турцией главными «интересантами», делящими, если выражаться совсем просто, сферы влияния.
  3. Иран, в результате войны в Нагорном Карабахе получил послание от Анкары о том, что турецкое руководство будет строить особые отношения с этническими азербайджанцами, проживающими в ИРИ. Таким образом, в России – тюркские народы, включая татар (казанских и крымских) и башкир, в Китае – уйгуры, в Иране – азербайджанцы. Как мы видим, турецкое руководство пытается практикой подтвердить свой тезис о так называемом «вековом пробуждении тюрок», мысля на стратегическую перспективу и пытаясь оседлать наметившийся тренд.

 

В целом речь идет о том, что, выражаясь в спортивной терминологии, пройден очередной «огневой рубеж» — завершен этап, где 30-летние инвестиции Турции в Азербайджан принесли свои плоды.

Опять же, каковы будут эти плоды, разумеется, турки будут пытаться их максимизировать. Однако, в любом случае, Турция вышла из Нагорного Карабаха с плюсом.

И здесь, в качестве ещё одного примера результатов турецкой работы, нельзя отрицать того факта, что серьезные очки себе в плюс заработал турецкий оборонно-промышленный комплекс в контексте беспилотных летательных аппаратов – турецкий ОПК становится международно-признанным игроком, а турецкая продукция брендируется на внешних рынках, демонстрируя свою эффективность. Это, в свою очередь, приводит к «цепной реакции» внутри страны – турецкий бизнес начинает все более активно вкладываться в новые перспективные разработки, становясь драйвером развития турецкой «оборонки».

Ещё одним материалом, опубликованным на сайте Фонда политических, экономических и социальных исследований SETAV, на котором хотелось бы остановиться подробнее, является статья авторства Хаджи Мехмета Бойраза и Огуза Гюнгёрмеза под характерным заголовком «Анатомия победы в Карабахе».

Весьма интересным представляется обратиться к тем слагаемым успеха, которые обеспечили Азербайджану не просто военную победу, но и победу ещё политическую, когда, по большому счету, никто не возразил против азербайджано-турецких действий, за исключением голосов отдельных европейских держав, к примеру, Франции и Бельгии, которые, впрочем, не во что не конвертировались в плане конкретных действий. А, следовательно, представляют собой просто «возмущение легкими воздуха».

Как указывается турецкими авторами, «проблема Нагорного Карабаха, которая сохранилась до наших дней без какого-либо решения с 1988 года и описывается как «замороженный конфликт», была решена в пользу Азербайджана в очень короткие сроки благодаря успешной операции азербайджанской армии 32 года спустя. При общей оценке процесса факторы успеха операции, которая длилась около полутора месяцев, можно разделить на три: национальные, региональные и международные факторы. Важно оценить эти факторы в целом и изучить их анатомию с точки зрения понимания победы в Карабахе».

Разумеется, авторы начинают с того, что подчеркивают не вызывающий сомнения, решающий региональный фактор в победе Азербайджана в Нагорном Карабахе в лице Турции и в виде той поддержки, которая та оказала Азербайджану. Цитируем: «… с момента первого нападения армянских сил на Товуз — важный энергетический центр — руководство Анкары ясно продемонстрировало, что поддерживает Азербайджан и поддерживала Азербайджан всеми средствами на протяжении всего конфликта».

Переходим, непосредственно, к рассмотрению первой категории фактор, принесших Азербайджану победу, озаглавленной турецкими авторами, как «Национальные факторы».

Не вызывает удивления то, что турецкие авторы начинают с того, что подчеркивают «правоту Азербайджана» в Нагорно-Карабахском конфликте. Цитируем: «Потому что из-за вакуума власти, возникшего на Кавказе в эпоху после Холодной войны, Армения оккупировала Нагорный Карабах Азербайджана, игнорируя принципы международного права».

Как подчеркивается авторами, на протяжении последних тридцати лет многие международные организации, в частности Организация Объединенных Наций (ООН), «призывали Армению прекратить оккупацию, но администрация Еревана продолжила оккупацию, оставив эти призывы без ответа».

Результатом этого стало то, что турецкие авторы описали как «принятие этой (азербайджанской – прим.) правоты со стороны совести международного общественного мнения». Именно с этим турецкие эксперты и связывают отсутствие «каких-либо вопросов» в адрес Азербайджана, начавшего операцию. А от осознания собственной справедливости, как отмечают авторы, образуется и «политическая уверенность в себе и социальное единство», что позволило Азербайджану участвовать в операции.

Разумеется, помимо поддержки Турции и того, социального единства, которое сопровождало конфликт внутри Азербайджана, «главным фактором, который проложил Азербайджану путь к победе в Карабахе, несомненно, было его военное превосходство над Арменией».

Авторами приводятся конкретные цифры со ссылкой на Индекс военной мощи, где Азербайджан занимает 64-е место, а Армения — 111-е. По приводимым турецким авторами цифрам, численность азербайджанской армии на 27 сентября, когда начался конфликт, насчитывала 67 тыс. человек в то время, как численность армянской армии – 45 тыс. военнослужащих.

Также, согласно данным платформы «Вооруженные силы» (Armed Forces), военный бюджет Армении составляет 500 млн долларов, тогда как годовой военный бюджет Азербайджана составляет 2,7 млрд долларов.

Конкретным результатом этих расходов является то, что в начале операции Азербайджан имел на вооружении Сухопутных войск 665 танков, 1637 бронетранспортеров и 740 артиллерийских систем, а Армения — 529 танков, 1000 бронетранспортеров и 293 артиллерийских системы. В составе ВВС Азербайджана было 13 многофункциональных самолетов, 5 истребителей, 11 бомбардировщиков и 75 боевых вертолетов, в то время как у Армении было всего 13 бомбардировщиков и 42 боевых вертолета.

Как делают вывод турецкие авторы, на момент начала операции Азербайджан имел военное превосходство. Кроме того, как они пишут, в результате операции азербайджанская армия уничтожила или захватила армянское оружие на сумму около 5 млрд долларов.

Цитируем авторов: «Очевидное превосходство, о котором идет речь, и военная победа, достигнутая за короткое время, важны с точки зрения демонстрации того, насколько жесткая сила и национальный потенциал все ещё важны и насколько стратегический характер они имеют».

52.04MB | MySQL:101 | 0,240sec