Ливия: о подготовке военных кадров для ПНС и ЛНА

22 декабря, начальник Главного штаба ВС ПНС, Мухаммед аль-Хаддад, комментируя циркулирующие в последнее время слухи о передвижениях сил ЛНА и прибытии к ним новых партий оружия и боеприпасов, подтвердил, что они (ВС ПНС. Или Ливийская армия, встречается и название «Народная», в отличие от «Национальной», Хафтаровской) «готовы сражаться в случае нового нападения сил «Достоинства». («Аль-Карама» (араб.) — военная компания ЛНА против сил исламистов и Триполитании, название ставшее нарицательным, хотя бы, во избежание путаницы между двумя ЛНА).

Об этом М.аль-Хаддад заявил спутниковому каналу «Шуббат» в интервью во время своего визита в муниципалитет Джафара куда он прибыл в сопровождении министра обороны ПНС Салаха аль-Нимруша, подчеркнув: «Мы защищали себя и пытались во всех притворных, псевдо-войнах не быть ожесточенной партией и не бороться с нашими братьями, даже если они были несправедливыми».

«Когда началась война, мы были вынуждены мобилизовать все наши средства для защиты столицы, и по сей день мы готовы сражаться в случае нового нападения», — добавил Начальник ГШ. Аль-Хаддад, в данном случае, не кривит душой, большинство личного состава ПНС, офицеров, в том числе, не является профессиональными военными. Примерно половина из них это «вчерашние повстанцы», те, кто в 2011 году символически выступили против М.Каддафи, а вторая – это «призыв» 2019 г. когда сотни триполийцев выступили на защиту своего родного города. Кстати, жители Бенгази в 2011 году такого единодушия не проявляли, что доказывает истину: люди прекрасно понимают, идут к ним с мечом, или с метлой. Основой боевой мощи ПНС, как мы указывали ранее, являются мисуратские отряды. Немного уступают им, но тоже вполне боеспособны ополчение Зинтана и несколько отрядов специального назначения, но главной проблемой сил ПНС, в отличие от ЛНА является то, что в них практически нет кадровых военных из бывших Сил вооруженного народа, армии Джамахирии. Особой секрета почему так вышло, нет: во-первых, СВН понесли потери в 2011 году, те, кто принимал активное участие в боях, по обе стороны, либо погибли, либо были вынуждены покинуть страну. Во-вторых, те, кто выбрал нейтралитет, в основной своей массе подверглись своеобразной люстрации, как, например, бывший глава командования Сухопутных войск Ахмед Аун, арестованный, и некоторое время содержавшийся в тюрьме, хотя он никак не проявил себя «против народа» в 2011 году.  Десятки старших офицеров СВН были подвергнуты допросам и арестам и, практически, не допускались в новые силовые структуры. И, в третьих – банальная причина, возраст, практически все «адекватные» офицерские и унтер-офицерские кадры СВН были немолоды в 2011 году, а девять лет спустя и подавно. И, наконец, признаем, что погром, устроенный М.Каддафи профессиональной армии в конце 1980-х гг. убрал с военного поприща самых талантливых, агрессивных и боевых офицеров, которых, в лучшем случае, сослали как Али Кену на почетную синекуру, в Гат. Но, как правило, просто уволили. Поэтому, когда «революционный задор» миновал, а враг стоял у ворот Триполи, на службу срочно стали призывать ветеранов СВН, но очень немногие из них пошли на службу, и по своим военно-учетным специальностям, они либо бывшие штабные или технические специалисты, выходцы из смежных организаций, как, например, Организация по исследованиям и разработкам (местный Миноборонпром), или из полиции.  Схожая картина творилась и на противоположной стороне, с той лишь разницей, что процент ветеранов СВН у Хафтара выше, «восточники» не люстрировали их так, как на западе страны, сам Халифа Хафтар, частично смог собрать их на волне ностальгии по Джамахирии, что он всячески пытается использовать. Но, качественно, это все те же пенсионеры, за 60 лет и выше, как правило, весьма посредственных знаний и умений. Это хорошо заметно на кадрах официальной хроники и фотографиях с мест боев, например, практически все, сбитые и у ПНС, и у ЛНА, летчики, попавшие в плен, – люди очень зрелого возраста, в генеральских званиях. То же касается и техников, ремонтирующих МиГи, и вооруженцев, тогда как танкистов, артиллеристов или специалистов ПВО старой школы, практически, не осталось никого.

Отдавая себе в этом отчет, обе стороны прилагают значительные усилия по формированию и организации обучения новых военных кадров.

В  ноябре аль-Хаддад и аль-Нимруш присутствовали на открытии командно-штабного факультета учебного центра «Омар аль-Мухтар» и выпуске новой партии курсантов для ливийской армии, подготовка которых велась при активном содействии Турции.

Тогда, аль-Хаддад сказал в своей речи, что выпускники станут «надежной защитой для Родины и сформируют основу для неприкосновенности ее суверенитета, ресурсов, границ, а также наземных, морских и воздушных портов».

«Мы, министр обороны и начальник Главного штаба, полны решимости продвигать военное образование, чтобы оно играло свою роль в притоке молодой крови и открытии для молодежи пути к обучению и профессиональной реализации. Кроме того, мы приступаем к приему в военный колледж многих руководителей боевых направлений предыдущих военных операций и полевых командиров формирований сил поддержки. Которые выступят в новом качестве — офицеров ливийской армии», — сказал он.

«Мы также открываем двери учебных центров в других военных округах для всех желающих присоединиться к нашим вооруженным силам из числа членов всех вооруженных формирований. Предлагаем им и даем возможность стать  настоящими унтер-офицерами и солдатами внутри военного ведомства, которое гарантирует им их права, защищает их, гарантирует им достойную жизнь, развивает их способности и заставляет их служить стране и гражданам» — подчеркнул М. аль-Хаддад, поблагодарив за поддержку политическое руководство, стремящееся к тому, чтобы военные учреждения могли выполнять свои обязанности в полном объеме в интересах  обеспечения национальной безопасности соседних стран и мира, а также, для  участия в борьбе с терроризмом, нелегальной иммиграцией, организованной преступностью, торговлей людьми.

В свою очередь, министр обороны ПНС, Салах аль-Нимруш подтвердил, что его министерство стремится обучать личный состав своих сил и совершенствовать уровень их подготовки. Министр призвал всех желающих из всех вооруженных формирований и учреждений «присоединиться к военному ведомству, которое будет сосредоточением патриотических мужчин, несущих оружие», подчеркнув: «Мы должны объединить ряды, чтобы спасти Родину, нашу страну для всех и каждого».

С.аль-Нимруш заявил в интервью во время своего визита в  муниципалитет Джафара, что Министерство обороны намерено создать новый  учебный центр «для обучения молодежи из вспомогательных сил, желающих присоединиться к ливийской армии». Для решения этой задачи будет создан комитет из сотрудников Главного штаба и Министерства обороны для просмотра подходящих мест и выбора лучшего из них, пояснив, что дверь для приема и обучения курсантов будет открыта «очень скоро».

Линия аль-Нимруша и аль-Хаддада является одним из элементов курса военно-политического руководства ПНС на легализацию ополченцев в Ливии путем включения их в новые структуры, такие как Национальная гвардия, и создаваемые учебные центры в сочетании с международными и местными призывами разоружить ополченцев и интегрировать их в регулярные вооруженные силы, играют роль, своего рода, «кнута и пряника». Кто не хочет обучаться, тех разоружат.

Схема выбрана близкая к оптимальной: прежняя «вольница», когда отдельные мини-армии использовались в политической борьбе, уходит в прошлое. Вооруженные силы ПНС получают регулярный приток обученных кадров, причем развертывание региональных учебок для сержантского и старшинского состава позволит, с одной стороны, приступить к созданию основы новой регулярной армии, с другой – охватить массы безработной и сельской молодежи, привлечь выходцев из различных племен и сплотить их в рамках обучения и подготовки, обеспечить их гарантированным заработком.

По планам силовиков, всего, в интересах МО ПНС должно быть развернуто 5 учебных центров: два под Триполи (один – в Бин-Валиде), один в Себхе, один на западном побережье и один в Хамаде. Учебные программы рассчитываются на срок от 6 месяцев до года, после чего половина выпускников будет направлена в войска, часть оставлена на инструкторских должностях, наиболее достойные – в командно-штабной колледж. Часть выпускников пополнит ряды пограничной службы и береговой охраны. Что касается МВД и предполагаемой Национальной гвардии, которая инкорпорирует в себя боевые отряды Мисураты, то там планируется создать собственные учебные центры. Пока неясно, где и как будет вестись подготовка специалистов для ВВС и ВМС, первые, возможно, будут выпускаться на базе Мисуратского летного училища, действовавшего во времена Джамахирии и сохранившего учебно-материальную базу, моряков, не исключено, будут готовить на ВМБ «Бу-Ситта» в Триполи.

Основные элементы вновь создаваемой в Триполитании, системы подготовки сержантского и старшинского состава закономерно повторяют джамахирийские и, не исключено, воспроизведут ее даже предметно, на базе тех же старых центров. Все они активно обследуются на предмет годности учебной базы, сохранности учебных фондов, инфраструктуры. В этих мероприятиях активно участвуют турецкие советники.

Что касается Киренаики, то, там отмечается схожая активность, ведется подготовка офицерских кадров на базе военного колледжа в Бенгази, и готовится введение в строй бывших учебных центров Джамахирии. Роль турецких советников на востоке Ливии выполняют египтяне, они же предлагают свои военно-учебные заведения по ряду ВУС, например, армейской авиации. Однако, финансовые возможности восточного правительства в этом плане несопоставимы с ПНС и Бенгази больше полагается на внешних спонсоров, наподобие тех же ОАЭ.

При условии, что начавшиеся процессы будут идти непрерывно и целенаправленно, через 4-5 лет, можно говорить о сформировании в Ливии основы кадровой регулярной армии в сегменте сухопутных войск и части их родов. В этой связи позволим себе ремарку: в 1980-е гг. большинство унтер-офицеров (техников) ВВС и ПВО ВСНЛАД готовились на базе советских военных училищ. Но, позиция РФ в Ливии, возможно, основывается на том, что Киренаика продолжит оставаться в нынешнем статусе неопределенно долго. Или, в конце концов, отделится от остальной Ливии. Поэтому Москва упорно не желает идти на контакты (кроме сугубо формальных) с Триполи и игнорирует развивающийся в стране, процесс политического диалога.

Нам могут возразить, это не так: на днях компания «Татнефть» заявила о намерении возобновить работы в Ливии, «мы возвращаемся»! Во-первых, «Татнефть» только заявила, но еще ничего не возобновила, а во-вторых, «никакие мы», никуда не возвращаются. «Татнефть» успешно действовала в Ливии до 2011 г., самостоятельно, как коммерческая компания, и на общих основаниях. Ее там никто «не тянул за уши», как те же «Газпром» и РЖД. СП «Тахара Петролеум», «ТНГ-Груп» и прочие ливийские ипостаси «Татнефти» стали результатом честной конкурентной борьбы и усилий сотрудников и руководства этой компании, никогда не получавших поблажек от ННК лишь на том основании, что это российская компания. И если она вернется в Ливию, то в этом, опять же, будет только ее заслуга, ее риски и ответственность.

51.63MB | MySQL:101 | 0,314sec