О реальных причинах введения ОАЭ моратория на выдачу виз гражданам 13 государств

Неожиданное введение Объединенными Арабскими Эмиратами 18 ноября моратория на выдачу виз гражданам 13 стран, в том числе пяти африканских (Алжира, Туниса, Ливии, Кении и Сомали), вызвало волну протеста в этих странах, даже, несмотря на опровержения официальных властей ряда этих стран. Напомним, что власти ОАЭ прекратили выдачу виз гражданам 13 стран, большинство из которых являются мусульманскими, включая Алжир, Тунис, Иран, Сирию и Сомали. В документе, который был распространен среди компаний, работающих в государственном бизнес-комплексе страны, говорится, что рассмотрение заявок на рабочие или гостевые визы для граждан 13 стран, включая Афганистан, Ливию и Йемен, приостановлены — о возобновлении обработки заявок поступит уведомление. Запрет на выдачу виз распространяется также на граждан Алжира, Кении, Ирака, Ливана, Пакистана, Туниса и Турции. При этом Федеральное управление по вопросам личности и гражданства ОАЭ не дало никаких комментариев, а. источники, знакомые с этим вопросом, сообщил, что ОАЭ временно прекратили выдачу въездных виз гражданам Афганистана, Пакистана и других стран по соображениям безопасности. Источник не уточнил, что это за соображения, но сказал, что запрет будет действовать ограниченный период времени. Сообщается, что владельцы действующих виз не будут затронуты новыми ограничениями и смогут въехать в ОАЭ. Министерство иностранных дел Пакистана на прошлой неделе сообщило, что ОАЭ приостановили выдачу новых виз пакистанским гражданам и гражданам других стран, попавших в список. Дипведомство полагает, что временные ограничения связаны с опасностью распространения коронавирусной инфекции. Как выяснилось, вопрос был далеко не в борьбе с пандемией. По крайней мере, это следует из тех неофициальных объяснений, который дипломаты ОАЭ дали своим коллегам, чтобы успокоить их. Это были, прежде всего, меры безопасности в рамках подготовки к историческому официальному визиту премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху, который должен последовать за признанием Объединенными Арабскими Эмиратами Израиля в августе. В этой связи ОАЭ стремились ввести ряд сдержанных мер безопасности, включая замораживание визовых заявлений из стран, считающихся близкими к Турции и Катару. Это привело к неожиданному результату в рамках бури протеста на Ближнем Востоке и в Магрибе, вынудив ОАЭ использовать свои каналы безопасности для успокоения ситуации. Чтобы объявить о замораживании виз, ОАЭ выбрали обходную стратегию в надежде минимизировать его последствия. Это решение было принято в начале ноября федеральным органом по вопросам идентичности и гражданства, который совместно контролируется министерствами внутренних дел и иностранных дел ОАЭ. Однако вместо того, чтобы объявить об этом туроператорам и ассоциациям экспатриантов, как это обычно делается, было решено не делать официального объявления. Уведомление заинтересованным структурам было сделано через руководство «Свободной зоны Дубайского аэропорта» (DAFA), который управляет свободной зоной с тем же названием. Именно оно уведомил компании, базирующиеся в зоне об этой мере. В письме DAFA указывалось, что речь идет только о визах для приезжих и ищущих работу, со ссылкой именно на вопросы безопасности, а не на проблемы с распространением коронавируса . Например, Марокко, которое сильно пострадало от пандемии COVID-19, не было включено в число стран, гражданам которых был заморожен процесс визового обслуживания. Пакистан, Ирак, Ливан и Алжир немедленно отреагировали, заявив, что они не обеспокоены этой мерой. Через свое Министерство иностранных дел Алжир зашел так далеко, что стал отрицать существование такой меры. Вместо того чтобы использовать дипломатические каналы, которые были временно заблокированы с частью стран Магриба в связи с открытием консульства ОАЭ в Западной Сахаре, для объяснения этой меры были использованы каналы безопасности. Эмиратские военные атташе объяснили своим контактам причины такого замораживания, указав, что это была чисто временная мера безопасности. В Алжире одним из главных контактов Абу-Даби в этом вопросе был директор Службы внутренней безопасности DGSI Абдельгани Рахеди, который долгое время служил военным атташе в ОАЭ. Использование этих специфических дипломатических каналов свидетельствует о том, что Абу-Даби очень серьезно относятся к рискам, возникающих в рамках нормализации своих отношений с Израилем. В этой связи ОАЭ сейчас старается успокоить ситуацию в Магрибе в рамках подготовки реализации совместной с Израилем экспортной программы поставок кибернетической техники в ряд стран Магриба, прежде всего в Алжир и Марокко. В данном случае эмиратские коммерческие «прокладки» должны снять все вопросы с точки зрения оппозиции того же Алжира или Туниса процессу нормализации отношений с Израилем, в том числе и в области безопасности. В случае с Марокко – это стремление Рабата получить израильские технологии для мониторинга границ, прежде всего в зоне Западной Сахары, и в данном случае надежды на контракт с ЕС в этой области теперь под большим вопросом. Тунис заинтересован в получении беспилотников для установки их на патрульные катера с целью мониторинга морских границ, но при этом не готов нормализовать отношения с Израилем. На выручку приходят в данном случае инвесторы из ОАЭ. И в этих областях новый коммерческий альянс ОАЭ-Израиль готовы выдержать жесткую конкуренцию с турецкими, итальянскими и французскими оборонными компаниями.

51.91MB | MySQL:112 | 0,815sec