Военно-политическая обстановка в Ираке (декабрь 2020 года)

В декабре 2020 года военно-политическая обстановка в Ираке по-прежнему осталась сложной, с заметными элементами напряженности. Страна находится в затяжном системном кризисе. Серьезные противоречия по многим принципиальным вопросам внутренней и внешней политики сохраняются между ведущими политическим силами Ирака. Ситуацию в республике, особенно в сфере экономики, в значительной степени ухудшают сохраняющиеся на мировом рынке относительно низкие цены на нефть. В стране остро ощущается нехватка воды и электроэнергии. В то же время в декабре число массовых антиправительственных выступлений сократилось. Уменьшается число иракцев, заболевающих новым коронавирусом. Вместе с тем, несмотря на регулярно проводимые антитеррористические операции, в различных районах Ирака не прекращают действовать банды террористов «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России). Кроме того, вновь возросло число нападений на конвои, перевозящие грузы для сил международной антитеррористической коалиции во главе с США и различные американские объекты на территории Ирака. Многочисленные нерешенные проблемы осложняют отношения между федеральным правительством в Багдаде и руководством курдской автономии в Эрбиле. Внешнеполитическая деятельность иракского правительства, как и прежде, была направлена на укрепление позиций республики в регионе и на международной арене.

По оценке американских экспертов, «правительству Ирака не хватает возможностей для укрепления и стабилизации иракского государства, даже если у его лидеров есть воля. Ни разрозненные силы безопасности Ирака, ни зарождающееся гражданское общество не в состоянии предпринять усилия по стабилизации, в которых нуждается страна». На сегодняшний день ситуация такова, что «в стране с богатейшими запасами нефти государство не в состоянии выполнять свои финансовые обязательства». За годы международных санкций и иностранной оккупации в Ираке «была полностью уничтожена промышленность, а сельское хозяйство приведено в упадок. Коррупция достигла умопомрачительных размеров. В результате такой «демократизации» Ирак сегодня полностью зависит от импорта, а поступлений от продажи нефти не хватает на выплату зарплат госслужащим». Премьер-министр Ирака М.аль-Казыми в своем выступлении на экстренном заседании правительства 21 декабря, заявил, что «социально-политическая система страны приближается к полному разрушению с 2003 года в связи с рядом ошибок». По мнению главы правительства, политический кризис в Ираке связан с тремя вопросами — властью, деньгами и коррупцией, а «для предотвращения полного разрушения надо провести реформы во всех областях».

Положение дел в сфере безопасности в ряде районов Ирака все еще остаться напряженным, что связано главным образом с дестабилизирующей деятельностью террористической группировки «Исламское государство».

В декабре Вооруженные силы Турции продолжали наносить удары по силам и объектам боевиков турецкой Рабочей партии Курдистана (РПК, в Турции признана террористической организацией и запрещена) в приграничных районах на севере Ирака. Так, в минувшем месяце турецкие ВВС нанесли 4 авиаудара по целям РПК на иракской территории – 6, 12, 18 и 19 декабря (в ноябре – 1 удар). Кроме того, 18 декабря турецкая армия подвергла сильному артиллерийскому обстрелу приграничный район Захо в провинции Дохук в иракской курдской автономии. Как полагают американские эксперты, «Турция игнорирует стабильность Ирака. Турция рассматривает Иракский Курдистан как естественное продолжение своей зоны внутренних контртеррористических операций без учета суверенитета Ирака, регулярно вмешивается в иракскую политику и наращивает рычаги воздействия на ценные водные ресурсы Ирака».

13 декабря боевики турецкой РПК открыли огонь по КПП курдских сил пешмерга в провинции Дохук. В ответ в Эрбиле заявили: «Действия РПК оцениваются как намерение спровоцировать войну с силами пешмерга. РПК не признает границ и власти Курдистана, рассматривая как свою территорию земли, где находятся ее партизаны».

Боевики курдских сирийских «Сил народной самообороны» 16 декабря атаковали силы пешмерга иракской курдской автономии на границе с САР из-за того, что им не позволили проникнуть на территорию Ирака. Власти в Эрбиле подвергли критике заявление М.Абди, главы возглавляемых курдами «Сил демократической Сирии», в котором тот обвинил правящую в иракской курдской автономии Демократическую партию Курдистана (ДПК) в нападении на боевиков РПК возле населенного пункта Амеди в Иракском Курдистане.

1 декабря вступили в силу договорённости по Синджару между Ьагдадом и Эрбилем. Напомним, что соглашение предусматривает возвращение в регион всех внутренних мигрантов и начало восстановления города Синджар, пострадавшего от многолетней конфронтации. Согласно договору, на этой территории используется только государственный флаг Ирака, а за порядком следят силы федерального МВД. Кроме того, здесь запрещены все незарегистрированные политические партии, хранение и ношение оружия. В Синджар вошло около тысячи военнослужащих иракской армии и формирования иракского МВД. Правительство Ирака решило выделить 15 млрд иракских динаров на восстановление Синджара.

На всем протяжении минувшего месяца иракская армия и формирования ополченцев при поддержке авиации международной антитеррористической коалиции во главе с США продолжали выявлять укрытия и опорные базы террористов ИГ на территории страны и наносить по ним удары. Правительственные силы регулярно проводят войсковые и специальные операции с целью выявления подпольных групп джихадистов, однако искоренить их полностью пока не удается.

Контртеррористическая служба Ирака 19 декабря заявила, что, начиная с января 2020 года, ею было проведено более 250 операций против террористов «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России). По меньшей мере, 206 террористов были убиты и 292 были арестованы в ходе операций, которые проводились при поддержке ВВС Ирака и боевых самолетов возглавляемой США коалиции. Большинство боевых задач по обезвреживанию боевиков выполнялось отрядами спецназа в провинциях Дияла, Салах-эд-Дин, Киркук и в нескольких районах близ Багдада. Тем не менее, серьезный рост активности боевиков ИГ продолжает иметь место в районе между Багдадом и Мосулом. Власти опасаются, что террористы могут заблокировать главную дорогу между двумя городами. В районе, расположенном между провинциями Салах-эд-Дин и Найнава наблюдается серьезное усиление активности боевиков ИГ и увеличение их численности.

Сложная обстановка сохраняется в северной провинции Найнава, где не прекращаются вылазки боевиков «Исламского государства» и продолжаются регулярные контртеррористические операции правительственных силовиков и ополченцев. Так, 12 декабря смертник из ИГ напал на иракских военных недалеко от города Махмур. По информации командования, 42 боевика ИГ было уничтожено в ходе спецоперации иракских сил, проведенной  в середине декабря южнее Мосула. Операция проводилась при поддержке ВВС Ирака и международной коалиции. Еще 12 боевиков ИГ были ликвидированы 13 декабря в ходе спецоперации западнее Мосула. В конце минувшего месяца подразделениям Федерального агентства разведки и расследований Ирака удалось арестовать в провинции Найнава 12 членов «Исламского государства», которые разыскивались за участие в нескольких террористических актах против сил безопасности и гражданского населения.

Напряженность сохраняется в расположенной к востоку от Найнавы провинции Киркук. В частности, 6 декабря трое полицейских были убиты и ранены в результате нападения, совершенного боевиками ИГ в городе Рашад. Сообщается, что в последнее время в этом городе и прилегающих к нему районах произошло серьезное увеличение атак боевиков ИГ. Два взрыва произошли 9 декабря на нефтяном месторождении Хабаз в провинции Киркук. У нефтяных скважин были приведены в действие взрывные устройства. В результате взрывов возникли пожары. Боевики ИГ 20 декабря атаковали силы иракской федеральной полиции в районе города Хувейджа.

Напряженность сохраняется в провинции Салах-эд-Дин, расположенной к северу от Багдада. Так, 4 января грузовик подорвался на взрывном устройстве, оставленном боевиками ИГ, а силы безопасности подтвердили ликвидацию ячейки террористов, которую выслеживали в течение пяти месяцев.

Несмотря на неоднократное проведение правительственными силами спецопераций по зачистке территории от остатков бандформирований ИГ в провинции Дияла, расположенной к северо-востоку от Багдада, боевики по-прежнему активно действуют в этом регионе, совершая нападения на правительственные войска и шиитских ополченцев «Аль-Хашд аш-Шааби». В частности, 2 декабря боевики ИГ напали на позиции «Аль-Хашд аш-Шааби» в районе города Ханакин, а 4 декабря шиитские ополченцы подорвались на самодельном взрывном устройстве (СВУ). В то же время 1-я бригада «Аль-Хашд аш-Шааби» смогла разгромить скопление террористов ИГ в районе Нафт-Хана. 5 декабря боевики ИГ атаковали иракских военных возле города Ханакин. 14 декабря джихадисты ИГ совершили нападение на ополченцев «Аль-Хашд аш-Шааби» на севере провинции, атаковав их КПП в районе Аль-Мукдадия.

В прошедшем месяце значительно осложнилась обстановка в столице Ирака Багдаде и прилегающих к городу районах. Так. 3 декабря ракетному обстрелу подверглась «зеленая зона» в центре столицы, а также  район багдадского международного аэропорта. На следующий день, 4 января, на севере Багдада, в районе Тармия колонна правительственных сил попала в засаду террористов. 12 декабря неподалеку от международного аэропорта Багдада прогремел взрыв. 15 декабря несколько СВУ было подорвано в различных районах столицы. За несколько часов до этого нападения МВД Ирака закрыло 91 магазин спиртных напитков и ночной клуб в Багдаде, заявив, что они не имеют лицензии. Ранее, 14 декабря, группа под названием «Люди добра» выступила с заявлением, в котором призвала силы безопасности Ирака «держаться подальше от винных магазинов». Сообщается, что данная группа связана с поддерживаемой Ираном экстремистской шиитской группировкой «Катаиб Хизбалла», входящей в ополчение «Аль-Хашд аш-Шааби».

Наиболее масштабная ракетная атака по «зеленой зоне» Багдада была предпринята 20 декабря. Посольство США подтвердило, что ракеты привели к поражению защитных систем дипмиссии. «Территории посольства был нанесен незначительный ущерб, но без раненых или жертв». Центральное командование ВС США заявило, что в общей сложности была выпущена 21 ракета, что делает ее крупнейшим ракетным ударом по посольству США примерно за десятилетие.

Иракские силы безопасности сумели предотвратить несколько ракетных атак по «зеленой зоне», сообщил 24 декабря глава МВД Ирака О. Ганими. По его словам, иракские власти разрабатывают меры по защите «зеленой зоны» совместно с посольствами государств, чьи дипмиссии расположены в этом районе Багдада.

26 декабря смертник и трое его сообщников задержаны силами безопасности. Сообщается, что они планировали организовать в Багдаде серию взрывов в период новогодних праздников. 29 декабря иракские контртеррористические силы захватили 48 мин в укрытии боевиков ИГ, обнаруженном к западу от Багдада в районе Абу-Грейб.

Неспокойная обстановка сохраняется в западной провинции Анбар. Здесь иракские военные и ополченцы практически постоянно проводят спецоперации против боевиков «Исламского государства» с целью обнаружения и ликвидации «спящих ячеек» джихадистов, схронов, а также джихад-мобилей. В то же время боевики ИГ в прошедшем месяце неоднократно атаковали позиции иракской армии и ополченцев в различных районах этой провинции.

Большая часть ирако-сирийской границы (610 км) находится под контролем, заявил 22 декабря официальный представитель Объединенного командования армии Ирака генерал Т.аль-Хафаджи. По его словам, для выполнения этой задачи Минобороны, МВД и бригады ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби» «проделали большую работу». В частности, завершается прокладка траншей, были возведены заградительные насыпи, а также установлены заборы из сетки из колючей проволоки. Кроме того, силы международной коалиции поставили иракской стороне специальное оборудование, размещаемое сейчас на границе. В настоящее время совместно с международным альянсом идет работа по установке наблюдательных вышек и охранных систем, которые позволят эффективно отслеживать передвижения террористов и пресекать попытки их проникновения на иракскую территорию. Генерал также рассказал о том, что для отслеживания и пресечения активности боевиков ИГ вдоль приграничной полосы привлекаются курдские формирования пешмерга и «функционируют координационные центры между Багдадом и Эрбилем».

Таким образом, по состоянию на 1 января 2021 года, боевики «Исламского государства» продолжали действовать на территории Ирака, главным образом в провинциях Киркук, Найнава, Салах-эд-Дин, Анбар и Дияла, а также в Багдаде и пригородах столицы. Кроме того, «спящие ячейки» ИГ подпольно действуют в некоторых других регионах страны.

Активно действовала в ноябре иракская военная авиация, особенно в провинциях Найнава и Киркук.

Авиация международной коалиции во главе с США в прошедшем месяце неоднократно наносила удары по позициям и объектам ИГ в различных районах Ирака. В частности, в результате авиаударов коалиции, нанесенных 6 декабря, были убиты шесть боевиков ИГ. Авиаудары наносились в районе, находящемся между провинциями Киркук, Салах-эд-Дин и Дияла, известном как «треугольник смерти».

В декабре в различных районах Ирака вновь участились случаи нападений на конвои, перевозящие грузы для войск США и сил международной антитеррористической коалиции. Так, 10 декабря автоколонна американских сил подорвалась на двух СВУ в южной провинции Мутанна. В начале минувшего месяца нападения на автоколонны американских сил, дислоцированных в Ираке, а также на машины логистических компаний, сотрудничающих с международной коалицией, были отмечены также в южных провинциях Ди-Кар и Басра. 17 декабря два военных конвоя, перевозивших технику для американских войск, были поражены взрывными устройствами на автотрассах на юге Багдада, а 25 декабря взрыв прогремел на пути колонны коалиции близ города Эд-Дивания (административный центр южной провинции Кадисия). 23 декабря нападение было совершено на колонну снабжения сил международной коалиции на ведущей в провинцию Бабиль трассе к югу от Багдада. 27 декабря провинции Бабиль на пути следования колонны коалиции вновь сработало СВУ. В декабре конвои войск США, следовавшие из Ирака в Сирию, четыре раза подвергались нападению.

15 декабря неизвестные убили в Багдаде критиковавшего проиранские группировки иракского активиста С.аль-Ираки.

По имеющейся информации, «Асаиб Ахль аль-Хак», одна из самых влиятельных иракских вооруженных группировок, поддерживаемых Ираном, открыто игнорирует прямые приказы Тегерана и продолжает нападать на интересы США. Так, боевики этой группировки, возглавляемой К.аль-Хазали, за последние три недели декабря совершили несколько нападений на посольство США в Багдаде и американские цели, «не согласовав их ни с одной из других группировок или иранцами». Политические наблюдатели подчеркивают, что «это указывает на то, что «Асаиб Ахль аль-Хак» действует вне иранского контроля и поэтому не полагается на спонсорство Тегерана или других иракских военизированных формирований, что вызывает много вопросов о будущем группировки». Представители «Асаиб Ахль аль-Хак» заявили, что «ситуация в Ираке является особой и что они не связаны иранской точкой зрения и не подчинятся иранской воле».

23 декабря силы безопасности Ирака арестовали Х.аль-Азирджави, инженера-ракетчика и одного из лидеров экстремистской шиитской вооруженной группировки «Асаиб Ахль аль-Хак», а также еще троих человек по обвинению в «организации ракетного нападения на американское посольство». Несколькими днями ранее были арестованы Х.аль-Джазери и А.аль-Ясири, командиры бригады «Хорасан», которых обвинили в похищении людей, вымогательстве, финансовой и административной коррупции. За неделю до этого были арестованы еще 30 человек из той же группы. «Демонтаж Хорасанских бригад, арест их лидеров и конфискация имущества — это свидетельство того, что процесс зачистки «Аль-Хашд аш-Шааби» фактически начался»,- считают некоторые политические наблюдатели в Ираке.

Командующий силами специального назначения «Аль-Кудс» иранского КСИР генерал И.Каани 23 декабря посетил Багдад, где провел встречи с премьер-министром М.аль-Казыми и президентом Ирака Б.Салихом, чтобы «передать через них американцам послание о том, что Иран не имеет никакого отношения к недавним нападениям против посольства США». Посол Ирана в Ираке И.Масджеди заявил 28 декабря, что его страна не участвовала в ракетных обстрелах «зеленой зоны» Багдада, где находится посольство США. Политические наблюдатели отмечают, что «несмотря на все публичные обвинения американцами иранцев в организации этого нападения, они прекрасно отдают себе отчет, что Тегеран в данном случае ни при чем. Речь в данном случае идет о конкуренции и авантюризме местных шиитских командиров в рамках внутренней борьбы за власть и роста их антииранского сепаратизма».

Арабские СМИ сообщили, что иранский КСИР перебросил в Ирак ракеты малой дальности и беспилотники. Сообщалось, что ракеты были размещены на объектах и в лагерях, принадлежащих иракским вооруженным группировкам, близким к Ирану. Переброска ударных вооружений проведена накануне первой годовщины (3 января 2020 года) ликвидации командующего формированиями «Аль-Кудс» КСИР иранского генерала К.Сулеймани.

Должностные лица вашингтонской администрации, отвечающие за вопросы, связанные с национальной безопасностью, согласовали «набор вариантов» действий для сдерживания любых потенциальных нападений на находящихся в Ираке американских военнослужащих и дипломатических работников. Военные базы международной антитеррористической коалиции и американских сил в Ираке 25 декабря были переведены в состояние боевой готовности. В Багдаде, особенно в «зеленой зоне», введены строгие меры безопасности из-за угрозы нападения на посольство США. Меры предосторожности также введены в районе Дора и вокруг международного аэропорта Багдада. Ранее сообщалось, что США выводят в связи с ростом напряженности в отношениях с Ираном половину своих дипломатов из Ирака. Страну временно покидают десятки сотрудников американских дипломатических миссий в Багдаде и других городах. Сроки их возвращения не уточняются. Посол США в Ираке М.Туллер покидать Ирак не будет.

Иракское правительство прилагает значительные усилия по укреплению армии и других национальных силовых структур, повышению их боеспособности в интересах достижения больших успехов в противостоянии с вооруженными формированиями противников режима. При этом особое внимание уделяется улучшению технической оснащенности войск, насыщению их современными и эффективными образцами вооружения и военной техники, улучшению качества подготовки различных категорий военнослужащих. В данном вопросе основной упор делается на получение необходимой и возможно большей зарубежной помощи.

Следует подчеркнуть, что тяжелый экономический кризис, поразивший Ирак, привел к сокращению военных расходов. Политические наблюдатели отмечают, что средств не всегда хватает даже на поддержание в достаточной боеготовности элитных подразделений вооруженных сил.

Как показывает ход войсковых операций против боевиков «Исламского государства», на сегодняшний день боеспособность иракской армии и шиитских ополченческих формирований, а также курдских сил пешмерга, несмотря на имеющийся прогресс, в целом остается недостаточно высокой. Негативно на положении дел в армии и других силовых структурах отражается и продолжающееся жесткое противостояние между различными группировками и кланами в иракском руководстве.

Американские военные эксперты дают различные оценки состоянию ВС Ирака. Так, некоторые из них утверждают, что «Вооруженные силы Ирака, в частности иракская армия и Контртеррористическая служба, стали проводить все более независимые оперативные мероприятия против ИГ». Их результаты позволили коалиции «сократить оказание тактической поддержки и помощи в пользу институционального наставничества». «В связи с улучшением оперативных возможностей иракской армии США объявили о наличии предпосылок для вывода войск. Тем не менее, иракская армия по-прежнему испытывает недостаток сил и средств разведки, структур руководства и подвержена коррупции». Особо при этом подчеркиваются успехи обученной американцами иракской Контртеррористической службы (КТС), которая является «самой компетентной и уважаемой структурой в составе ВС Ирака. Казыми в значительной степени полагается на КТС в выполнении своей правительственной программы и использует КТС далеко за рамками её первоначальной миссии и далеко за пределами её возможностей, определенных малой численностью формирования. Премьер прибегал к силам КТС, чтобы отбить некоторые пограничные переходы у коррумпированных, связанных с Ираном групп боевиков, ограничить их спекулятивную деятельность и восстановить государственные доходы. Казыми направил силы КТС для защиты протестующих в провинции Басра после того, как против них стали действовать другие элементы ВС Ирака». В то же время «в действительности силы КТС слишком малы, чтобы в случае прямого столкновения защищать иракское правительство или иракский народ от согласованных усилий этих менее эффективных, но значительно более многочисленных вооруженных группировок».

Другая же группа американских экспертов полагает, что «командование ВС Ирака не способно грамотно использовать артиллерию в операциях против боевиков ИГ. С организацией связи и руководством боевыми действиями тоже не все гладко: заместитель командующего Объединенным оперативным командованием Ирака обратился к Коалиции с просьбой оказать поддержку в определении требований, предъявляемых к командованию, управлению, связи, разведке и киберзащите». Американские специалисты заявляют, что иракские технические бригады, обслуживающие поставленные из США тактические истребители F-16, «не обладают достаточной квалификацией и нуждаются в поддержке подрядчиков для выполнения некоторых работ по техническому обслуживанию. Американское командование утверждает, что правительство Ирака самостоятельно не закупает запчасти и комплектующие, а полагается на американскую поддержку и поставки. Это ставит под вопрос способность армии Ирака самостоятельно обслуживать самолеты F-16».

В конце декабря возглавляемая США международная коалиция передала силам безопасности Ирака новое оборудование, предназначенное для усиления защиты иракских военных баз. Это — радиолокационные средства, которые призваны «усилить безопасность вокруг иракских военных баз и поддержать потенциал союзных сил в целях разгрома ИГ». Кроме того, США передали иракской армии 30 бронемашин, предназначенных для защиты «зеленой зоны» в Багдаде.

В Вашингтоне утверждают, что «продолжение военного присутствия США в Ираке для поддержки иракских сил безопасности и поддержания линий снабжения и подкреплений в Сирии имеет важное значение для предотвращения повторного появления ИГ в Ираке и Сирии».

Иракские власти намерены добиваться пересмотра решения президента США Д.Трампа о помиловании четырех контрактников частной военной компании «Блэкуотер», отбывающих тюремное наказание за убийство гражданских лиц в Ираке в 2007 году, говорится в специальном заявлении МИД Ирака. В нем отмечается, что указанное решение американского президента «не учитывает серьезность совершенного преступления и не соответствует заявленной администрацией США приверженности ценностям в области прав человека, справедливости и верховенства закона». Кроме того, как указали в МИД Ирака, помилование Трампом осужденных преступников «игнорирует достоинство жертв, чувства и права их родственников». Решение Трампа об амнистировании бывших контрактников «Блэкуотер» осудила ООН.

Соединенные Штаты объявили награду до 5 млн долларов тем, кто предоставит информацию о контрабандистах нефтью или историческими ценностями, связанных в Ираке с «Исламским государством».

2 декабря Багдад посетил министр ВС Великобритании Д.Хеппи. По итогам переговоров с начальником Генштаба ВС Ирака генералом А.РЯраллой Хеппи заявил, что Соединенное Королевство «продолжит поддержку иракской армии в подготовке профессиональных военных кадров и поддержку Ирака военными советниками»

Американские военные специалисты считают, что «распространение вооруженных групп, неподконтрольных государству, – это величайшая угроза стабильности Ирака». Ведь связанные с Ираном группировки «Сил народной мобилизации» (СНМ, «Аль-Хашд аш-Шааби») «действуют практически безнаказанно. Их прямая оппозиция правительству Казыми представляет наибольший риск гражданского конфликта в Ираке и наибольшую угрозу интересам США». Считается, что отдельные отряды СНМ, «особенно связанные с иранскими силами «Аль-Кудс», хорошо обучены, имеют достаточное финансирование и могут считаться элитными». В целом же бойцы СНМ «плохо обучены, оснащены и организованы, но их намного больше, чем более лояльных и компетентных организаций, таких как КТС». Ополченцы СНМ установили контрольно-пропускные пункты и занимались вымогательством на севере Ирака, в провинциях Найнава и Дияла. Безнаказанность, с которой группы СНМ управляют преступными предприятиями в этих районах, демонстрирует слабость иракской армии и подрывает уверенность гражданского населения в её возможностях». СНМ жестоко подавляли невооруженных иракских демонстрантов, вызывая осуждение со стороны духовного лидера иракских шиитов А.ас-Систани, разрушая тем самым свою «репутацию и легитимность».

В то же время без таких харизматичных руководителей как К.Сулеймани и А.Мухандис (убиты в результате спецоперации США 3 января 2020 г.), «контролировавших противоборствующие фракции СНМ», в рядах «Аль-Хашд аш-Шааби» произошел раскол. Четыре шиитские вооруженные группировки, близкие к духовному лидеру иракских шиитов А. Систани, вышли из состава СНМ и формируют параллельные иррегулярные силы, получившие название «Мобилизация святых святынь». «Это событие в принципе является кульминацией политики Систани за последние два года по выводу шиитских вооруженных групп из-под иранского влияния с централизацией своего управления над ними. Этот раскол означает, что с этим уходом поддерживаемые Ираном «Аль-Хашд аш-Шааби» теперь лишены народной и идеологической защиты, обеспечиваемой Систани, высшим шиитским авторитетом в Ираке, и это публично ставит под сомнение их лояльность и структурированность». Новые силы состоят из 15000 бойцов и непосредственно подчиняются канцелярии главнокомандующего ВС Ирака, главе правительства М.аль-Казыми. Этими четырьмя группировками являются: дивизии «Аббас» и «Имам Али», бригады «Али Аль-Акбар», «Ансар аль-Марджия». «Безусловно, нынешний раскол серьезно минимизирует уровень влияние Тегерана среди шиитских военизированных групп в Ираке. Раскол внутри Сил народной мобилизации, тем не менее, должен стать тревожным сигналом для иранских стратегов, которые рассматривают Ирак в качестве арены своих интересов».

Власти Ирака в середине декабря перевели 800 заключенных из специальной тюрьмы, расположенной в провинции Сулеймания (входит в состав курдской автономии), в Багдад. Все они «были приговорены судом к смертной казни или осуждены на длительные сроки заключения по обвинениям в террористической деятельности». В тюрьме Суса до последнего времени содержалось около 2 тыс. заключенных, отбывающих наказание по приговорам, связанным с терроризмом.

После убийства 16 декабря А.аш-Шарифи, профессора университета в Амаре, административном центре южной провинции Майсан, Управление Верховного комиссара Ирака по правам человека (IHCHR) предупредило о новой серии убийств иракских ученых и профессоров университетов, и призвало правительство принять законы для их защиты. В Управлении заявили, что многие ученые будут вынуждены покинуть Ирак, если правительство по-прежнему не сможет их защитить.

После Мексики Ирак является второй страной, наиболее опасной для журналистов, освещающих протесты или расследующих коррупцию, говорится в отчете организации «Репортеры без границ» (RSF) за 2020 год. С начала этого года по всему миру были убиты 50 журналистов. Наибольшее количество погибших было зарегистрировано в Мексике, где в текущем году были убиты восемь журналистов. По данным RSF, в Ираке в 2020 году были убиты шесть журналистов.

В декабре внутриполитическая ситуация в Ираке продолжала оставаться сложной. Серьезные противоречия по многим принципиальным вопросам внутренней и внешней политики сохраняются между ведущими политическим силами Ирака, что затрудняет решение многих важных вопросов политического, экономического и военного характера.

В декабре Ирак пережил самую большую девальвацию национальной валюты со времен вторжения США в 2003 году. 19 декабря Центральный банк объявил о девальвации динара на 22%. Эта «отчаянная мера» была предпринята властями в ответ на серьезный кризис ликвидности, вызванный низкими ценами на нефть. В то же время «девальвация позволит правительству выплачивать зарплаты бюджетникам в ближайшей перспективе, но она не поможет решить растущий ценник зарплат, пенсий и пособий в государственном секторе в долгосрочной перспективе». Девальвация приведет также «к снижению стоимости заработной платы в долларах государственного сектора и других обязательств, деноминированных в динарах, но фактическое снижение общей стоимости заработной платы в процентах от расходов бюджета потребует отмены давних социальных гарантий правительства, обеспечивающего благосостояние, занятость и другие льготы иракцам». Самым крупным работодателем Ирака на сегодняшний день является правительство, которое нанимает 4 млн работников государственного сектора, выплачивает пенсии 3 млн и обеспечивает благосостояние 1 млн жителей в виде субсидий. Иракское правительство намерено в течение 2021 года сократить расходы на заработную плату в государственном секторе с 25% ВВП до 12% ВВП, а это, как полагают эксперты, «будет с большей доли вероятности означать вынужденную отставку правительства на фоне массовых протестов».

Кроме того, девальвация повысит цены на импорт в стране. В этой связи напомним, что Ирак «импортирует большую часть своих товаров и не имеет возможности быстро наращивать внутренние заменители, что увеличит стоимость жизни и приведет к другим мерам жесткой экономии. … Резкое увеличение стоимости импорта без достаточного количества более дешевых внутренних заменителей усугубит инфляцию и борьбу за повышение стоимости жизни, даже если в долгосрочной перспективе это будет стимулировать развитие отечественного производства».

Общественное недовольство решением правительства девальвировать валюту ослабит способность властей проводить столь необходимые реформы. Кроме того, намеченные на июнь 2021 года парламентские выборы «заставят многих политиков опасаться принятия каких-либо непопулярных решений по реформам, которые могут привести к мерам жесткой экономии. И без устранения системной коррупции (крайне маловероятное развитие событий в течение следующего года) трудно представить себе, что экономика Ирака в долгосрочной перспективе станет лучше».

По оценке МВФ, для того, чтобы Ирак действительно мог создать прочную финансовую основу на долгосрочную перспективу, ему необходимо «укрепить государственные финансы, улучшить управление, реформировать электроэнергетический сектор, содействовать развитию частного сектора и обеспечить стабильность финансового сектора». Все это «потребует значительного увеличения государственной власти и стабильности». Как полагают американские экономисты, девальвация национальной валюты поможет Ираку замедлить сокращение валютных резервов, но повысит стоимость жизни, ослабив и без того условную общественную поддержку усилий иракского правительства по осуществлению других долгосрочных реформ в 2021 году.

22 декабря правительство Ирака утвердило проект бюджета на 2021 год. Его сумма составляет 150 трлн динаров – около 103 млрд долларов. Бюджетный дефицит превышает 40%, его размер достигает 63 трлн динаров. Бюджет основан на цене на нефть, составляющей 42 долларов за баррель, и экспорте, составляющем 3,25 млн баррелей в сутки. Законопроект о бюджете на 2021 г. пользуется поддержкой всех политических партий, заявил 21 декабря премьер-министр М.аль-Казыми. Он отметил, что закон не повлияет на зарплаты государственных служащих, составляющих большинство населения Ирака, но повлияет на размер зарплат людей, занимающих высокие должности. Так, в соответствии с законопроектом о бюджете, зарплаты президента, премьера и спикера парламента будут сокращены на 40%, а министры и парламентарии лишатся 30% своих зарплат. Документ передан для окончательного утверждения в парламент. Вместе с тем, процесс окончательного принятия бюджета может быть очень сложным и длительным процессом. Напомним, что бюджет 2020 года никогда официально так и не был не принят.

Программа развития ООН (ПРООН) и канцелярия премьер-министра Ирака 11 декабря подписали новый Меморандум о взаимопонимании, направленный на обеспечение прозрачности, подотчетности и добросовестности в государственном и частном секторах. Меморандум основывается на усилиях ПРООН по поддержке программы антикоррупционных реформ в Ираке совместно с ключевыми правительственными и неправительственными учреждениями федерального уровня и в Иракском Курдистане. В настоящее время ПРООН реализует проект «Борьба с коррупцией за доверие в Ираке», который обеспечивает поддержку в разработке стратегий, политик, нормативно-правовой базы и законодательства по предотвращению коррупции, а также предоставляет более широкие возможности государственным учреждениям и неправительственным организациям для проведения реформ и мероприятий по борьбе с коррупцией.

14 и 15 декабря в городе Эн-Насирия, административном центре южной провинции Ди-Кар, участники антиправительственных протестов вступили в столкновение с силами безопасности. Демонстранты заблокировали проезжие части улиц горящими шинами и забрасывали камнями сотрудников сил безопасности. Антиправительственные протестные выступления происходили и в некоторых других южных провинциях, но наиболее массовые акции протеста в начале декабря имели место в курдской автономии.

Протестные выступления в Иракском Курдистане начались 3 декабря и происходили преимущественно в провинции Сулеймания. Поводом для начала выступлений стали невыплаты зарплат государственным служащим, что вызвано задержкой выплаты доли автономии в федеральном бюджете Ирака. Кроме того, участники протестных акций требовали обеспечения населения рабочими местами, улучшения условий труда и достойного жалованья. С 6 по 6 декабря акции в некоторых районах провинции Сулеймания переросли в беспорядки. Так, протестующие атаковали и поджигали представительства правящих (преимущественно ДПК) и оппозиционных партий в нескольких городах. Для разгона манифестантов силы безопасности применяли слезоточивый газ и в ряде случаев открывали стрельбу.

7 декабря глава правительства курдской автономии Масрур Барзани выступил с заявлением, в котором поддержал мирные демонстрации, но отверг любое насилие.

Массовые протесты против ухудшения условий жизни населения продолжились 9 декабря, несмотря на введенный в провинции Сулеймания комендантский час и полный запрет на передвижение. Всего в результате беспорядков было убито 10 человек, около 60 человек получили ранения. Масрур Барзани 9 декабря в своем повторном обращении к гражданам призвал федеральные власти в Багдаде урегулировать проблему задолженностей по зарплатам, отметив, в частности: «Мы работаем с Багдадом над урегулированием нерешенных вопросов». Кроме того, Барзани обвинил ряд политических партий в использовании протестов в корыстных целях, заявив: «Мы поддерживаем мирные демонстрации и свободу выражения мнений при условии, что они не нарушают права других людей. Однако некоторые партии воспользовались ситуацией и изменили ход течения акций в сторону насилия и саботажа, а это уже не служит интересам народа Курдистана».

Заместитель спикера курдского регионального парламента Б.аль-Хаддад прямо возложил на багдадские власти всю ответственность за происходящее в Сулеймании, заявив: «Политические проблемы и разногласия между Багдадом и Эрбилем, а также неспособность достичь совместных решений в финансовых вопросах привели к ухудшению условий жизни граждан Курдистана». По словам политика, Иракский Курдистан недополучает из центра причитающиеся региону финансовые суммы, в том числе за экспорт нефти.

Доля Иракского Курдистана в федеральном бюджете Ирака используется в качестве политического инструмента против его жителей, заявил 20 декабря премьер-министр автономного региона Масрур Барзани. Он также сообщил, что в 2020 году федеральное иракское правительство отправило в Курдистан только шесть месячных выплат заработных плат государственных служащих автономии.

Таким образом, нерешенные проблемы в различных сферах продолжают осложнять отношения между центральным правительством Ирака и властями курдской автономии. «Между Эрбилем и Багдадом есть не только вопросы бюджета и заработной платы, но и споры, связанные с исполнением конституции, закона о нефти и газе, о бюджете пешмерга, статьи 140 [конституции], которые до сих пор остаются нерешенными, заявил заместитель главы курдского регионального правительства К.Талабани. При этом, по словам премьера Масрура Барзани, курдские власти выполнили все свои обязательства перед Багдадом, и «ожидают справедливого соглашения по решению их споров», а правительство автономии «по-прежнему привержено достижению справедливого и всеобъемлющего соглашения с федеральным правительством Ирака в рамках конституции». Барзани в очередной раз призвал федеральное правительство выполнить свои обязанности и предоставить региону его права, в том числе финансовые.

Тем временем курдское руководство все более отчетливо и настойчиво реализует курс на укрепление самостоятельности подвластных ему территорий, которые в настоящее время в значительной степени представляют собой независимое государственное образование.

В декабре продолжались интенсивные переговоры и консультации на различных уровнях между Багдадом и Эрбилем. Так, 12 декабря премьер-министр Ирака М.аль-Казыми и спикер иракского парламента М.аль-Халбуси приняли в Багдаде делегацию правительства курдской автономии для обсуждения финансовых разногласий. Стороны обсудили Закон о финансировании бюджетного дефицита, который иракский парламент принял в ноябре. В ходе встречи «особое внимание было уделено механизму, который поможет справедливому распределению средств для всех частей Ирака». Несмотря на то, что в ноябре парламент Ирака принял Закон о дефиците без согласия курдских депутатов, власти автономии «выразили приверженность закону в знак доброй воли по отношению к федеральному правительству и будущему справедливому соглашению». Курдские власти также призвали федеральное правительство незамедлительно направить автономному региону его долю бюджета и в соответствии с положениями законодательства. 16 декабря Багдад и Эрбиль договорились завершить работу над всеобъемлющим соглашением по нефти. В документе, работа над которым с переменным успехом ведется не один год, должны быть прописаны причитающиеся автономному региону отчисления, в частности за экспорт нефти, что позволит курдским властям рассчитаться за долги по зарплатам населению. Продолжались переговоры о доле Иракского Курдистана в федеральном бюджете и заработных платах курдских бюджетников.

Курдские власти стремятся привлечь зарубежные стороны для решения спорных вопросов с федеральным иракским правительством. Так, 9 декабря Масрур Барзани призвал США помочь Эрбилю и Багдаду в достижении мирного урегулирования, став модератором их переговоров. Барзани выступил с этим предложением во время встречи с делегацией Госдепартамента США, возглавляемой помощником госсекретаря по Ближнему Востоку Д.Шенкером. 23 декабря Барзани призвал к участию ООН в продолжающихся переговорах между Эрбилем и Багдадом для разрешения споров между двумя сторонами.

Резкое падение мировых цен на нефть самым негативным образом сказывается на иракской экономике. На фоне экономического кризиса в стране и в мире развитие нефтяных проектов в Ираке замедлилось.

Доходы от экспорта нефти за декабрь составили 4,213 млрд долларов, а объем экспорта достиг 88211750 баррелей при среднесуточном объеме в 2,846 млн баррелей. Средняя цена иракской нефти составила 47,765 долларов за баррель. В ноябре министерство нефти сообщило об экспорте 81262376 баррелей при среднесуточном объеме экспорта в 2,708 млн баррелей. Общие доходы от экспорта за ноябрь составили 3,403 млрд долл. при средней цене барреля 41,88 долл.

5 декабря было объявлено о банкротстве национального авиаперевозчика – компании Iraqi Airways.

Негативное воздействие на положение дел в Ираке продолжает оказывать эпидемия коронавируса. В то же время в минувшем месяце темпы прироста заболевших COVID-19 заметно сократились. Так, по состоянию на 1 января их число составило 554767 человек – прирост за месяц 40524 человека (в ноябре прирост заболевших составил 82137 человек). Число умерших от COVID-19 в декабре достигло 12813 человек (в ноябре было 12306 человек). Число выздоровевших на 1 января достигло 537841 человек.

22 декабря власти Ирака приняли решение временно приостановить авиасообщение с Великобританией, ЮАР, Австралией, Данией, Нидерландами, Бельгией, Ираном и Японией из-за нового штамма коронавируса. При этом граждане Ирака смогут вернуться на родину из указанных стран при условии соблюдения 14-дневного карантина. Кроме того, в целях борьбы с распространением коронавирусной инфекции с 24 декабря в стране на две недели были закрыты для посещения общественные места, включая рестораны и торговые центры. Всем ведомствам и главам иракских провинций дано поручение ужесточить контроль за выполнением населением рекомендаций Минздрава для защиты от коронавируса, включая ношение масок и соблюдение социальной дистанции. Минздрав Ирака 2 декабря объявил о заключении соглашения с фармацевтической компанией Pfizer о закупке 1,5 млн доз вакцины против COVID-19, которая будет получена до конца марта будущего года. На первом этапе вакцинацию пройдут медицинские работники, пожилые люди и пациенты с хроническими заболеваниями.

В декабре Багдад был выбран как худший город в мире. Как сказано в заявлении консалтинговой группы Mercer, город «находится в конце списка столиц из-за различных факторов, включая условия социальной жизни, политическую нестабильность, отсутствие медицинской помощи, коммунальных услуг, школ, вакансий и жилья».

В декабре 2020 года в своей внешнеполитической деятельности иракское правительство продолжало курс на упрочение позиций республики в регионе и на международной арене. Основным внешнеполитическим вызовом для Ирака по-прежнему является периодически обостряющаяся конфронтация между США и Ираном.

17 декабря премьер-министр М.аль-Казыми заявил, что он не позволит какой-либо стороне использовать территорию Ирака для нападения на соседей страны.

Американские эксперты полагают, что «создание представительного, стабильного и суверенного Ирака является предпосылкой мира на Ближнем Востоке». В то же время «Россия и Китай начинают угрожать интересам США на иракском театре военных действий. Сохранение и улучшение американо-иракского стратегического партнерства не позволит этим великим державам создать еще один дестабилизирующий плацдарм на Ближнем Востоке». Что касается Ирана, то «создание слабого иракского государства-клиента под руководством шиитов — основная цель регионального проекта иранского режима. Поддержка США в укреплении иракского государства отрицает не только эту фундаментальную цель режима, но также и стремление иранского режима захватить иракский рынок и положить конец региональному влиянию США. Иран активно работает над созданием слабого иракского государства-клиента под руководством шиитов; фрагментированный Ирак больше никогда не сможет угрожать Ирану, как это было при Саддаме. Его постоянное вмешательство в экономику и сектор безопасности Ирака дестабилизирует государство в целом».

Россия, по оценке американских политологов, «рассматривает Ирак как еще один театр, на котором она может работать, чтобы положить конец управляемому США мировому порядку и восстановить себя в качестве великой державы, но тем самым подрывает стабильность Ирака. Кремль использует и обостряет напряженность в американо-иракском партнерстве, чтобы ускорить потенциальный уход США из региона. Растущие связи России с сетью ополченцев Ирана в Ираке могут угрожать не только стабильности Ирака, но также силам и интересам США в Ираке и Сирии».

Китай же «работает над включением Ирака в свою хищническую инициативу «Один пояс, один путь» — экономические инвестиции, которые не стабилизируют Ирак. Антиамериканские субъекты в Ираке все чаще и ложно рассматривают инвестиции Китая в один пояс, один путь как потенциальную альтернативу экономической поддержке США».

Американцы заявляют, что «Саудовская Аравия игнорировала Ирак в течение 30 лет и только сейчас начинает восстанавливать продуктивные двусторонние отношения. Расширение участия Саудовской Аравии в Ираке чревато усилением ответной реакции Ирана в Ираке и в регионе в целом, но может также помочь Ираку уравновесить иранское и турецкое господство».

17 декабря глава иракского правительства М.аль-Казыми посетил с визитом Турцию. В Анкаре он провел переговоры с турецким президентом Р.Т.Эрдоганом. Турция и Ирак продолжат сотрудничество в борьбе с террористическими группировками, заявил Эрдоган по итогам переговоров с аль-Казыми. «Мы договорились продолжить совместную борьбу с нашими общими врагами: ИГ, РПК и ФЕТО («Террористической группировки фетхуллахистов»). Мы признательны за те операции, которые против РПК проводят силы безопасности Ирака. Турция обеспечивает поддержку наших иракских братьев в этой борьбе в рамках законного права на оборону». Со своей стороны, М.аль-Казыми выразил готовность Ирака к дальнейшему укреплению торговых отношений с Турцией, и пригласил Эрдогана нанести визит в Ирак в ближайшем будущем. Также было объявлено, что Анкара и Багдад намерены в кратчайшие сроки восстановить поврежденные террористами участки нефтепровода Киркук – Джейхан и увеличить объем поставляемой по нему нефти. Кроме того, Турция и Ирак намерены увеличить торговый оборот до $20 млрд. Стороны «договорились убрать барьеры перед предпринимателями и инвесторами обеих стран». М.аль-Казыми по итогам переговоров выразил надежду, что Турция реализует пакет мер поддержки Ирака, в частности, по обеспечению его граждан водой.

Турция подтвердила свою приверженность территориальной целостности Ирака, говорится в пресс-релизе по итогам встречи министров обороны двух стран, которая прошла 30 декабря в Анкаре. Главы оборонных ведомств обсудили отношения между странами в «свете происходящего в последнее время на Ближнем Востоке, а также общие усилия по борьбе с терроризмом». Глава турецкого военного ведомства Х.Акар заявил, что сотрудничество и партнерство в этой сфере расширяется, и «Анкара очень довольна этим».

Согласно контракту, подписанному между Багдадом и Анкарой, поставка электроэнергии в Ирак началась 28 декабря 2020 года.

Президенты Ирака и Франции Б.Салих и Э.Макрон 2 декабря «призвали к спокойствию в регионе и подчеркнули необходимость продолжения международных усилий по борьбе с терроризмом и экстремизмом». Два лидера обсудили по телефону двусторонние отношения и средства их укрепления в различных областях на основе ранее заключенных соглашений и меморандумов.

Ирак и соседние с ним государства заинтересованы в восстановлении мира в Сирии и прекращении конфликта на сирийской территории, заявил 7 декабря глава иракского внешнеполитического ведомства Ф. Хусейн. По оценке министра, «продолжающиеся боевые действия на территории Сирии негативно влияют на ситуацию в сфере безопасности в Ираке и сопредельных странах».

В начале декабря Египет и Ирак подписали предварительное соглашение о плане «нефть в обмен на восстановление» (an oil-for-reconstruction plan). Соглашение означает, что египетские компании будут создавать проекты развития в Ираке в обмен на импорт нефти в АРЕ.

Договоренность о поставках в Ливан из Ирака топлива для электростанций в этой стране была достигнута 21 декабря на переговорах в Багдаде. Конкретный объем поставок будет определен в начале 2021 года.

В декабре Иран сократил экспорт природного газа в Ирак. Тегеран также пригрозил о дальнейшем сокращении поставок из-за неуплаты Багдадом своих взносов. Так, Иран сократил объемы газа, отправляемого Ираку, с 50 млн куб. м до 5 млн куб. м. Сообщается, что Ирак задолжал около $2,7 млрд по неоплаченным счетам. В то же время импорт электроэнергии из Исламской Республики продолжается, как и раньше. Ожидается, что в ближайшее время в Ираке будет открыт банковский счет в евро, что позволит иракской стороне погасить свои долги перед Ираном по закупкам электроэнергии и природного газа.

Таким образом, в декабре 2020 года в Ираке сохранялась сложная военно-политическая обстановка. Страна по-прежнему находится в состоянии затяжного кризиса. Серьезные противоречия по многим принципиальным вопросам внутренней и внешней политики сохраняются между ведущими политическим силами Ирака. Падение мировых цен на нефть продолжает негативно сказываться на без того непростой экономической ситуации в стране. В то же время в декабре число массовых антиправительственных выступлений сократилось. Уменьшается число иракцев, заболевающих новым коронавирусом. Несмотря на регулярно проводимые антитеррористические операции, в различных районах Ирака все еще действуют банды террористов «Исламского государства». Кроме того, вновь возросло число нападений на конвои, перевозящие грузы для сил международной антитеррористической коалиции во главе с США и различные американские объекты на территории Ирака. Трудности и нерешенные проблемы сохраняются в отношениях между федеральным правительством Ирака и руководством курдской автономии.

56.08MB | MySQL:105 | 0,577sec