Наращивание ирано-армянского торгово-экономического сотрудничества в контексте интересов Израиля

На днях стало известно о подготовке визита представителей Армении в Иран, направленного на развитие торгово-экономического сотрудничества государств. Поездка должна состояться во второй половине января, а в числе главных вопросов повестки дня фигурируют стимулирование работы свободных экономических зон (СЭЗ), изучение возможностей совместного производства с целью дальнейшего экспорта в третьи страны, а также взаимодействие в рамках ЕАЭС. При этом ранее Ереван стремился к повышению вовлеченности израильской стороны в СЭЗ, а заключение соглашения о зоне свободной торговли с ЕАЭС по-прежнему остается в списке внешнеполитических  и внешнеэкономических задач Иерусалима. Все это в совокупности усиливает конфликт интересов, не только усугубляя ближневосточные противоречия, но и отдаляя Ереван от якобы существующей у него цели сближения с Иерусалимом.

Пока в Израиле на экспертном уровне задумываются лишь о геополитической стратегии в Закавказье, а также о перспективах военно-технического взаимодействия со странами региона. Так, в недавнем обзоре для Центра стратегических исследований Бегин-Садат (BESA) эксперт Д.Шуфутински призывает разработать стратегию действий на Кавказе, отвечающую современным реалиям. Она, по мнению автора статьи, должна быть более сбалансированной, что, в свою очередь позволило бы улучшить контакты Еревана и Иерусалима. При этом любопытно, что эксперт называет в качестве негативных факторов, препятствующих сближению двух государств, в том числе ориентацию Армении на Россию, которая, по его мнению, наряду с Ираном «вряд ли является другом Израиля»[i]. В качестве выхода из сложной для Израиля ситуации, связанной с эскалацией в Нагорном Карабахе, Д.Шуфутински предлагает либо прекратить поставки вооружений Азербайджану, или продавать аналогичные образцы Армении.

Об экономических аспектах происходящего ни эта, ни другие аналогичные публикации, как правило, не упоминают. Вместе с тем на ирано-армянском направлении стал отчетливо заметен всплеск взаимной заинтересованности. Иранские СМИ в последнее время все чаще сообщают об исследовании потенциала рынка закавказской республики как новой возможности для развития своей экспортной стратегии, что стало возможным ввиду вступления в силу с 31 декабря 2020 г. запрета на ввоз турецких товаров на территорию Армении. Согласно официальным данным, товарная номенклатура может включать более 2000 наименований. Помимо этого, на февраль текущего года запланирован визит в Ереван делегации иранских высокотехнологичных компаний. Все это призвано дополнить рост товарооборота двух стран на фоне реализации соглашения о преференциальном торговом режиме ИРИ и ЕАЭС.

Казалось бы, сугубо экономические контакты имеют и ряд серьезных политических последствий. Давно стало очевидным, что для Израиля любое прямое или косвенное подпитывание иранского режима в обход санкционного давления – явно недружественный шаг, особенно в обстоятельствах, когда и американский курс в адрес ИРИ рискует вскоре быть пересмотренным не в его пользу. В случае с Ереваном ситуация осложняется тем, что на стадии эскалации в Нагорном Карабахе представители армянской стороны, обвиняя Иерусалим в стратегических партнерских отношениях с Баку, старательно подчеркивали, что на армяно-иранском треке ситуация не аналогичная.

Когда дело дошло до расширения экономического взаимодействия, в Армении прежде всего обратились к Ирану, а одним из направлений работы стало стимулирование развития свободных экономических зон. С армянской стороны это СЭЗ Мегри, однако, она ранее неоднократно критиковалась экспертами за непродуманность. Как своего рода шанс на исправление ошибок была задумана СЭЗ Гюмри, где изначально планировалось активное привлечение израильской стороны[ii]. В текущих условиях между долгосрочной и стратегически более выгодной инициативой и краткосрочным проектом, в большей степени отражающим ситуационное реагирование, Армения выбрала второе. Более того, во многом сделала этот выбор не только за себя, но и за коллег по ЕАЭС.

Еще один существенный компонент, касающийся экономики, но имеющий и политические последствия, связан с тем, что в текущем виде ирано-армянские проекты способствуют исключительно интересам Ирана. Так, иранская СЭЗ Арас, считающаяся воротами страны в ЕАЭС, и без того имеет торговый профицит в размере более 200 млн долларов. Принимая во внимание тот факт, что экспортный потенциал ИРИ существенно выше, чем у Армении, запрет на ввоз товаров из Турции, принятый Ереваном, лишь усугубит данную тенденцию. Более того, в Тегеране не скрывают, что хотят таким образом исправить оплошность, некогда допущенную на российском направлении, когда экономические санкции Кремля в отношении Турции за сбитый Су-24 ВКС РФ в 2015 г. давали возможность занять временно освободившиеся ниши на российском рынке. Теперь через Армению ИРИ, судя по всему, ожидает возможности для продвижения в РФ.

В целом несмотря на то, что действия торговых ограничений, введенных Арменией в отношении Турции продляться шесть месяцев, что продиктовано регламентом ЕАЭС, они, как кажется, сумеют за этот период оказать негативное воздействие на интересы причем не самой Армении, а ЕАЭС, а значит, и России. Прежде всего, речь идет о сужении возможностей для партнерских отношений с другими странами, к которой организация в целом и РФ  в частности стремится. Наибольшая опасность может угрожать отрасли высоких технологий, интерес к которой на пространстве ЕАЭС проявляет Иран. Для Израиля, давно работающего на рынке стран бывшего СССР, этот факт может оказаться «красной линией» как для США вовлечение КНР в крупные инфраструктурные проекты в израильских портах. При самом неблагоприятном сценарии будет наблюдаться тенденция к расширению контактов с государствами региона, не имеющими столь яркой ближневосточной политики, к примеру, Украиной. В Киеве в свою очередь готовы использовать любой представившийся шанс на расширение связей с Иерусалимом, особенно если оно позволит расширить сферу действия соглашения о свободной торговле.

[i] Shufutinsky D. Israel Needs a Caucasus Strategy // The Begin-Sadat Center for Strategic Studies. URL: https://besacenter.org/perspectives-papers/Israel-caucasus-strategy/

[ii] Якимова Е.А. Проблемы и перспективы укрепления национальной безопасности Российской Федерации в процессе расширения ЕАЭС // Сборник материалов круглого стола Современный миропорядок и его влияние на национальную безопасность Российской Федерации. М: ВАГШ ВС РФ, 2020. С. 596-609.

51.96MB | MySQL:101 | 0,347sec