О позиции ХАМАСа по участию в палестинских выборах

Послание 7 января лидера ХАМАСа Исмаила Хании главе ООП и ПНА Махмуду Аббасу включало его согласие провести выборы в законодательные органы, президентские выборы и выборы в Палестинский национальный совет соответственно в течение шести месяцев после издания указа или указов о выборах. Таким образом, ХАМАС вдруг резко изменил свою ранее неуступчивую позицию (переговоры в Каире между двумя палестинскими фракциями в прошлом году закончились ничем) и согласился на последовательные выборы. В этой связи закономерен вопрос: насколько эта декларация ХАМАСа серьезна, и открывает ли это изменение позиции путь к реальному проведению всеобщих выборов? По оценке ряда экспертов, официальная мотивировка руководства ХАМАСа о том, что оно изменило свою позицию, потому что «получило гарантии от дружественных арабских и других стран» в том, что М.Аббас, проведет выборы в течение шести месяцев, малоубедителен. Во-первых, потому что таких гарантий ХАМАСу никто не давал и теоретически их мог дать только Иран или Турция с Катаром, которые пока не имеют какого-то решающего влияния на М.Аббаса. Во-вторых, как эти страны могут гарантировать проведение выборов для палестинцев за рубежом, если этого не хотят власти этих стран? Например, проведение выборов для палестинцев в Иордании, которые составляют более трети всех палестинцев (около миллиона), требует регистрации избирателей, одобрения иорданского правительства и одобрения самих палестинцев в Иордании. К тому же есть еще и фактор двойного подданства, что автоматически ставит вопрос о «двойной лояльности» избирателей. Как полагают местные эксперты, правда заключается в том, что в Аммане и других арабских столицах нет никакого намерения проводить выборы с участием палестинцев в диаспоре; это хорошо известный факт, о котором стараются лишний раз не говорить. А без этого говорить о реальных выборах не приходится. В лучшем случае можно ожидать некого национального консенсуса, основанного на «системе квот» в отношении представительства в голосовании палестинцев, проживающих за рубежом. То есть, некий аналог системы американских выборщиков, что пока технически не проработано и находится больше в теории. Эти соображения по факту означает, что ХАМАС принципиально не изменил своей прежней позиции из-за каких-либо гарантий, которые он якобы получил от внешних сил. Это был лишь предлог, чтобы дать некий положительный сигнал в отношении его готовности к переговорам. И этот сигнал был направлен прежде всего новой американской администрации. ХАМАС, как и ФАТХ, осознает важность поражения Дональда Трампа и успеха Джо Байдена и стремится реабилитироваться в глазах избранного президента при поддержке своих союзников, особенно Катара, Турции и «Братьев-мусульман». Это похоже на то, что сделали Махмуд Аббас и ПНА, когда они возобновили координацию по вопросам безопасности с Израилем и заняли очень умеренную позицию в отношении возобновления отношений с новой администрацией США; позиция, которая при этом не включает выдвижение условия к Вашингтону отменить решение о переносе посольства США из Тель-Авива в Иерусалим. Это означает на практике согласие ФАТХа (а теперь уже и ХАМАСа) вернуться к переговорам без каких-либо условий. Следовательно, ХАМАС также делает ставку на политические перемены в США, о чем свидетельствует его нежелание настаивать на отмене всех обязательств Осло как основы палестинского единства. При этом в реальности ХАМАС проводить сейчас выборы не хочет: последние по времени соцопросы свидетельствуют о том, что такое голосование однозначно сократят долю ХАМАСа в Палестинском национальном совете. Другие вопросы, которые должны быть рассмотрены ХАМАСом, включают спор с ФАТХом о преемственности и правительстве; созыв Центрального комитета ООП; замена покойного Саиба Эриката; приближение восьмой конференции ФАТХа, на которой ожидается выбор (или попытка выдвижения такового) преемника М.Аббаса на фоне падения его популярности, о чем свидетельствуют последние по времени опросы общественного мнения. В ХАМАСе в этой связи также рассчитывают на борьбу за место лидера между Марваном Баргути и Мухаммедом Дахланом, а также на желание представителей молодого поколения, «занять свое место под солнцем» в Организации освобождения Палестины. В дополнение ко всему вышесказанному, приоритетом ХАМАСа является сохранение своей власти в секторе Газа. Он должен оставаться под прикрытием легитимности, которой он пользуется, пока не войдет в ООП. И это вполне возможно, потому что нынешний раунд усилий по примирению не предусматривает обязательного условия по прекращению разделения властей на Западном берегу и в секторе Газа, или контроля ХАМАСа над сектором Газа, или абсолютного контроля ФАТХа и М.Аббаса над ПНА и ООП. Пока речь идет только о выборах, которые будут проходить в условиях фактической оккупации и автономности двух частей в рамках номинально автономной ПНА. В этой связи ХАМАС будет стремиться с помощью проявленной им «гибкости» не нести ответственности за продолжение раскола или, по крайней мере, не нести его в одиночку. Плюс ко всему, ХАМАС не хочет военной конфронтации с Израилем в настоящее время в свете снижения арабской солидарности после шагов по нормализации арабо-израильских отношений и признаков того, что следующее израильское правительство будет еще более правым, чем сейчас. ХАМАС также следит за развитием событий в союзной Турции, которая, по крайней мере, готовится к тактическому потеплению в своих отношениях с Израилем, Европой, Египтом и другими арабскими странами в рамках подготовки к вступлению Байдена в должность. Более того, ХАМАС не хочет бросаться в объятия Ирана в то время, когда Тегеран также ожидает от Байдена возможного возобновления ядерного соглашения, которое, если это произойдет, потенциально сделает Тегеран одним из гарантов стабильности в регионе.

51.51MB | MySQL:101 | 0,363sec