Пакиcтан: новый президент и старые проблемы

Во время принятия присяги в качестве президента Пакистана Асиф Али Зардари заметно нервничал. Временами он даже невнятно повторял за Главным судьей Абдулом Хамидом Догаром торжественный текст и было похоже, что новый президент вздохнул с облегчением, как только процедура закончилась. Впрочем, это волнение вполне объяснимо.

Для Зардари эта церемония стала больше, чем просто инаугурацией. Она стала кульминацией долгого и трудного пути, перемежавшегося с периодами политического забвения, скандалами, тюремными заключениями, личными потерями – трагической гибелью жены и лидера партии в одном лице. Любой бы занервничал, оказавшись вдруг в центре политического внимания, уж не говоря о назначении на столь высокий и ответственный пост в присутствии тысяч высокопоставленных гостей, а также друзей и членов семьи, пришедших 9 сентября в президентский дворец.

Для тех, кто знаком с биографией Асифа Али Зардари, видел невероятные взлеты и падения его политической карьеры, а тем более для тех, кто знает его лично – кандидатура нового президента более чем спорная. Находясь все время в тени такой харизматичной и сильной личности, какой была его жена, А.А.Зардари едва ли когда-либо проявлял качества лидера и умелого политика. Хотя, конечно, упорства ему было не занимать. Как отмечала Беназир Бхутто, годы, проведенные в тюрьмах, не только не сломили ее мужа, но и укрепили его характер, его волю к победе. Как бы то ни было, та настойчивость, с которой он шел к цели, пока наконец не достиг ее, говорит о многом. Другое дело, что одного этого недостаточно – нужен еще политический опыт, готовность и умение решать сложнейшие проблемы, стоящие сегодня перед страной. Ему необходимо будет восстановить кредит доверия, серьезно подорванный в хитрой политической игре, когда, пытаясь переиграть своих оппонентов, он нарушал свои обещания: восстановить смещенных П.Мушаррафом судей, отменить 17-ую поправку к Конституции, наделяющую президента страны серьезными дополнительными полномочиями. К тому же, А.А.Зардари выдвинул свою кандидатуру на президентских выборах, что также являлось нарушением договоренности между ним и лидером Пакистанской мусульманской лиги (ПМЛ-Н) Навазом Шарифом – выдвигать нейтрального кандидата. Такая линия, проводимая сопредседателем Пакистанской народной партии (ПНП-Б), привела к расколу правящей коалиции после достижения ей одной из главных своих целей – ухода П.Мушарафа с поста президента страны. Лидер ПМЛ-Н, после того, как кандидат от возглавляемой им партии проиграл на президентских выборах 6 сентября, перешел в оппозицию к своим бывшим партнерам – Пакистанской народной партии. На просьбу Асифа Али Зардари вернуться в коалицию, «сдобренную» его новыми обещаниями, Наваз Шариф ответил вежливым отказом, хотя и заверил, что «ПМЛ-Н не будет играть дестабилизирующей роли в возглавляемом ПНП-Б правительстве». После этого Пакистанская народная партия не предпринимала никаких новых попыток достигнуть примирения со своими бывшими партнерами, а лидер ПМЛ-Н, в свою очередь, «не счел возможным» присутствовать на процедуре принятия присяги нового президента, так как «некоторые обстоятельства требовали его присутствия в этот день в Лондоне».

Очевидно, затянувшаяся внутриполитическая борьба за власть в Пакистане, во многом «способствовала» тому, что в стране назрела масса проблем: от острого продовольственного и энергетического кризиса, до резко ухудшившейся внутриполитической обстановки и возросшего в последнее время количества терактов, в том числе и с использованием смертников. Учитывая это, вероятно, можно предположить, что первыми шагами А.А.Зардари в качестве президента страны должны бы стать выполнение данных им после избрания очередных обещаний: решить вопрос с восстановлением судей на позиции 3 ноября 2007 года, отменить 17-ю поправку Конституции страны, найти средства, в том числе и материальные, для решения проблем с ростом цен на продовольствие и электроэнергию, а также для эффективного противостояния террористической угрозе. После этого, опровергнув обвинения в том, что он не является «человеком слова», можно рассчитывать на успешное решение намеченных новым президентом долгосрочных проектов, например нормализация отношений Пакистана со своими ближайшими соседями Афганистаном и Индией. Что касается Афганистана – это, разумеется, налаживание двусторонних отношений путем избавления от старых стереотипов и взаимных обвинений в неспособности обеспечить порядок на подконтрольных обеим странам пограничных территориях, выработать общую эффективную контртеррористическую стратегию, обвинения в попустительстве инфильтрации террористических элементов сквозь границу и многое другое. Возможно, начало этому процессу уже положено: на церемонии принятия присяги присутствовал приглашенный Зардари президент Афганистана, Хамид Карзай, который, как представляется, относится к новому президенту Пакистана со значительно большей симпатией, нежели к ушедшему в отставку Первезу Мушаррафу. Выступая на совместной пресс-конференции 9 сентября с.г. Хамид Карзай поддержал предложение своего коллеги о необходимости «совместных усилий для обеспечения мира и безопасности в регионе и принятия мер для усиления границы между обоими государствами». В беседе с лидером Афганистана, Зардари отметил, что его правительство «будет вести переговоры только с законопослушными гражданами на территориях племен», а боевикам выдвинуто требование сложить оружие. Он заявил, что террористы «не получат ни пяди пакистанской земли» и что его правительство сможет обеспечить мир и порядок в стране и на Территории племен федерального управления в частности. Карзай отметил, что видит в президенте Зардари ту искренность и те взгляды, которые смогут принести пользу не только двусторонним отношениям, но и всему проблемному региону. Он пообещал совместно работать с президентом Пакистана для достижения общих целей. По словам Министра иностранных дел Пакистана Шаха Мехмуда Куреши, обе страны договорились о проведении традиционной джирги – собрания старейшин пограничных племен для обсуждения ситуации в пакистано-афганском приграничье, а также о проведении раз в месяц встреч советников по безопасности обеих стран.

Касаясь отношений с Индией, А.А.Зардари пообещал, что «хорошие новости» появятся еще до конца срока правительства, возглавляемого сейчас ПНП-Б, который истекает в мае 2009 г. В частности, партия заявила о намерении придать отношениям с этой страной новый импульс путем «про-индийской торговой политики». Притом, что ПМЛ-Н, которая возглавит оппозицию также является сторонником улучшения отношений с Индией, можно надеяться на некоторый прогресс в отношениях, в особенности по вопросу мирного урегулирования. Трудности здесь очевидны: массовые беспорядки в Джамму и Кашмире и взаимные обвинения Индии и Пакистана в провокации насилия. Как бы то ни было, в президенте Зардари индийцы получили потенциального партнера по переговорам, обладающим гражданской властью при, по крайней мере, молчаливой поддержке военных.

Отношения с США, которые считают Пакистан своим ключевым союзником в борьбе с терроризмом, остаются непростыми. В Вашингтоне не стали поддерживать неуклонно терявшего популярность П.Мушаррафа, а негласно сделали ставку на новую кандидатуру, которая должна была прийти к власти в стране демократическим, а не военным путем. Приоритетным в двусторонних отношениях остается сотрудничество в области борьбы с терроризмом, хотя в последнее время на этом направлении возникла некоторая напряженность. США неоднократно высказывали свою серьезную озабоченность в связи с «неспособностью Пакистана эффективно противостоять террористической угрозе на своей территории» и в регионе в целом и предупреждали о необходимости пересмотра своей контртеррористической стратегии на этом направлении. Результаты подобного пересмотра не заставили себя ждать. В начале сентября 2008 г. в результате операции американских военных на пакистанской территории в Южном Вазиристане погибло около 20 человек. Это происшествие вызвало резкий протест со стороны военных и гражданских лидеров Пакистана. В США от официальных комментариев своих действий пока воздержались, однако, по некоторым данным, Джордж Буш тайно дал согласие на проведение подобных трансграничных операций с целью преследования боевиков, пытающихся укрыться на территории Пакистана. В одной из статей «Нью-Йорк Таймс» появилась информация, что «США будут уведомлять Пакистан о проведении подобных операций на его территории, однако за разрешением к пакистанцам они при этом обращаться не намерены». Американцы и раньше осуществляли обстрел приграничной территории Пакистана из тяжелого вооружения и наносили ракетные удары с беспилотных самолетов, однако до открытых вылазок в соседнее государство дело не доходило. 15 сентября 2008 г. была пресечена еще одна попытка высадки американского десанта на территорию Пакистана: два вертолета были встречены огнем пакистанских пограничников и повернули назад. В этот же день начштаба сухопутных войск ИРП генерал Кияни отдал приказ своим войскам «открывать огонь в случае повторных попыток вторжения на территорию суверенного государства». США, в свою очередь, отрицает факт нарушения границы, указывая на то, что вертолеты были обстреляны во время полета вдоль пакистано-афганской границы в 100-150 метров от нее. Пакистан придерживается мнения, что он в состоянии обеспечить безопасность на своей территории и что подобная новая стратегия США контрпродуктивна и способна лишь обратить против себя местное население. По словам же американских лидеров, ситуацию на приграничной территории «более терпеть нельзя» и необходимо выслеживать и уничтожать боевиков в их предполагаемых укрытиях, в том числе и на территории Пакистана, для того чтобы не дать им возможность восстанавливать силы. Учитывая такое отсутствие взаимопонимания, ситуация требует активного обсуждения, которое, по всей видимости, и состоится в ходе визитов нового президента Пакистана в Лондон и Вашингтон в сентябре 2008 г. Одно хорошо: заинтересованные стороны пришли наконец к пониманию, что террористическая проблема только военными методами быть решена не может. По итогам визита в США премьер-министра Пакистана в конце июля 2008 г. была достигнута договоренность о предоставлении Пакистану помощи в размере 15 млрд. долл. США (проект предусматривает выделение двух пакетов средств по 7,5 млрд. долл. сроком на пять лет каждый с выплатой их по 1,5 млрд. долл. США ежегодно, начиная с 2009 г.). Эти средства должны будут использоваться для развития региона: строительства школ, больниц, дорог и т.д. Проект был одобрен обеими партиями американского парламента и, скорее всего, будет реализован. Пакистан также закупает у США истребители F-16 и оборудование для проведения контртеррористических операций.

В целом все говорит о том, что в Вашингтоне хотят заручиться дальнейшей поддержкой Пакистана на антитеррористическом направлении и поддерживают демократически избранного президента и правительство. Кандидаты в президенты от Республиканской и Демократической партий США в случае своей победы также готовы активно сотрудничать с демократически избранными лидерами Пакистана, о чем они заявляли во время визита Ю.Р.Гилани в Вашингтон в июле 2008 г. Барак Обама, правда, периодически заявляет о том, что Америка впустую тратит деньги на Пакистан и что нужно оказывать помощь только при условии, что средства будут потрачены исключительно на заявленные цели, но в целом, как представляется, он настроен к новым лидерам ИРП доброжелательно. Похоже, что до завершения срока полномочий администрации Дж.Буша, в проводимой ей в отношении Пакистана политике каких-либо резких поворотов ожидать не следует.

Сегодня перед новым президентом Пакистана стоят серьезные задачи, выполнить которые ему предстоит безотлагательно: возросшая террористическая угроза в регионе, продовольственный и энергетический кризис, непростая внутриполитическая обстановка. И сделать это можно будет лишь в том случае, если Асиф Али Зардари откажется от своего любимого метода: затягивание решения проблем с целью выматывания своих противников. Может быть, это до сих пор успешно работало как, например, в ситуации с восстановлением судей, однако такой подход явно не поможет в борьбе с терроризмом. Да и для преодоления экономического кризиса нужна иная тактика. Пока же у него, как представляется, два пути. Он может действовать в рамках демократических норм: отказаться от чрезвычайных президентских полномочий, введенных 17-й поправкой к Конституции, уйти с поста сопредседателя Пакистанской народной партии, заняв, как и положено президенту, нейтральную позицию, а также выполнить другие, данные им обязательства. Тем самым будет восстановлен утраченный кредит доверия президенту как в политической среде, так и на улицах Пакистана. И напротив – может занять жесткую политическую позицию и никаких обещаний не выполнять. В этом случае он на время станет самым влиятельным человеком Пакистана в традициях Первеза Мушаррафа, но вот только, как показывает исторический опыт, завершение политической карьеры будет в этом случае, как минимум, таким же, как у его предшественника.

43.6MB | MySQL:92 | 1,234sec