Зарубежные эксперты о росте влияния и военного потенциала ВС АРЕ. Часть 1

Традиционно Египет играл важную роль в истории Ближнего Востока. В современную эпоху, после обретения независимости от Великобритании и государственного переворота 1952 году, Арабская Республика Египет (АРЕ) стала претендентом на лидерство в арабском мире, конкурируя с Ираком и Саудовской Аравией. Однако, в последние десятилетия влияние АРЕ сильно уменьшилось. Это связывают с ценой, которую страна заплатила за подписанный в 1979 году мирный договор с Израилем, и переходом к ориентированной на США внешней политике.

Хотя американский разворот и установление отношений с Израилем принесли экономические преимущества, враждебная реакция на эти шаги в арабском мире нанесла ущерб региональному положению Египта. Между тем, соглашение с Израилем оказалось достаточно стабильным, и даже непродолжительное правление «Братьев-мусульман» (БМ) в Египте не привело к его отмене. Тем не менее, активное наращивание Каиром военного потенциала, которое усилилось с приходом к власти в 2013 году президента Абдель Фаттаха ас-Сиси, вызывает озабоченность не только в Израиле, но и в Европе.

Очевидно, что Египет никогда не переставал видеть себя значимой страной. Глубокие преобразования, произошедшие за последнее десятилетие в Восточном Средиземноморье, Ливии и общий хаос в регионе в целом создали новые возможности и проблемы. В этом сложном и постоянно меняющемся контексте Египет намерен играть долгосрочную решающую роль, используя свое центральное положение между двумя морями и мощь вооруженных сил. Причем, как отмечают европейские и израильские эксперты, в последнее десятилетие египетская армия значительно укрепила свои позиции в экономике, отметилась существенными закупками современных вооружений, нарастила необходимую инфраструктуру и активизировала свою боевую и оперативную подготовку.

 

Бюджет и военная экономика

Особенностью ВС Египта является явное несоответствие официальных показателей оборонного бюджета страны и масштабов развернутого в последнее десятилетие военного строительства. Например, в 2015 году объем общих военных расходов АРЕ оценивался в 5,5 млрд долл. США (из них на закупки ВВТ выделялась 1,01 млрд долл.). При этом, только у Франции в том же году Египет приобрел вооружений на почти 6,2 млрд евро. По некоторым данным, оборонные расходы АРЕ в 2019 году оцениваются в 3,1 млрд долл. Однако, в том же году бюджетный комитет Бундестага Германии утвердил строительство для ВМС Египта 3 фрегатов на сумму около 2,3 млрд евро.

Как известно, закупки ВВТ не оплачиваются в течение одного года, и при заключении отдельных сделок поставщиками предлагаются особые условия (например, в 2015 году в рамках указанного контракта Париж выдал Каиру кредит на 3,2 млрд евро). Кроме того, до недавнего времени США оказывали Египту ежегодную военную помощь в размере 1,3 млрд долл., а страны Персидского залива выдавали льготные кредиты. Вместе с тем, размеры обязательств Министерства обороны АРЕ указывают на то, что, по-видимому, официально публикуемые данные не отражают все нюансы. Как полагают исследователи Иерусалимского института стратегии и безопасности (JISS), велика вероятность, что Египет в военном строительстве прибегает к дополнительным ресурсам.

По оценкам ряда зарубежных экспертов, в АРЕ, как и во многих странах, армия является экономическим «игроком». Представитель посольства США в 2008 году сравнил ВС Египта с «квазикоммерческим предприятием». Утверждалось, что египетская армия пользуется экономическими выгодами, такими как субсидирование поставок топлива, контроль над прибыльной недвижимостью, преференциальный доступ к госконтрактам и использование специальных разрешений для осуществления негласного надзора в самых разных отраслях, от нефтехимии до туризма.

Согласно данным Итальянского института международных политических исследований (ISPI) ВС АРЕ значительно расширили свои экономические интересы после 2013 года. Президент А.Ф.ас-Сиси узаконил ряд «мегапроектов», в частности: расширение пропускной способности Суэцкого канала, строительство новой административной столицы к востоку от Каира и нескольких городов в пустыне для лиц с высоким и низким доходом. Руководство этими инициативами возложено на военных, что еще больше укрепило участие армии в экономике.

Дополнительно, в 2020 году парламент страны принял поправку к закону 1968 года, разрешающую министру обороны назначать военного советника и «достаточное» количество помощников в каждой провинции. Такой советник подотчетен Министерству обороны и обязан следить за ходом реализации проектов, «чтобы избегать любой серьезной угрозы, которая может подорвать безопасность государства».

По мнению экспертов, запущенные «мегапроекты», зачастую, имеют сомнительную ценность для национальной экономики, но напрямую влияют на экономику военную. Субподряды предоставляются компаниям, связанным с военным сектором. Как результат, армия усилила свой контроль над особой экономической зоной вдоль Суэцкого канала. Оборонное ведомство курирует строительство новой столицы, и военные заметили, что стоимость их земельных владений значительно выросла. Помимо «мегапроектов», структуры, связанные с военной экономикой Египта, распространились в области мобильной связи и инженерных сетей, а также расширили свое участие в розничной торговле мясом и птицей.

Между тем, само военное ведомство в 2014 году заявляло, что доходы от различных отраслей оборонной промышленности составляют менее одного процента ВВП Египта. Независимые же эксперты оценивают этот показатель в интервале от 5 до 16% – разрыв, который означает, что трудно сформулировать точные данные об участии египетской армии в хозяйственной деятельности страны, помимо того факта, что оно существует и признается.

 

Вооруженные силы АРЕ сегодня

Сухопутные войска. В представлении специалистов JISS современные Сухопутные войска (СВ) ВС АРЕ построены по образцу тяжелых механизированных сил. Их основное предназначение – это ведение  крупномасштабных боевых действий, а не применение легких мобильных соединений для борьбы с нерегулярным противником. В территориально-административном отношении египетские СВ организованы в военные округа (ВО) и зоны ответственности 2-й (г. Исмаилия) и 3-й (г. Суэц) полевых армий. С началом боевых действий ВО могут преобразовываться в самостоятельные группировки войск. Полевые армии по своему статусу приравнены к ВО.

Прослеживая состояние СВ ВС АРЕ с 2010 года израильские эксперты отмечают, что количество и тип их соединений и частей существенно не изменились. Как в 2010 году, так и сегодня СВ ВС АРЕ имеют в своем составе 4 танковых дивизии. Число механизированных дивизий в 2016 году выросло с 7 до 8 и пока остается таковым. Количество отдельных бригад (70) и полков (22) различных родов войск, подразделений специального назначения и сил быстрого реагирования существенно не изменилось. Общая же численность личного состава СВ последовательно снижается от 468 (2010 г.) к 438 (2016 г.) и до 350 тыс. человек по состоянию на 2019 год. Вместе с тем, наличие тенденции к росту боевых возможностей СВ, по мнению экспертов JISS, может свидетельствовать о том, что представленные оценки состава и численности СВ ВС АРЕ не являются истинными.

Проводимые процессы модернизации и значительного наращивания военного потенциала СВ (как и других видов ВС) в первую очередь проявляются в качественном и количественном изменении вооружений. Если в 2010 году утверждалось, что СВ ВС АРЕ имели в своем составе 973 современных танка M1А1 «Абрамс», то в 2016 году их количество, по данным того же источника, составило примерно 1360 ед. В настоящее время (на 2019 г.) количество бронетанковой техники (включая, М1А1 «Абрамс», М60А1/А3, Т-54/55/62 и Т72Б1) ВС АРЕ превышает 3400 ед. Дополнительно, в планах военного руководства строительство на территории Египта танкового завода для сборки по российской лицензии танков Т-90. Необходимые договоренности, как сообщается, достигнуты еще в 2016 году. Объем производства оценивается в 400-500 боевых машин. Однако, точная информация о реализации проекта пока отсутствует.

Наращиваются транспортные возможности по переброске войск и грузов. Так,  США поставили Египту 930 бронемашин типа MRAP (защищенных от подрыва и атак из засад), которые хорошо зарекомендовали себя в боях в Ираке и Афганистане. Поставки производились в период с 2015 по 2019 годы в рамках программы «Передачи излишков продукции военного назначения зарубежным странам» (Excess Defense Articles, EDA). Причем, Каир оплачивал только доставку машин из США и подготовку экипажей. Полученная техника использовалась на Синайском полуострове в боях с отрядами «Исламского государства» (ИГ, террористическая организация, запрещенная в РФ). Грубый расчет показывает, что полученного количества бронемашин достаточно для транспортировки личного состава целой механизированной дивизии. Тем не менее, Каир сделал запрос еще на 1 тыс. ед. бронемашин MRAP в рамках той же программы. Потребность обосновывается борьбой с терроризмом. Дополнительно СВ закупили 130 военных грузовиков у чешской компании Tatra, и сообщалось о переговорах в отношении дополнительного заказа еще на 220 таких машин.

Кроме того, ВС АРЕ заинтересованы в модернизации или замене своих артиллерийских систем. В середине 2017 года в Россию, ЮАР, Южную Корею и Францию были направлены запросы предложений по 155-мм артиллерийским системам.

ВВС и ПВО. В еще большей степени заметна модернизация ВВС и ПВО страны. Количество истребителей F-16 американского производства за последнее десятилетие выросло со 151 до 220. При этом, число относительно современных модификаций C/D увеличилось со 113 до 177. Отказ США поставлять АРЕ наравне с Израилем и Саудовской Аравией тяжелые истребители F-15 «Игл», истребители-невидимки F-35 и современные  ракеты класса «воздух-воздух» заставил египетское руководство диверсифицировать источники закупок, обратившись к европейским поставщикам и России.

В результате в 2015 году Каир закупил около 50 российских истребителей МиГ-29М2 (планировалось, что сделка стоимостью 2 млрд долл. будет завершена к 2020 году) и 24 французских «Рафаля» (Rafale). Причем, первые французские самолеты прибыли в Египет через год, а российские – в апреле 2017 года.

В марте 2019 года командование ВВС АРЕ объявило, что авиационный парк пополнят примерно 24-28 тяжелый истребителей Су-35 российского производства. В результате Египет стал третьей зарубежной страной в мире, заказавшей этот самолет поколения «4++». С лета 2020 года в интернете появились первые изображения новых самолетов с опознавательными знаками ВВС АРЕ. По оценкам зарубежных экспертов, поступление Су-35 делает ВВС АРЕ обладателем самого мощного истребителя в Африке и арабском мире (ранее таковыми считались Су-30MKA ВВС Алжира и F-15SA Королевских ВВС Саудовской Аравии). Поскольку египетские Су-35 нарушают выстроенный США баланс сил в регионе – Вашингтон угрожает Каиру санкциями и требует расторжения договора с Москвой.

Существенно изменилась и вертолетная техника. К 46 ударным вертолетам «Апач» (из которых 10 – усовершенствованные модели Apache Longbow, поставленные в 2014 году) добавилось такое же количество перспективных ударных вертолетов KA-52, изготовленных в России. Первые российские вертолеты прибыли в страну в середине 2017 года. Каир также приобрел у Китая неизвестное количество ударных БПЛА Wing Loong, которые применялись для атак боевиков ИГ на Синайском полуострове.

Войска ПВО АРЕ закупили у России зенитные системы С-300ВМ («Антей-2500»). Общая сумма сделки оценивается в 1 млрд долл. Планировалось укомплектовать три дивизиона – полноценный полк ПВО. Первые С-300ВМ прибыли в страну в середине 2017 года. К ним добавились российские зенитно-ракетные комплексы (ЗРК) малой и средней дальности: «БУК-М2Е» и «ТОР-1/2». Сообщалось о проявленном интересе к более новым ЗРК С-400, но их стоимость на тот момент оказалась неприемлемо высокой.

На рубеже 2016-2017 годов в Египет поступили 75 самоходных ЗРК малой дальности «Эвенджер» (Avenger). По сути, система является мобильной версией ПЗРК «Стингер», закрепленной на колесных автомобилях «Хамви» («Хаммер»). Египетские военные применили «Эвенджеры» необычно, смонтировав их на борту новых вертолетоносцев типа «Мистраль».

В составе ВС АРЕ войска ПВО отнесены к отдельному виду вооруженных сил. Система ПВО страны построена по зонально-объектовому принципу. По одним источникам численность египетских сил ПВО насчитывает 80 тыс. чел. и 70 тыс. чел. находятся в резерве. Другие источники дают 82,5 и 10 тыс. чел., соответственно. По этому показателю силы ПВО – второй вид ВС АРЕ после СВ. Некоторые эксперты полагают, что масштабная опора египетской армии на ПВО обусловлена тем, что во время войны 1973 года противовоздушная оборона оказалась более успешной, чем ВВС.

Исходя из возможностей ЗРК большой дальности С-300 (а в перспективе, возможно, и С-400) специалисты JISS в качестве наиболее вероятных объектов обороны рассматривают строящуюся Россией в провинции Матрух (Matrouh) АЭС «Эль-Дабаа» (el-Dab’), а также район вдоль Суэцкого канала, где планируется развернуть Российскую промышленную зону. Причем, в последнем случае ЗРК смогут контролировать и поражать цели не только над Синайским полуостровом, но и над некоторыми областями Израиля.

Военно-морские силы. После прихода к власти А.Ф.ас-Сиси значительные изменения произошли и с ВМС АРЕ, которые отметились крупными закупками надводных кораблей и подводных лодок (ПЛ).

Летом 2014 году Египет подписал с Францией контракт стоимостью 1 млрд евро на строительство для ВМС 4 корветов Gowind-2500 типа «Эль-Фатех» (El Fateh)  водоизмещением около 2,5 тыс. тонн. В рамках отдельных соглашений были закуплены ракетные и торпедные вооружения. Таким образом, общая сумма закупки достигла 1,7 млрд евро. Первый корабль строился во Франции, остальные по плану передачи технологий на египетской верфи в Александрии. Первый корвет ENS El Fateh (971) был принят в состав ВМС АРЕ 22 сентября 2017 года. Второй ENS Port Said (976) – 6 января 2021 года. Прием на вооружение еще двух корветов можно ожидать в 2021 и 2022 годах.

В феврале 2015 года в рамках более крупной сделки (включавшей 24 истребителя «Рафаль» и поставку ракет) ВМС АРЕ заказали фрегат FREMM типа «Аквитания» водоизмещением более 5 тыс. тонн. В том же году Египет приобрел два вертолетоносца типа «Мистраль». Заказанный фрегат французская сторона передала заказчику уже в июне 2015 года под именем «Тахья Миср» (Tahya Misr, бывшая «Нормадия»). Поставщиком еще двух фрегатов FREMM типа «Берганини» стала Италии. Первый корабль под именем «Ал Галала» (Al Galala, FFG 1002) прибыл к месту базирования в Александрию 30 декабря 2020 года. Поставка второго ожидается в 2021 году.

От немецких кораблестроителей Египет получил 3 из 4 ПЛ проекта 209/1400, которые начали заменять устаревшие ПЛ типа «Ромео» китайской постройки. 3 ПЛ уже приняты в состав ВМС АРЕ. Программа должна завершиться в 2021 году. Правительство ФРГ в апреле 2019 года одобрило поставку Египту 6 фрегатов МЕКО А200 на сумму более 2,3 млрд евро. При этом, 3 корабля планируется построить на верфи заказчика. В ноябре 2020 года Берлин санкционировал поставку Каиру 9 патрульных катеров проекта Lürssen model OPB 40 (он же TNC 35) и одного катера береговой охраны. Катера первоначально предназначались для Саудовской Аравии, но попали под запрет после убийства саудовского журналиста Джамаля Хашогги.

Кроме того, в июле 2015 года ВМФ России передал Египту малый (водоизмещение 550 тонн) ракетный катер Р-32 проекта 1241 тип «Молния» со сверхзвуковым ракетным комплексом «Москит». Южная Корея поставила корвет типа «Поханг» (Pohang), а США – 4 патрульных катера проекта «Амбассадор» (Ambassador MKIII).

Перечисленные корабли и подводные лодки присоединяются к большому количеству старых, но все еще действующих кораблей. В их числе: 4 фрегата американской постройки проекта Oliver Hazard Perry (водоизмещение 4200 тонн), 4 легких (600 тонн) и скоростных (41 узел) катера проекта Ambassador III и другие. В целом, по состоянию на 2019 год корабельный состав ВМС Египта насчитывал до 245 боевых кораблей, катеров и судов различного назначения. В результате в регионе ВМС АРЕ являются вторыми по величине после Турции и далеки от своего имиджа периода войны 1973 года, когда они считались «ахиллесовой пятой египетской армии».

В представлении зарубежных экспертов, самым заметным и даже «самым удивительным» приобретением египетских ВМС стали два французских вертолетоносца типа «Мистраль» с водоизмещением 21 тыс. тонн. Корабли способны нести 16 вертолетов и десант в составе одного танкового и одного пехотного батальонов. Как известно, изначально эти корабли предназначались для России, но контракты оказались аннулированными после вхождения Крыма в состав РФ. В результате египтяне выкупили «Мистрали» по цене 950 млн евро (около 1,06 млрд долл. США), что оказалось выгодным, по сравнению с 1,53 млрд. долл. стоимости заказа для России. До сих пор корабли такого типа остаются крупнейшими на Ближнем Востоке и в Африке. Причем, как отмечают эксперты, до самой сделки никто не предполагал, что Египту нужен такой корабль.

Как заявил командующий ВМС АРЕ вице-адмирала Ахмед Халед Хасан Саид, вертолетоносцы намечено использовать для обеспечения безопасности египетских газовых месторождений в Средиземном море и для борьбы с терроризмом. Это заявление, по мнению  специалистов JISS, кажется сомнительным, поскольку радикально отличается от концепции Израиля. Последний для защиты своих газовых месторождений намерен использовать корветы, быстроходные катера и системы ПРО, но не вертолеты и многочисленный личный состав. По мнению израильских военных экспертов, один из логичных вариантов состоит в том, что «Мистрали» предназначены для быстрого развертывания сил в районе Персидского залива. Поскольку до сих пор египетская армия не обладала ни воздушными, ни морскими средствами для проведения подобной операции.

Оценивая наращивание военного потенциала ВС АРЕ, аналитики JISS обращают внимание на то, что принятая Каиром модель несет как отрицательные, так и положительные последствия. С одной стороны, она добавляет сложности в отношении управления, обслуживания и подготовки личного состава, действующего на образцах военной техники, произведенных в США, России и европейских странах.

С другой стороны, тот факт, что АРЕ не привержена одному поставщику, а покупает у любого, кто готов продавать по её условиям – укрепляет её позиции. В результате Египет не просто еще один клиент, зависящий от одного поставщика, диктующего свои правила игры и способного прекратить поставку запасных частей или боеприпасов. Скорее, он – покупатель, которого конкурирующие продавцы обхаживают для заключения контрактов. Диверсификация закупок снижает зависимость страны от поставщиков и укрепляет её способность проводить независимую политику.

51.67MB | MySQL:101 | 0,344sec