Ситуация вокруг Западной Сахары осложняет реализацию соглашения о нормализации отношений между Марокко и Израилем

Дипломатическое представительство Израиля в Марокко возобновило 26 января работу после 20-летнего перерыва с прибытием в Рабат главы израильской миссии в королевстве Давида Говрина. Об этом сообщила пресс-служба внешнеполитического ведомства еврейского государства.
«Через 20 лет после прекращения работы диппредставительства Израиля в Марокко Давид Говрин прибыл сегодня в Рабат, где возобновил работу дипмиссии Израиля в Марокко», — говорится в сообщении. Говрин с 2016 по 2020 год был послом еврейского государства в Каире. Израильская миссия начала работу в Рабате в 1994 году, но закрылась шесть лет спустя из-за напряженности в отношениях между странами после начала второго палестинского восстания.
В пресс-службе МИД  сообщили также, что во вторник открылось израильское генеральное консульство в Дубае. «Прибытие глав израильских миссий в Марокко и Дубай завершает первый этап открытия новых израильских представительств в регионе в рамках «Авраамовых соглашений»», — сказал в этой связи министр иностранных дел Израиля Габи Ашкенази, чьи высказывания цитирует газета «Джерузалем пост». Издание отмечает, что 24 января начало работу посольство еврейского государства в Абу-Даби, куда ранее в тот же день прибыл глава израильской миссии в ОАЭ Эйтан Наэ.
15 сентября 2020 года в Вашингтоне израильская сторона при активном посредничестве США подписала документы о нормализации отношений с ОАЭ и Бахрейном. Трехстороннюю сделку окрестили на Западе «Авраамовыми соглашениями» в память о библейском персонаже, считающемся духовным предком всех последователей иудаизма, христианства и ислама. 23 октября бывший президент США Дональд Трамп объявил, что Судан и Израиль договорились о нормализации отношений в рамках «Авраамовых соглашений». 10 декабря он сообщил, что Израиль и Марокко договорились о полноценных дипломатических отношениях. При этом не все так однозначно определенно, что касается нормализации израильско-марокканских отношений. Пока Марокко ждет, чтобы увидеть окончательную позицию президента Джо Байдена по вопросу о своем суверенитете над Западной Сахарой, прежде чем приступить к полной практической реализации соглашения о нормализации отношений с Израилем. По данным анонимных источников, Рабат хочет, чтобы американское консульство в пустынном городе Дахла открылось до того, как начнется прямое авиасообщение между Тель-Авивом и Касабланкой. Источники отметили, что совместная декларация Марокко, США и Израиля предусматривает, что каждая сторона полностью выполнит свои обязательства до конца января 2021 года. Однако, прямые авиарейсы между двумя сторонами возобновлены не были, а консульство Соединенных Штатов не было до сих пор открыто. Сделка была заключена при посредничестве предшественника Байдена Дональда Трампа в обмен на признание США марокканского суверенитета над спорной Западной Сахарой, но Байден пока ясно не высказал своего мнения по этому вопросу. На этом фоне активизировал свои региональные дипломатические усилия в рамках противостояния официальному признанию суверенитета Рабата над Западной Сахарой и Алжир. Министр иностранных дел Алжира Сабри Букадум в середине января посетил несколько столиц Африки, все еще выступающих за Фронт ПОЛИСАРИО, в надежде получить пространство для маневра в спорном регионе. Но пока его миссия успехом не увенчалась. Бывший глава южноафриканского государственного протокола Департамента международных отношений Эдрис Эбрахим 7 января прибыл в Рабат, чтобы возглавить посольство и тем самым завершил почти годовой период отсутствия посла ЮАР в Марокко. При этом сама Претория формально присоединилась к Алжиру с точки зрения солидарности по вопросу Западной Сахары, а Луанда и Найроби поддержали Рабат. Министр иностранных дел Алжира Сабри Букадум 12 января находился в Претории для встречи с министром международных отношений Южной Африки Наледи Пандором и президентом Сирилом Рамафосой. После встречи министры подписали совместный пресс-релиз, в котором перечислен 21 пункт, 2 из которых касались их позиции по Западной Сахаре. На данный момент они лишь выразили сожаление по поводу эскалации военной напряженности на «оккупированных территориях» Марокко и заявили, что обе страны «поддерживают проведение референдума о самоопределении народа Западной Сахары». Это включает в себя «немедленное назначение генеральным секретарем Организации Объединенных Наций личного посланника по Западной Сахаре» — процедуру, которой Марокко препятствовало в течение некоторого времени. Претория приняла сторону Алжира в отношении Западной Сахары с момента прихода к власти Африканского национального конгресса в 1994 году. После своей остановки в Претории алжирский дипломат 13 и 14 января отправился в Анголу, чтобы встретиться со своим ангольским коллегой Тете Антонио и президентом Жуаном Лоренсу, но настроение этого визита явно было другим. В заключительном заявлении не упоминалась Западная Сахара, хотя Ангола до недавнего времени считалась страной, выступающей за Фронт ПОЛИСАРИО. Букадум также столкнулся с такой же «тишиной» и в Кении во время следующего этапа своего африканского турне. Эти визиты планировались им в преддверии выборов новых членов Комиссии Африканского союза (АС) в Аддис-Абебе в феврале. Алжир рассчитывает на поддержку АС в вопросе Западной Сахары, но впервые с 2003 года в АС не будет специального комиссара по этому досье. Сразу же после ноябрьских терактов в Гергерате в спорной зоне Западной Сахары Букадум находился в Абудже для встречи с министром иностранных дел Нигерии Джеффри Оньямой и президентом Мухаммаду Бухари. Во время своей поездки он смог еще раз подчеркнуть важность Транссахарского газопровода для Алжира. Будущий объект должен был протянуться через Нигерию от дельты Нигера до Алжира и далее в Европу. Однако отсутствие безопасности в районе дельты и многочисленные нестабильные зоны, через которые она должна была пересечь, а именно Северную Нигерию и Нигер, означали, что проект, первоначально возглавляемый Абдельазизом Бутефликой и Олусегуном Обасанджо так и не реализовался. В 2018 году Марокко предложило построить аналогичную линию, но на этот раз проходящую вдоль побережья Западной Африки. Букадум приехал в Абуджу главным образом в поисках поддержки со стороны традиционно выступающего за Фронт ПОЛИСАРИО союзника: Нигерия принимает у себя посольство Сахарской Арабской Демократической Республики (САДР). Приход нового главы администрации Бухари Ибрагима Гамбари, убежденного сторонника САДР, в июне 2020 года не изменил позиции Нигерии по этому вопросу с 2015 года. Тем не менее, подстрекаемая марокканскими дипломатами в АС и послом Марокко в Абудже Мохой Уали Тагмой, бывшим главой Министерства иностранных дел, Нигерия постепенно переориентировала свою позицию по Западной Сахаре на более нейтральную, особенно когда она рассматривалась в рамках АС. Нигерия теперь почти рассматривается как посредник между про- и антиалжирскими государствами в АС, и больше не считается Марокко главным оппонентом по этому вопросу. Во время своего пребывания в Абудже министр иностранных дел Алжира также посетил головные офисы Организации Объединенных Наций и Экономического сообщества западноафриканских государств (ЭКОВАС), где он встретился с его генеральным секретарем Жан-Клодом Касси Бру.

51.86MB | MySQL:101 | 0,385sec