Причины системного политического кризиса в Израиле

Не будет преувеличением сказать, что нынешняя избирательная кампания в Израиле сосредоточена в первую очередь на отношениях религии и государства, а точнее на отношения Государства Израиль и «государства в государстве», созданного де факто ультраортодоксальной религиозной общиной страны. На фоне острейшего социально-экономического кризиса, вызванного пандемией коронавируса, противоречия между ними проявились с особой остротой. Напряженность в буквальном смысле уже дошла до стадии, именуемой на иврите словами из псалма 69  (в христианском переводе Библии – псалом 68) «бау маим ад нафеш», что означает «Спаси меня Боже, ибо дошли воды до души моей». Представляется, что такой конфликт уникален именно для еврейского государства. Во всяком случае ни в одном другом развитом государстве мира ничего подобного на сегодняшний день не наблюдается. Поэтом для понимания разворачивающейся сейчас в Израиле внутреннеполитической борьбы необходим краткий исторический экскурс:

На рубеже XIX и ХХ века в Палестине, входившей тогда в состав Османской Империи сложилось четкое разделение еврейского населения на «старый ишув» и «новый ишув». Старый ишув представлял собой совокупность традиционных еврейских общин, опиравшихся в первую на «четыре святых города»: Иерусалим, Тверию, Цфат и Хеврон (в первых двух евреи составляли большинство населения). В административном отношении эти общины подчинялись главному раввину Эрец-Исраэль, носившему еврейский титул «ришон ле-Цион» (сейчас этот титул носит главный сефардский раввин Израиля) и турецкий титул «хахам-баши». Евреи старого ишува были как потомками малочисленного старожильческого населения, никогда не покидавшего Эрец-Исраэль («мустараби»), так и потомками репатриантов, прибывавших в страну с позднего Средневековья. Резкое увеличение в XIX веке численности ашкеназских евреев в старом ишуве, главным образом за счет репатриации из Российской Империи привело к требованиям ввести должность главного ашкеназского раввина Эрец-Исраэль. Идеологической основой старого ишува было сохранение еврейского присутствия в Святой Земле и изучение Торы в ней. Значительную часть старого ишува в тот период составляли старики, приезжавшие в Эрец-Исраэль из стран диаспоры, чтобы провести свои последние годы в Святой Земле и быть похороненными в ней. Как следствие старый ишув сильнейшим образом зависел от пожертвований, собираемых среди евреев диаспоры. Это привело к созданию системы «халука», то есть распределения этих пожертвований среди живущих в «святых городах» и не имеющих собственных источников дохода.

Новый ишув был сформирован в первую очередь начавшими прибывать в Эрец-Исраэль в 80-е годы XIX века репатриантами из Российской Империи, сторонниками протосионистского движения палестинофилов, а затем – и сторонниками политического сионизма. Однако к новому ишуву примыкало и немало стремившихся к модернизации выходцев из старого ишува. Опорой нового ишува были в первую очередь созданные этими репатриантами сельскохозяйственные поселения – Ришон ле-Цион, Реховот, Нес-Циона, Хадера, Рош-Пина, Метула и др., а также новые еврейские кварталы Яффо (из них вырос современный Тель-Авив) и Хайфы. Идеологической основой нового ишува было восстановление еврейской государственности на исторической Родине через еврейский труд и еврейскую самооборону, возрождение разговорных функций языка иврит, создание современной системы еврейского образования. Большое влияние в новом ишуве играли сторонники социализма (достаточно вспомнить возникшие в начале ХХ века сельскохозяйственные коммуны-кибуцы).

После Первой мировой войны именно благодаря усилиям и успехам сионистского движения и поддерживаемого им нового ишува Палестина/Эрец-Исраэль стала отдельным политическим образованием (британской подмандатной территорией), одним из официальных языков которой стал иврит. Новый ишув создал также Главный раввинат Эрец-Исраэль, который рассматривался им в качестве одного из учреждений будущего независимого еврейского государства. Его возглавляли два главных раввина – ашкеназский и сефардский, причем оба они были сторонниками сионизма.

1920-е годы стали годами ожесточенной борьбы между новым и старым ишувом, закончившейся поражением старого ишува. Одним из наиболее драматических моментов этой борьбы стало убийство репатрианта из Нидерландов Яакова-Исраэля де Хаана, выступавшего в роле неофициального «министра иностранных дел» антисионисткого старого ишува и пытавшегося заключить в обход учреждений нового ишува договоры с британцами и арабами. Это убийство было совершено боевиком еврейской военизированной организации «Хагана», репатриантом из России Авраамом Техоми.

В 1930-е годы старый ишув несколько увеличился численно за счет репатриации из страны диаспоры, прежде всего из Европы, однако в политическом отношении он оказался практически в полной зависимости от нового ишува. Во время Войны за Независимость 1947-1949 гг. абсолютно преобладающий к тому времени в численном, политическом и военном отношении новый ишув выступал единым фронтом с зависимым от него старым ишувом. Вместе с тем главы связанных со старым ишувом ультраортодоксальных иешив Иерусалима резко выступали против призыва учащихся иешив в армию молодого государства даже в условиях, когда бои шли в самом Иерусалиме, утверждая, что их вклад в обеспечение безопасности еврейского народа состоит в непрерывности изучения Торы. В результате был достигнут компромисс, фактически освободивший от службы учащихся иешив, подпадающих под талмудическое определение «Торато – омануто» («его ремеслом является изучение Торы»), то есть тех, кто ничем, кроме изучения Торы, не занимался.

Во время Войны за Независимость речь шла лишь о нескольких сотнях человек. За прошедшие с тех пор десятилетия ситуация серьезно изменилась. Согласно оценке 2017 года в Израиле проживают 1,1 млн ультраортодоксальных евреев (при общем населении чуть более 9 млн человек), включая женщин и несовершеннолетних. 70% из них сосредоточены в следующих городах: Иерусалим (265 тысяч), Бней-Брак (171 тысяча), Модиин-Илит (76 тысяч), Бейт-Шемеш (74 тысячи), Бейтар-Илит (59 тысяч), Ашдод (52 тысячи), Эльад (48 тысяч) и Петах-Тиква (28 тысяч). Религиозные ультраортодоксы делятся на множество течений, которые объединяет целый ряд общих черт:

  1. Неприятие современного еврейского государства – от полного отрицания его легитимности до вынужденного сотрудничества с его органами.
  2. Как следствие – отказ от службы в ЦАХАЛе и даже от альтернативной гражданской службы. Многочисленные государственные программы, направленные на стимулирование призыва ультраортодоксов, фактически провалились. Они открыто бойкотируются большинством ультраортодоксальных течений. Сколько-нибудь заметное число идущих на службу в армию есть лишь среди сефардских ультраортодоксов. При этом статус отслуживших в армии в ультраортодоксальном обществе крайне низок – вплоть до бойкота и преследований. Иногда в качестве служащих в армии ультраортодоксов представляют любавических хасидов (ХАБАД). Однако это религиозное течение резко отличается по целому ряду параметров от ультараортодоксов и во много близко к религиозным сионистам.
  3. Как следствие – отказ от современной системы образования. В Израиле существует наряду с государственной (светской) и государственно-религиозной (религиозно-сионистской) системой образования также «независимое религиозное образование». Под этим термином подразумевается ультраортодоксальное религиозное образование, выпускники школ которого (прежде всего, юноши), как правило, не получают сколько-нибудь серьезной подготовки по таким предметам, как математика, английский язык и т.п., а потому не получают и аттестатов зрелости.
  4. Как следствие – подавляющее большинство религиозных ультраортодоксов (прежде всего, мужчин) не имеет образования, позволяющего им успешно интегрироваться в израильский рынок труда. Это усугубляется тем, что в качестве идеала ультраортодоксальное религиозное общество выдвигает изучение мужчинами Торы, без отвлечения на службу в армию и работу.
  5. Как следствие – средний уровень дохода в ультраортодоксальном обществе очень низок. Это усугубляется многодетностью ультраортодоксальных религиозных семей. В результате религиозные ультраортодоксы, как ни один другой сектор населения Израиля зависят от государственных пособий. При этом следует учитывать, что пособия выплачиваются из сумм, собираемых в качестве налогов с тех, кто работает, то есть в первую очередь – с неультраортодоксов.
  6. Ультраортодоксальные религиозные общины сумели превратить свой демографический вес в политическую силу. Они представлены в Кнессете ашкеназским блоком «Еврейство Торы» и сефардской партией ШАС, которые практически всегда входят в правящие коалиции и принимают самое активное участие в дележе бюджетного пирога вне зависимости от того, кто в данный момент находится у власти – правые или левые (то есть, противники или сторонники территориальных уступок арабам). Вот уже четверть века под безраздельным контролем ультраортодоксов находится Главный раввинат, созданный 100 лет назад сионистами.

Такая система сложилось уже достаточно давно, однако в последние годы ситуация еще более обострилась. Премьер-министр Биньямин Нетаньяху и возглавляемая им крупнейшая израильская партия Ликуд удерживаются сейчас у власти, прежде всего, если не исключительно, благодаря союзу с ультарортодоксальными религиозными партиями. Фактически все остальные израильские партии сейчас находятся в оппозиции. Пользуясь такой зависимостью премьер-министра от них, религиозные ультраортодоксы постоянно демонстрируют всем остальным израильтянам, что они являются «государством в государстве». В частности, они открыто игнорируют введенные правительством (членами которого являются и их представители) ограничения, вызванные пандемией коронавируса: они не закрывают свои учебные заведения, они проводят многолюдные свадьбы и т.д. и т.п. Попытки полиции заставить их соблюдать эти ограничения ведут к весьма активному сопротивлению, после чего полиция получает распоряжение свыше быть «помягче» с ультраортодоксами. В результате, несмотря на то, что Израиль находится на первом месте в мире во всем, что касается вакцинации населения против коронавируса, он все еще не в состоянии вырваться из кризиса, вызванного этой эпидемией.

Таков фон, на котором идет нынешняя предвыборная кампания в Израиле. Со стороны оппозиции – не важно, правой, левой или центристской – предостережения, что «наши дети будут не в состоянии прокормить их (ультраортодоксов) детей» и требования создать «правительство без ультраортодоксов». С другой стороны – утверждения, что идет борьба против иудейской религии как таковой и что все, кто выступает против союза Ликуда и религиозных ультраортодоксов, — антисемиты.

В определенном смысле Биньямин Нетаньяху загнал себя в тупик. С одной стороны, разрыв союза с религиозными ультраортодоксами для него сейчас уже невозможен. Это вопрос его политического выживания. С другой стороны, этот принимающий все более уродливые формы союз отталкивает от Ликуда все больше избирателей и все более сплачивает противостоящую ему оппозицию (преимущественно правую и центристскую). Даже если оппозиции не удастся отстранить блок Ликуда и религиозных ультраортодоксов от власти в результате уже четвертых подряд досрочных выборов в Кнессет, нет сомнения в том, что в скором времени последуют пятые досрочные выборы.

51.66MB | MySQL:101 | 0,345sec