Об интенсификации сотрудничества Израиля с Австралией

Дипломатические успехи, достигнутые благодаря поддержке предыдущей администрации США, дали старт масштабному процессу нормализации контактов между Израилем и его соседями. Дополнительно ближневосточная страна была вписана в договоренности Сербии и Косово, что вылилось в официальное установление отношений между Иерусалимом и Приштиной. Все эти заметные шаги, сделанные в относительно сжатые сроки, во многом вытеснили на второй план другие направления израильской внешнеполитической и внешнеэкономической активности. Вместе с тем для правительства государства не теряют своей актуальности такие задачи, как рост экономики, критически важный на фоне борьбы с COVID-19, а также получение поддержки в международных организациях. Эти и ряд других соображений регионального и глобального характера подталкивают к сближению Израиль и Австралию.

Наиболее актуальным с точки зрения двух сторон в настоящий момент является экономическое измерение сотрудничества. Согласно недавним заявлениям австралийского министра торговли Д.Техана, к июлю текущего года Канберра готова завершить подготовку технико-экономического обоснования для дальнейшего подписания соглашения о свободной торговле с Иерусалимом. К концу года могут быть достигнуты ощутимые результаты в рамках основного переговорного процесса.

Ожидается, что ключевыми компонентами будущих договоренностей станут пункты, касающиеся инноваций и кибербезопасности, где уже есть определенная база в виде, к примеру, созданного в 2016 г. в Тель-Авиве австралийского инкубатора для стартапов Australia Landing Pad, обеспечивающего им доступ к израильским достижениям и возможность установления прямых контактов с потенциальными партнерами по всему миру, которые также имеют офисы на израильской территории. Планируется, что параллельно с подготовительным этапом работы над соглашением будут интенсифицированы контакты бизнес-сообществ. Содействие в этом деле Канберра ожидает от Австралийско-израильской торговой палаты и Торговой палаты Израиля.

Впрочем, и без того, по мнению израильских экспертов, очевидно, что интерес предпринимателей двух стран по отношению друг к другу высок. По статистике за 2019 г. (объективно оценивать 2020 г. сложно по причине действовавших ограничений на передвижения), порядка 40 австралийских бизнес-миссий были отправлены в Израиль. Выпускниками Australia Landing Pad стали более 80 стартапов. В свою очередь, 20 израильских компаний успешно прошли листинг на Австралийской фондовой бирже. В марте 2019 г. стороны подписали соглашение в сфере налогообложения, призванное снять ряд барьеров во взаимной торговле.

Серьезный потенциал с точки зрения возможности воздействовать на соглашение между Израилем и Австралией имеет географический фактор. С одной стороны, несмотря не интерес к Иерусалиму, в Канберре подчеркивают, что на текущем этапе первостепенное значение имеют Лондон и Брюссель. Соответственно, на ход австралийско-израильского переговорного процесса могут повлиять не только барьеры в двусторонних отношениях, но и трудности австралийского правительства с ЕС и Великобританией. Впрочем, такая ситуация несет в себе и потенциальные плюсы, связанные с тем, что Соединенным Королевством Израиль также воспринимается в качестве одного из ключевых партнеров, с которыми необходимо скорейшее оформление соглашения о преференциальной торговле после Brexit.

С другой стороны, в конце прошлого года Австралия стала подписантом соглашения о зоне свободной торговли в Азиатско-Тихоокеанском регионе, куда помимо нее вошли Китай, Япония, Южная Корея, Новая Зеландия и еще 10 государств. При этом любопытно, что отношения Канберры и Пекина имеют конфликтный характер, а участие в упомянутой сделке стало прежде всего одним из способов за счет диверсификации каналов экспорта и импорта снизить потери от текущего кризиса, спровоцированного пандемией коронавируса. Данный факт позволяет израильской стороне ссылаться на то, что сближение с Австралией при минимальных геополитических рисках, связанных с КНР, которых опасалась администрация Д.Трампа, может способствовать закреплению государства в регионе и установлению многосторонних партнерских отношений. Судя по тому, что риторика нового американского президента Дж.Байдена в отношении Пекина остается жесткой, следование названному курсу сохраняет актуальность.

Интересна ситуация и в связи с влиянием  COVID-19 на экономики двух стран. Если, как было сказано выше, Австралия ищет способы снизить потери, то израильская сторона за счет этой кооперации, наоборот, выводит на новый уровень свою отрасль кибербезопасности, которая получила глобальный импульс на фоне пандемии. Примечательно и то, что аналогичный интерес к этому израильскому сектору проявляют, к примеру, в Великобритании. Вторым важным направлением взаимодействия в будущем способна оказаться медицина. Прежде всего, подобный вывод вытекает из того, что в Австралии действуют стандарты клинических исследований, схожие с американскими, европейскими и японскими. Ранее, руководствуясь данным обстоятельством, часть исследований в Австралии проводил израильский производитель малоинвазивных хирургических инструментов Medigus, теперь не исключено, что подобный шаг потребуется разработчикам израильской вакцины от COVID-19 для ее последующего распространения в мире.

При заметном акценте на экономике, в австралийско-израильском диалоге есть место и важному для Израиля компоненту, касающемуся палестинской проблемы и ее рассмотрения на площадках международных организаций. Во первых, упоминавшийся выше Д.Техан подчеркнул, что ближневосточный конфликт не сможет стать препятствием для наращивания внешнеэкономических связей с Израилем. Этим он косвенно подтвердил тенденцию на эрозию палестинского вопроса, отмечаемую на всех уровнях и наиболее заметную на примере нормализации с ближневосточными умеренными режимами.

Впрочем, важнее, пожалуй, активность Австралии в БАПОР, а точнее, против нее. Сначала Канберра, стараясь не привлекать внимания к своему решению, вдвое урезала взносы в бюджет Агентства, отразив эти данные лишь в бюджете страны. Эксперты сочли этот шаг спровоцированным экономической ситуацией, а местные еврейские организации поддержали, усмотрев  в нем борьбу с нецелевым расходованием средств и поддержанием ничем не обоснованного наследственного статуса беженцев. Затем, основываясь на израильских материалах, свидетельствующих об использовании в образовательных материалах БАПОР информации, носящей антисемитскую и подстрекательскую информацию, правительство начало расследование. Помимо Австралии активность в отношении ситуации проявили Канада и Великобритания.

Таким образом, несмотря на то, что Австралия не входит в число наиболее важных для израильской внешней политики направлений, ее значение во внешнеэкономической деятельности и дипломатии ближневосточной страны возрастает. Однако, на текущем этапе, как кажется, определяющую роль играют не столько двусторонние отношения, а перспективы совместной работы с привлечением игроков Азиатско-Тихоокеанского региона, а также единый политический фронт, который с участием Австралии может поддержать Израиль в условиях смены курса США по палестинской проблеме и вопросу финансирования БАПОР.

55.89MB | MySQL:107 | 0,434sec