Израильские эксперты о ситуации вокруг Ирана и политике Израиля. Часть 3

Состав новой администрации Байдена и ее намерение возобновить ядерную сделку с Ираном от 2015 г. с небольшими изменениями вызывает серьезное беспокойство в Израиле и среди произраильских экспертов в США.

По мнению Дэна Шуфтана, руководителя Международной магистерской программы исследований в области национальной безопасности Хайфского университета, «возвращение США к Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД), по сути, означает принятие заявки Ирана на доминирование в регионе».

Израиль сталкивается с иранской угрозой, которая может стать экзистенциальной. На данный момент ее можно было бы контролировать с помощью санкций, которые ослабляют аятолл, сдерживания иранской агрессии в Сирии посредством ограниченной превентивной войны и усиления израильско-американской координации. Однако администрация Байдена хочет заключить с Ираном сделку, которая лишит это уравнение ключевых элементов.

Шуфтан отмечает, что в свое время администрация Обамы фактически согласилась с усилиями Ирана по достижению регионального господства в обмен на временное и частичное сокращение его ядерной программы. Теперь президент Джо Байден хочет, чтобы США вернулись к такому шаблону действий, хотя и с небольшими изменениями. Иран уловил страстное желание американцев заключить сделку, а также то, что Байден не видит проблемы в сильном Иране и не считает, что его нужно ослаблять.

Израилю стоит сильно беспокоиться хотя бы по той причине, что посланником Байдена по Ирану назначен дипломат Роберт Малли, который, по словам Шуфтана, «имеет большой опыт проведения недружественной политики по отношению к Израилю и встает на сторону радикальных врагов еврейского государства (в том числе во время провального саммита в Кемп-Дэвиде между Израилем и палестинцами в 2000 г.)» По мнению Шуфтана, «это все, что вам нужно знать о позиции президента США. Если бы Байден хотел завоевать доверие Израиля и его арабских союзников, он дважды бы подумал, прежде чем назначить Малли»[i].

Назначение Малли возмутило также д-ра Мордехая Кедара, подполковника запаса, старшего научного сотрудника Центра стратегических исследований Бегин-Садат при Бар-Иланском университете. Организация «Крайсис Груп», ранее возглавляемая Малли, недавно опубликовала документ, в котором Соединенным Штатам и Ирану предлагается схема возвращения в СВПД, начиная с издания соответствующего указа. Это назначение ставит Малли на ключевую позицию, позволяющую ему оказывать огромное влияние на Ближний Восток в целом, поскольку иранский вопрос также связан с Саудовской Аравией, Израилем и, косвенно, с палестинским вопросом. Этот шаг администрации рассматривается как попытка свести на нет все, что бывший президент Дональд Трамп сделал на Ближнем Востоке, даже в тех случаях, когда его действия привели к положительным результатам.

Кедар полагает, что помимо стремления вернуться к СВПД, «Малли будет призывать США отменить санкции против Ирана как можно скорее и освободить режим в Тегеране от любых других обязательств, в том числе в отношении баллистических ракет большого радиуса действия, а также закрыть глаза на его деструктивное вмешательство в дела других стран. Малли будет стремиться вернуть Тегерану военную и политическую мощь, которой он обладал во времена президента Обамы, несмотря на бедствия, которые этот режим нанес гражданам Ирана и всему региону».

«Израиль – не единственная жертва этой предполагаемой политики», – пишет Кедар. По его мнению, от этого пострадает иранский народ. Он вообще считает, что политика новой администрации США в отношении Ирана попирает принципы прав человека и гражданских свобод, которые она стремится продвигать во всем мире.

По словам Кедара, «любой, кто хоть немного знает историю Ирана, помнит, что эта страна находилась под властью шаха до конца 1978 г., а с начала 1979 г.  – под властью аятолл. Правительство шаха было националистической диктатурой, вызвавшей гнев американских либеральных кругов. В результате президент Джимми Картер решил прекратить поддержку режима, когда в 1978 г. против шаха начались массовые акции протеста. Тогда Картер проявил заботу о правах человека в Иране. Столкнувшись с насильственными внутренними протестами при отсутствии поддержки со стороны США, шах покинул Иран. В результате образовалась Исламская Республика аятоллы Хомейни, которая, как вскоре выяснилось, стала гораздо худшей диктатурой, чем правительство шаха».

Кедар выделяет два основных уровня угнетения населения Ирана: личное и коллективное. На личном уровне каждый гражданин Ирана знает, что произойдет, если он выступит против правительства или разместит соответствующий пост в социальных сетях. В лучшем случае он будет заключен в тюрьму и подвергнется пыткам; в худшем – казнен. «В тюрьмах насилуют женщин, уличенных в демонстрациях против режима», – пишет израильский эксперт.

Коллективное угнетение основывается на том факте, что Иран состоит из нескольких этнических групп. Персы, представляющие собой привилегированную гегемонистскую группу, составляют около половины населения. Другая половина – это белуджи, курды, азербайджанцы, арабы, туркмены, каспийцы, казахи, луры, бахтиары и другие. Эти группы вынуждены жить под властью персов, которые пресекают любые попытки самоопределения или развития местной культуры, наследия или языка.

Израильский эксперт усмотрел абсурдность ситуации. Она заключается в том, что американская поддержка аятоллы – это, по сути, поддержка репрессивного режима, который не признает ни права человека на личном уровне, ни этнонациональные права на коллективном уровне. Эта поддержка прямо противоречит базовым американским ценностям и, конечно же, не соответствует заявленной повестке дня Демократической партии США.

По мнению Кедара, вопрос, стоящий перед Израилем, заключается в том, должен ли он действовать как пророк, предупреждающий новую администрацию США о недостатках и внутренних противоречиях ее политики, или подчиниться свершившемуся факту и принять заблуждения Малли и других новых членов администрации и Госдепартамента США. По его мнению, ответ на этот вопрос будет дан на предстоящих в марте выборах в Израиле[ii].

Йоав Лимор, ветеран израильской журналистики и аналитик по вопросам безопасности, полагает, что прошедшие недели стали последним гвоздем в крышку гроба с оптимизмом, который Израиль испытывал в отношении Ирана в течение прошедшего года. Все те, кто ожидали падения режима в Тегеране или того, что Исламская Республика изменит свою стратегию, столкнулись с противоположной реальностью: приближение Ирана к ядерной бомбе, активизация иранских террористических ячеек по всему миру, поставки современного оружия в Сирию[iii].

По словам Лимора, «несмотря на пандемию коронавируса, санкции и тяжелую экономическую ситуацию, Иран был, есть и останется таким же воинственным и подрывающим регион, как всегда, с неистовым аппетитом к действиям, что вызывает (оправданную) озабоченность в Израиле». Все началось с попытки нападения возле посольства Израиля в Нью-Дели. Иран имеет впечатляющую террористическую сеть по всему миру, которую контролируют силы «Аль-Кудс», спецподразделения Корпуса стражей исламской революции.

Помимо жажды мести американцам, израильтянам и умеренным арабским государствам за «Авраамовы соглашения», наибольшее беспокойство, полагает Лимор, вызывает деятельность Ирана в Сирии, в частности, поставки оружия, предназначенного «Хизбалле» или другим проиранским ополченцам, действующим в Сирии. Серия израильских авиаударов по сирийской территории в последние недели указывает на то, что Иран вновь активизировался, т.к. уверен в себе и чувствует безнаказанность.

Отмечается, что логика администрации Байдена поразительно похожа на ту, которой придерживался Вашингтон накануне подписания сделки в 2015 г. – сдержать Иран дипломатическими методами. В Израиле официальные лица не согласны с таким подходом и убеждены, что единственный способ сдержать Иран – это продолжать загонять его в угол (проводя кампанию «максимального давления» экономическими санкциями), при этом угрожая нанести удар по иранским ядерным объектам.

По мнению Лимора, эффективность такого подхода не совсем очевидна. Хотя Ирану нанесен серьезный экономический ущерб, он продемонстрировал впечатляющую способность выдерживать удары, оставаться на ногах и продолжать достигать поставленных целей. Учитывая новую политику США и поведение Тегерана, Израиль должен действовать быстро. Заявления о рассмотрении возможности нанесения авиаударов хороши для газетных заголовков, но они непрактичны на данном этапе, тем более, когда американцы и иранцы ведут диалог.

Лимор считает, что в отличие от ситуации с «Хизбаллой» в Ливане, Израиль должен теперь сделать выбор в пользу диалога с новой администрацией США. По его словам, «израильскому руководству следует оставить напыщенные речи и проводить сдержанную дипломатию. Несмотря на холодный ветер, дующий из Белого дома на премьер-министра Биньямина Нетаньяху, на местах (в Министерстве обороны и иностранных дел, ЦАХАЛе и Моссаде) налажены превосходные рабочие отношения, которые могут служить мостом для налаживания здорового общения. С их помощью  Израиль может озвучить свою озабоченность по иранскому вопросу».

В Израиле убеждены, отмечает Лимор, что продление ядерной сделки является предрешенным вопросом не потому, что новая администрация считает это самой важной проблемой в мире, а потому, что она хочет избавиться от головной боли и сосредоточиться на более насущных вопросах, таких как коронавирус и экономика. Следовательно, борьба Израиля должна быть направлена не на саму ядерную сделку, а на ее характер: что она включает и что исключает. Должно быть понимание того, что Израиль не получит все, что хочет.

Ситуацию вокруг Ирана рассматривает политический обозреватель израильских мейнстримовских СМИ Исраэль Каснет. В статье под названием «Некоторые западные лидеры «оторваны от реальности» в отношении палестинцев, Ирана» он приводит мнение Лена Ходорковского, бывшего заместителя помощника госсекретаря по цифровой стратегии и старшего советника специального представителя США по Ирану в администрации Трампа.

Ходорковский, в унисон упомянутым выше израильским экспертам, отмечает, что есть «веская причина» с подозрением относиться к должностным лицам в администрации Байдена, которые раньше уже работали на Ближнем Востоке, потому что «их послужной список просто катастрофический». Роберт Малли, новый посланник Байдена по Ирану, и первый заместитель госсекретаря США Венди Шерман были активно вовлечены в ядерную сделку с Ираном в 2015 г., и их возвращение на влиятельные позиции вызывает опасения, что они снова попытаются любой ценой замирить Иран. Однако, по словам Ходорковского, за последние 4 года на Ближнем Востоке произошли серьезные изменения, и нельзя «просто вернуть джинна в бутылку».

Ситуация в регионе действительно претерпевает существенные изменения, о чем свидетельствуют  «Авраамовы соглашения» между Израилем и рядом арабских стран. Ходорковский и Виктория Коутс (старший научный сотрудник американского Центра политики безопасности и бывший заместитель советника по национальной безопасности по делам Ближнего Востока и Северной Африки) написали статью, в которой говорится о том, что «Авраамовы соглашения» могут стать образцом для мира Израиля с Ираном в недалеком будущем.

Они отмечают «огромную пропасть между тем, что делает иранский режим, и тем, как он чувствует себя по отношению к Израилю, США и Западу в целом, а также тем, как люди в Иране относятся к США и Израилю». Говорится о том, что «одним из столпов нашей политики было усиление связи с иранским народом в обход иранского режима». «Идея о том, что будущий мир возможен между народами Ирана и Израиля, не так уж надумана», – утверждают Ходорковский и Коутс.

Учитывая древнюю связь иранского и еврейского народов со времен персидского правителя Кира Великого, мирное соглашение между Ираном и Израилем можно назвать «Соглашением Кира» по аналогии с «Авраамовыми соглашениями», подписанными Израилем с ОАЭ, Бахрейном, Марокко и Суданом. «Придет день, когда этот режим больше не будет у власти», – говорится в статье. «Этот день может наступить раньше, чем мы думаем».

По словам Коутс, администрация Трампа «инициировала фундаментальный сдвиг» с точки зрения видения Израиля не раздражителем, а «ключевым положительным фактором во взаимодействии США с Ближним Востоком». «Это то, что изменило игру», – сказала она. Поэтому администрация Байдена поступит глупо, если попытается прибегнуть к устаревшей и уже опровергнутой политике на Ближнем Востоке. «Вы не можете повернуть время вспять».  По словам Коутс, высокопоставленные чиновники администрации Байдена «на словах поддерживают «Авраамовы соглашения», но их действия противоположны». Их подход «оторван от реальности». Чиновники администрации Байдена «считают нынешнюю ситуацию в Иране неизбежной, поэтому нужно приспособиться к нынешнему режиму». И это, по ее словам, «должно глубоко беспокоить всех нас» [США и Израиль][iv].

[i] The Iranian threat, the American problem // Israel Hayom. 04.02.2021 -https://www.israelhayom.com/opinions/the-iranian-threat-the-american-problem/

[ii] The Double Whammy of the New US Envoy for Iranian Affairs // Besacenter. 04.02.2021 — https://besacenter.org/perspectives-papers/robert-malley-iran-envoy/

[iii] New White House, new reality on Iranian front // Israel Hayom. 05.02.2021 -https://www.israelhayom.com/opinions/new-white-house-new-reality-on-iranian-front/

[iv] Some Western leaders are ‘divorced from reality’ with regard to Palestinians, Iran // JNS. 05.02.2021 -https://www.jns.org/some-western-leaders-are-divorced-from-reality-with-regard-to-palestinians-iran/

55.9MB | MySQL:105 | 0,492sec